Штука. Часть 1

  1. Штука. Часть 1
  2. Штука. Часть 2
  3. Штука. Часть 3
  4. Штука. Часть 4
  5. Штука. Часть 5

Страница: 1 из 3

Как обычно моя дылда сестра заняла ванную. Здоровенная дура, ей в универ к девяти, а мне уже через пол часа в школе нужно быть.

— Открой! Ты там уже час, — я стукнул в дверь ванны. — Хватит марафетиться, как была лошадью, так и останешься!

Я крикнул это прямо в щель между дверью, и несмотря на шум воды Катька это сто процентов услышала. По крайне мерее, я на это надеялся.

— Сосем стыд потерял! — раздался мамин голос сзади, — Со старшей сестрой так разговаривать!

Я охнул, и от звуков ее громового голоса повернулся как флюгер на ветру. Зажмурился ожидая крепкого подзатыльника. Но вроде нет, пронесло. Я открыл глаза. Анастасия — моя мама, стояла, вперев руки в боки и грозно смотрела на меня.

— Ты ведь мальчик, а она девочка, да еще и твоя сестра, а ты так себя ведешь! — она погрозила пальцем, — Ты ведь мужчина!

— Ма! Она там уже сколько! Опять ты ее защищаешь, ведь..

— Цыц! — мама строго погрозила мне пальцем. — Веди себя как мужчина!

Я был готов взорваться, но закрыл рот, вот-вот и у меня из ушей пойдет пар. Но что делать? Рука у мамы была тяжелая да и вообще, она была крепкой тетенькой.

Мама вчера вернулась поздно, из-за спортивной аттестации своих подопечных. А сегодня она хотела хорошенько выспаться. Но вместо будильника ее разбудила перепалка сына и дочки.

— Оба взрослые — ей 19, тебе 18, а все никак не успокоитесь. Как маленькие. Я попросила вчера — дайте мне поспать!

Ее зеленые глаза метали молнии. Темные, отливающие синевой волосы, после сна были растрепанные, и от этого она казалась еще более грозной. Я смотрел не нее сверху вниз и чуть сжался, ожидая подзатыльника. Мама женщина высокая и сильная. Еще бы, чемпионка страны по гимнастике в молодости. И это наследия было видно не только в изгибах ее тела, но и крепости подзатыльников.

Пока мать размахивала пальцем у меня перед носом и ругалась, меня не покидало ощущение чего-то странного в ее облике.

И ту до меня дошло.

У моей мамы есть халат с замысловатыми иероглифами, и у моей сестры есть такой же. Но в мамин халат поместятся две мои длинные сестры. Сейчас же все вышло наоборот. Наша мать, услышав ругань ее детей, вскочила, спросонья перепутала и надела халат Юльки. Халат, который буквально трещал под напором роскошных форм моей мамы.

Ткань плотно облегала ее тело. Поясок обхватывал тонкую талию. Благодаря спортивной молодости она в свои 45, все также обладала великолепной фигурой.

Размахивая руками, она не заметила, как края халата разъехались на ее грудях. Я понимал, нужно отвести взгляд, я ведь ее сын, а сыну не положено пялиться в ложбинку между маминых сисек.

Но я не мог ничего с собой поделать. Я должен был сказать маме, что бы запахнулась, но вместо этого стоял и таращился на большие материнские сиськи, еле прикрытые халатом сестры. Еще чуть-чуть и они вываляться из него прямо перед моим лицом, во всем своем зрелом великолепии.

—... Вы все поняли молодой человек? — спросила она, не замечая своих полуобнажённых, непослушных грудей. Еще чуть-чуть и я увижу ее соски.

« Хватит пялится! Это же мама!» пронеслось меня в голове. Да это было плохо. Нельзя!

Я опустил глаза, но лучше не стало. Крутые, гладкие мамины бедра сверкали из под коротенького подола. Большие, упругие, плавно перетекающие в изящную голень и далее в ступню с аккуратными пальчиками.

— Да, понял — кивнул я, смотря исподлобья.

— Очень на это надеюсь, — она развернулась и пошла обратно в спальню. Ее пышные ягодицы подрагивали и перекатывались под халатом.

Я ругал себя, наблюдая за походкой своей мамы и гипнотическими движениями ее зада под тканью.

— Дурак! — процедил я, — больной извращенец! — я громко выдохнул, пытаясь привести в порядок мысли. С одной стороны было жутко стыдно. С другой стороны, я успокаивал себя тем, что моя мама очень красивая женщина. Брюнетка с зелеными глазами, с сиськами четвертого размера, с пышными бёдрами, и соблазнительной большой задницей, которая бывает только у сочных женщин за сорок, с изящными...

«Черт!» Я опять обругал себя. «Сиськи! Задница! Разве можно так о своей матери!»

Свист мокрого полотенца и боль в голой спине. Я был почти рад, когда сестра, подкравшись шлёпнула, разбив мои неприличные мысли.

— Не спи! Пигмей! — злобно захихикав, она отпустила еще один свистящий удар мокрым полотенцем.

Это было обидное прозвище, но в семье я был самого маленького роста. Мать и сестра были крупные, из-за длинных ног. А когда Катька стала заниматься художественной гимнастикой, по наставлению мамы, так вообще вытянулась еще сильнее.

— Ах ты су... Мам!!! — но в следующую секунду она набросила влажную махровую ткань мне на голову и исчезла на кухне.

Я сдернул полотенце с головы, растрёпанный, взъерошенный и злой. По крайнее мерее, хотя бы, на какое то время, я перестал думать о том, что срывает тесный мамин халат.

Елена Владимировна, наша молодая, но строгая учительница, писала задание, ловко стуча мелом по доске. Он жалобно скрипел, когда она с холодной яростью вдавливала его дерево.

Прошло уже несколько часов после лицезрения тесного халата. Я всеми силами старался не вспоминать о роскошных формах моей мамы. Дикий стыд и возбуждение накрывали меня каждый раз.

И что бы отвлечься от нехороших мыслей, я стал разглядывать фигуру нашей учительницы.

Точно не знаю, сколько ей, вроде, чуть за тридцать. Каштановые волосы собраны в длинную косу до самой попы. Уложены так строго и аккуратно, что мне казалось я видел отражение класса в них. Черная узкая юбка обхватывала полушария упругой жопы. Ее зад чуть трясся, когда она красивыми пальцами вдавливала мел в доску и размашисто писала задание.

Я чуть приподнялся, разглядывая ее ноги в блестящих колготках и ступни на высокой шпильке.

Елена Владимировна резко повернулась. Ее грудь третьего размера, чуть подпрыгнула. Даже строгая рубашка, застегнутая на все пуговицы не могла скрыть этих аппетитных округлостей.

Поправив очки, она оглядела класс.

— Записываем. Итак, есть...

Дверь скрипнула и в класс, виновато улыбаясь вошел Митька. Я уж думал, что он решил прогулять урок. Ему и так светила двойка в четверти, а зная его, он не станет из кожи лезть, дабы ее исправить. Но нет-он пришел.

И это было странно.

— Прокудин? Какими судьбами? Учиться решил? В конце четверти? — усмехнулась Елена Владимировна, презрительно оглядывая двоечника.

— Здрасе, Елена Владимировная.

— Садись уж.

Митька кивнул и виновато, вдоль стеночки, под хихиканье класса, занял свое место рядом со мной.

Приглядевшись я увидел, как глаза его горят, а от улыбки лицо вот-вот треснет.

— Ты что такой радостный? Твоя мама на завтрак особых пирожков напекла, с особой травой? — спросил я, записывая задние, — ты бы хоть сделай вид что тебе не по херу. Елена Владимировна тебе влепит, отрабатывать будешь. Предки придут — яйца потом тебе оторвут. Ты когда им скажешь что у тебя жопа по всем фронтам? Мне твоя мать уже пару раз звонила, спрашивала, почему у вас так часто последнее время первых двух уроков не было. Завязывай.

— Да не парься, — он махнул рукой. — все заебись будет.

Митька был моим другом детства. Выдумщиком и озорником. Еще мальчишками мы все время гуляли по заброшенным местам, лазили по стройкам, искали сокровища и выдумывали истории. Сейчас же, смотрели фильмы, обсуждали девок, играли в КС. У нас была даже своя кибер-команда, но из-за учебы мне пришлось забросить это дело. А вот Митька явно не хотел расставаться с виртуальным миром. По его огромным, просто царским, мешкам под глазами, я понял, что он рубал всю ночь. Сейчас, когда школа вот-вот подойдет к концу, я очень не хотел, что бы мой друг-в целом неплохой парень, остался на обочине жизни.

— Тебе стоит подсуетиться, — я покачал головой.

— Все схвачено, — заговорщицки прошептал он, и достал непонятную хрень ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (64)

Последние рассказы автора

наверх