Утро втроем. Часть 1

  1. Утро втроем. Часть 1
  2. Утро втроем. Часть 2

Страница: 1 из 2

Утро уже настойчиво ползло в комнату сквозь задернутые шторы, но я упрямо не открывала глаза. Сладкая нега залила меня по самую макушку. Мне снилось что-то безумно эротичное, но, как назло, сновидение растворялось в светлеющей комнате, оставляя после себя только возбуждение и ощущения. Например, вот это ощущение теплой мозолистой мужской руки, касающейся моего нежного живота через тонкую ночнушку. Против воли, я с сожалением выныривала из сна. Реальность встречала меня тихими шорохами постельного белья, чужого дыхания, и неясными запахами. Я чувствовала перед собой широкую и горячую спину мужа. Нехотя разлепила веки, щурясь от яркого солнечного лучика, который все же нашел себе лазейку между ночных штор. Муж лежал в своей любимой позе — на боку, лицом к стене.

Я не сразу поняла, что ощущение руки на моем теле не исчезло вместе с остатками сновидения. Пока я мучительно пыталась заставить свои мысли собраться в кучку, рука поднялась выше и мягко накрыла грудь. Только тут я осознала, что эта рука никак не может принадлежать моему мужу, лежащему передо мной. В памяти всплыл вчерашний вечер — приезд Вити (моего школьного друга, одноклассника) и посиделки до ночи. Вспомнила, как муж, Андрей, криво согласился на его приезд. Ну, еще бы. Мало ли, кто он мне в прошлом? Пустые сомнения — просто хороший друг. Все детство вместе, как братик мне. После школы даже в институте два курса вместе отучились. Мальчики, против моих опасений, быстро раззнакомились и прилично приложились к алкоголю.

Все вставало на свои места. Сейчас я уловила, то, что игнорировала в полудреме — неровное сопение за спиной и тепло большого тела в непосредственной близости к моему. Вот откуда мой сладкий утренний сон, полный невыразимой эротики и томления! И как долго уже эта назойливая пятерня исследует мое тело?

Как странно! Никогда бы не подумала, что Витя может вызывать во мне такие эмоции. В какой-то момент нашего с ним вялотекущего знакомства, кажется уже в институте, когда у меня был пробел между бывшим парнем и будущим, я посматривала на него с точки зрения женщины. Но так и не смогла тогда ничего решить для себя, а пока я сомневалась, у меня появился новый парень, и Витя так и остался другом. Хотел ли он тогда большего? Думаю, да. Это читалось в его взгляде, в его попытках проводить со мной больше времени и в тысяче других мелочей, которые так удобно не замечать, когда хочешь остаться с парнем друзьями.

Я так давно его не видела! Помню, как искренне обрадовалась, когда он возник на пороге, и как засмущалась, осознав, что это больше не тот долговязый и угловатый парень, которого я знала. Передо мной возник уверенный в себе молодой мужчина, со спокойным, понимающим взглядом и неторопливыми манерами, исполненными достоинства. Запомнила еще взгляд мужа, перебегающий с меня на нашего гостя, немного недоверчивый, после моих рассказов о «мальчике-друге», словно он пытался определить, всю ли правду я ему рассказала, и не было ли между нами чего-то большего. Прекрасно понимаю мужа. Это, должно быть, трудно — принимать гостя, который возможно когда-то обладал твоей женой. Но ничего такого не было, правда. Странно, что вчера вечером я почувствовала сожаление по этому поводу.

Упс! Приехали! Что за мысли?

Я отчетливо помнила, что Виктора мы укладывали в зале. По крайней мере, я постелила ему там, на диване. В отличие от ребят, я была абсолютно трезвой, ибо выпила чисто символически в самом начале, за приезд и знакомство (муж до этого видел его только на фотографиях), и все. И сейчас вдруг вспомнила плоскую шутку от моего супруга под конец вечера: «Будет скучно — приходи к нам», над которой ребята пьяненько похихикали. Выходит, он понял буквально?! Странно, но я, обычно спящая очень чутко, совершенно не помнила момент, когда Виктор пришел к нам, в супружескую спальню. Может, мы и вправду так легли?

Мои размышления, прервала все та же рука, начав легко сжимать грудь сквозь ткань ночнушки. Я, затаив дыхание, покосилась на широкую спину мужа передо мной. И что теперь делать!?...

Мои сонные размышления и воспоминания не смогли прогнать приятную утреннюю негу и томное возбуждение тела. Я бессознательно оттягивала момент, когда мне придется прекратить этот разврат, и, бездумно прикрыв глаза, просто лежала, позволяя себя ласкать. Я просто сплю.

Грудь, настойчиво ласкаемая сильными пальцами через тонкий и прохладный шелк ночнушки, потяжелела, тугое напряжение стягивалось к соску. Сейчас притворяться спящей станет очень трудно, а потом — невозможно. Мое дыхание учащалось. Если что-то решать, то надо это делать прямо сейчас. Но как же тяжело, как же не хочется прерывать очарование этого момента. Когда нет никаких слов, никаких обязательств и запретов. Когда между собой общаются лишь тела.

Настоятельное веление разума прекратить эту сладкую пытку, тонуло в нежности, разливающейся в каждой клеточке тела. Ведь это он! Мой Витя. Парень, который провел со мной так много времени, который отдал мне так много и получил взамен так мало. Чувствовала ли я себя обязанной ему? Может, ощущала какую-то вину, за его разрушенные надежды? Не знаю. А может, мне просто хотелось на короткий миг дать ему ощутить все то, чего он лишен. Ведь я никогда не буду принадлежать ему. Это жизнь. Я замужем и люблю своего супруга. Но Витя... Это другое. Это ожившие девические фантазии и наивные ожидания юности. Это невыразимое томление от простого касания руки, от осознания факта перехода от дружбы к чему-то большему, от запретности такой ласки.

Но почему он продолжает?! Разве он не понимает, что это не может иметь продолжения? Что вот-вот проснется мой муж. Что он вообще подумает, узрев в своей постели постороннего мужчину рядом со своей женой?! Что предпримет? Неужели Витя не понимает, что самое время остановиться и быть благодарным мне за эту короткую вольность в память о прежних днях? Почему он продолжает?!

Рука неожиданно оставила стынуть возбужденную грудь и быстро скользнула мне на бедро, открытое почти до ягодиц короткой ночнушкой. Я успела испытать смесь облегчения и сожаления, пока не ощутила, что никто не собирается меня так просто отпускать. Рука, скользя грубыми мозолями по моей гладкой коже, сдвинула легкую ткань на живот, оголив ягодицы. Откуда у него такие мозоли, он ведь кабинетный служащий? Может, спортзал? Так и не спросила вчера.

Сердце пропустило удар, когда его пальцы накрыли ягодицу, чему никак не помешали тонкие черные стринги, и слегка ее сжали. Я нерешительно пошевелилась. Это было уже через чур! Кажется, я и вовсе пропустила момент, когда все это можно было остановить. Теперь уже нельзя было делать вид, что я сплю. Я уверена, Витя знал, что я бодрствую, с нетерпением и страхом принимая его ласки. Неужели он счел мое бездействие знаком согласия?!

А потом произошло сразу несколько вещей: пальцы Виктора легко скользнули в мои трусики спереди, так, что я успела лишь судорожно сжать вместе колени, и пришла в движение широкая спина мужа. Затаив дыхание, я в замешательстве смотрела, как муж переворачивается на спину, и поворачивается ко мне лицом. Возбуждение полиняло, словно смытое ледяным душем. Как же все успело так далеко зайти?! И что теперь будет?!

Не смея пошевелиться, я смотрела, как открываются глаза мужа, как в них всплывает осмысленность, как он спокойно и сонно осматривает меня. Рука Вити в моих трусах тоже замерла, когда зашевелился муж. Я точно знала, что сейчас произойдет. Взгляд мужа опустится ниже, и он увидит мою ночнушку, задранную почти до груди, и руку чужого мужчины в моих трусиках. Так и произошло! Я обреченно наблюдала, как расширяются зрачки моего мужа, когда смысл увиденного доходит до его сознания. Мыслей у меня в голове не осталось. Что-то делать было поздно. Я, прикрыв веки, тяжело дыша, уже не столько от возбуждения, сколько от страха, ждала своей участи. Как же я не хотела скандала! Как не хотела, чтобы Витя становился свидетелем и виновником семейной ссоры! Чтобы наша первая за столько ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (19)

Последние рассказы автора

наверх