Успеть до свадьбы

Страница: 6 из 7

ногти. Его пользовал здоровый кобель, наваливаясь со спины, быстро дергая бедрами, и это было унизительно, страшно и сладко; так сладко, как никогда еще не.

Когда узел вошел внутрь его задницы, Макс вскрикнул от боли. Соскочить с его спины и развернуться псу не позволили — Гера придержал Бисквита, обхватывая его за мохнатую шею, и Макс застонал, чувствуя, как узел распирает его изнутри, как наполняет обильно и непрерывно стекающей спермой, и как в ней ерзает гладкий собачий член.

Каждый знаток-зоофил в своем блоге предупреждал, что замок — это надолго. Что пес будет ерзать по твоей спине минута за минутой, не отпуская тебя, не слезая с тебя, раздирая тебя изнутри здоровенным хуем. Но почему-то никто не сказал, как быстро пролетает каждая минута, если внутри тебя так тесно и жарко пульсирует собачий член. Максу хотелось выть, стонать и лезть на стену от восторга.

... а потом все закончилось, собачий узел опал, и Бисквит соскочил, сочтя свою работу завершенной.

Макс остался на полу, дрожащими руками упираясь в ковер, с раскрытой до предела дыркой и обильно стекающей по ногам спермой. Гера отпихнул пса коленом и бухнулся рядом, обхватывая Макса за голову, пропуская его волосы сквозь пальцы и пытаясь привести в себя.

— У нас получилось!

Макс моргнул и неловко схватился за чужие руки. Задница болела, по ногам текло без остановки — страшно подумать, сколько Бисквит в него спустил.

— У нас получилось.

— У нас получилось!

— У нас получилось!

— Ты самый ебнутый сукин сын по эту сторону океана!

— Ты утверждаешь или спрашиваешь?

— Утверждаю!

Макс попытался встать, но колени не выдержали.

— А я читал, что один парень из Питера сделал это с конем и...

— Мы не будем делать этого с конем, — отрезал Гера.

— Нет, мы определенно не будем, — согласился Макс.

— В душ?

— Только если ты мне поможешь.

* * *

Весеннее утро пахло одуряюще — свежей травой, солнцем и ветром.

Хаски бодро прошлепал по лужам и убежал в кусты — пугать птичек и мелкорослых болонок, к каждой из которых прилагалась такая же трусливая хозяйка.

— И как оно? — хохотнул Гера. — После секса с собакой?

— Это особенный тип связи, — с пиететом сообщил Макс. — Я теперь по-настоящему полно, по-настоящему глубоко понимаю каждое его желание и...

— Правда?

— Конечно нет, — заржал Макс. — Ну потрахался я с псом, и что теперь?

Парк потихоньку заполнялся утренним контингентом — дюжиной собачников, парой мамаш с колясками и даже одной кошатницей с крупной сиамкой на поводке. Макс шел, сунув ладонь в задний карман чужих джинсов, и крепко держал Геру за задницу. Со стороны они выглядели, как пара нетрезвых чуваков, только что выбравшихся с вечеринки.

К счастью, Макс был трезв как никогда.

Полностью трезв и абсолютно счастлив.

— Что там осталось?

— То, что ты не сможешь выполнить, — Гера зашуршал списком. Тот выглядел мятым и потрепанным, словно им пользовались уже год. — Смотри...

— «Отрастить козлиную бородку». Ну, у меня еще целый месяц.

— А это?

— «Заняться сексом на пляже»?

— Не то время года.

— А может...

— Нет! — Гера пихнул его в живот, призывая к конструктиву. — Дальше — «Раздолбать молотком зависший компьютер».

— Ну, вообще-то...

— Даже не думай.

— Он у тебя глючный!

— Я не дам расхреначить свой ноут.

— «Записать оргазменные крики подружки и использовать их в качестве приветствия на автоответчике»?

— Благодаря порнушке, которую нам вчера скинула Маша, оргазменные крики подружки у тебя есть...

— Ну так...

— Но ставить их себе на автоответчик я не дам.

Макс засмеялся и внезапно обхватил ладонями чужое лицо. Гера был ниже его — он взглянул снизу вверх с ноткой возмущения и удивления. Его глаза так и остались возмущенными, когда Макс его поцеловал.

— Спасибо.

— За что?

Макс отстранился и пожал плечами.

— За мальчишник.

Из кустов заорали — Бисквит нашел бомжа, и Гера помчался выяснять обстановку.

Макс смотрел ему вслед, сунув руки в карманы, и уже не улыбался.

* * *

— Наш последний вечер! — Гера чокнулся с Максом и выпил, озадаченно крякнув. — Это что за дрянь?

— Это пункт номер сорок.

— Какая мерзость.

Макс отвратительно себя чувствовал.

Ныли не синяки и не растянутая задница — ныло то, что он с натяжкой мог бы назвать душой.

Гера ругал Бисквита и закусывал выпивку долькой апельсина, присыпанной молотым кофе. Для нормального «Николашки» у него на кухне не нашлось лимона и сахарной пудры, но, как известно, голь на выдумки хитра.

— Завтра к жене? — спросил он, вытерев губы кулаком. Щепотка кофе осталась у него на щеке, и Макс слизнул её, придержав голову Геры ладонью.

— Сегодня.

— Сегодня?

Макс опустил глаза.

Сегодня. Он обещал своей любимой женщине. Надя, его Надюшка — баба-огонь с пошлыми шутками и коротко стриженными белыми волосами. В отличие от Геры, у нее это была не седина.

— Скучал по ней?

— Да.

Нет.

Макс вцепился в его плечи, как в спасательный круг. Поцеловал, задыхаясь, но все равно толкаясь в чужой рот языком, зашарил руками по горячему телу и вжикнул молнией, пытаясь стащить штаны вместе с трусами.

— На посошок? — хмыкнул Гера, но отпихивать не стал. Напротив, подцепил большими пальцами резинку боксеров, помогая бодрому, крепко вставшему члену выпрыгнуть наружу. Сбросил штаны вместе с бельем, лениво дрыгнув ногой, и взялся за края чужой футболки.

На то, чтобы добраться до кровати и избавиться от остатков одежды, им потребовалось меньше минуты. Макс потянулся, демонстрируя себя — тощее сильное тело и возбужденный член, почти прижатый к животу. Гера засмеялся и опрокинул его на себя, падая на кровать и раздвигая ноги. Обхватил обеими руками и укусил за мочку уха, больно оттягивая, с удовольствием потираясь членом о член.

— Вставь мне.

Макс застонал, ерзая гладкой напряженной головкой между чужих ягодиц, и Гера притянул его к себе, в предвкушении закусывая губы и скрещивая щиколотки на чужой заднице. Макс толкнулся бедрами, преодолевая сопротивление мышц и проталкиваясь внутрь, и Гера протестующе царапнул пальцами его бока. Медленно провел ладонями снизу вверх, от узких бедер до уязвимых подмышек, и притянул к себе, обнимая любовника и прижимаясь губами к губам, даже глаза закрыв от удовольствия. Макс двигался в нем — плавно и размеренно, и Гера стонал, задыхаясь от мучительного, изнуряющего, бросающего в жар чувства заполненности, из-за которого так тяжело и сладко ныло внизу живота. Стиснул коленями чужие бедра, принимая в себя — как всегда, как в первый и последний раз, глубоко и старательно.

Макс вошел до упора — всеми своими немалыми сантиметрами, и Гера рыкнул, тут же обхватывая ладонями его лицо, жадно целуя, сталкиваясь языками так злобно, словно решил сразу после поцелуя дать Максу в зубы. Насадился резче — и внезапно спихнул Макса с себя, раздвигая ноги и позволяя его члену полностью выскользнуть. Не теряя ни секунды, перекатился по кровати и навалился сверху, быстро и грубо раздвигая чужие колени. Поцеловал Макса снова. И снова, наугад толкаясь бедрами; и еще раз, опуская к паху руку и помогая себе, направляя член и втискиваясь гладкой горячей головкой.

Макс ошеломленно ахнул и застонал в его рот, попытавшись спихнуть с себя.

— Сволочь!

Гера засмеялся и с силой двинул бедрами, упираясь руками в постель. Челка упала ему на лицо, но он не обратил внимания, бодро задвигавшись, встискиваясь между ягодиц каждым сантиметром крепкого, увитого венами члена. Макс застонал, мстительно пройдясь ногтями по его спине, оставляя на коже яркие полосы, но и это Геру не расстроило — он хрипло вздохнул, с силой толкнувшись бедрами, целуя Макса в щеки и распахнутый рот, но, кажется, даже не чувствуя ...  Читать дальше →

Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх