Цезарь. Часть 2

  1. Цезарь. Часть 1
  2. Цезарь. Часть 2

Страница: 1 из 18

Джейн непроизвольно отвернула лицо, укорачиваясь от горячего мокрого языка щекочущего ее губы. У нее не было ни каких сомнений, пес пытался поцеловать ее... по своему демонстрируя, что ей не стоит бояться, что он не собирается причинить ей вред. Почему то ей казалось, что она прекрасно понимает животное, улавливает его мысли и желания. Это было так, словно между ними внезапно установилась некая невероятная мысленная связь. Внезапно, женщина поняла, что больше не пытается уклониться от шершавой горячей ленты плоти с которой капала слюна. Она закрыла глаза и податливо разжала губы.

Черт! Пес замер. Она ощутила, как он переступает лапами, тяжело продавливая матрас и удивленно распахнула веки что бы увидеть, что он намерен делать. Господи! Зверь двигался между ее бесстыдно раздвинутыми привязанными к стойкам кровати ногами. Он низко опустил голову и с шумом втянул ноздрями воздух. Горячее дыхание примяло шелковистые мягкие волоски на лобке женщины. Холодный влажный, но несколько раз ткнулся в левое бедро, заставив Джейн ойкнуть и дернуться. А потом... узкое начало пасти пса прижалось к полураскрытой промежности! Она услышала, как пес снова заскулил, вдыхая аромат ее разгоряченной уже влажной плоти подразнивая восприимчивые половые губы словно соблазнял.

Она вновь едва не закричала, но вопль застрял в горле, когда горячее дыхание опалило чувствительное розовое колечко плотно сжатого ануса.

— Ох! О господи! Ооо... — выдохнула она, сладострастно обращаясь к псу как к разумному существу, слова старухи Олберт вдруг обрели овеществленный смысл в ее воспаленном сознании. Нет... пожалуйста, нееет... ! Нееееенадо! Ох... ооооооооххххааа!

Язык собаки как огромный мокрый червь бесстыже облизал за пульсировавшее отверстие ануса, его кончик попытался протиснуться в отверстие, задевая нервные окончания, о которых Джейн понятия не имела.

Страх жгучий стыд заставил женщину выгнуться дугой извернуться до ломоты в костях привязанных к стойкам кровати щиколоток попытаться отстраниться. Пес мгновенно вскинул морду и угрожающе глухо зарычал. Джейн мгновенно замерла, боясь дышать. Голова снова опустилась, и язык быстро заскользил по раздвоенной розовой щели влагалища между подрагивающих белых бедер.

По животу женщины пробежала упругая волна, заставив дернуться пах, Джейн широко раскрыла рот и уже не сдерживаясь, протяжно застонала, чувствуя как горячее гибкое тело скользит вдоль ее половых губ раскрывшихся и набухших точно фантастический цветок.

Ооооо, госпооодиииии! — непристойное блаженство резкими уколами прошлось по стенкам влагалища и проникло куда то в живот, заставив часто задышать.

Он снова шевельнул языком и на этот раз он провалился между, поросших золотистым пухом намокших слипшихся волос, половых губ, точно чудовищный живой нож. Он зашевелился безостановочно скручиваясь, свиваясь спиралью, потом была пауза и резкий точно удар хлыста удар острием прямо в центр отверстия влагалища приоткрытого и бесстыдно мокрого! Она задохнулась, запрокинула голову изогнула поясницу и попыталась вскинуть согнутые ноги. Столбики к которым были привязаны конечности женщины дернулись, кровать с глухим металлическим стуком ударилась о стену. Джейн продолжала извиваться и корчиться в сладостных судорогах в ответ на бессовестное оральное изнасилование... пес не останавливался... и она уже совсем не была уверена, что хочет что бы он оставил ее в покое!

В этот дикий невозможный в своей противоестественности момент, распятая на собственном супружеском ложе молодая женщина уже ни в чем не была уверена, кроме внезапных невероятно острых, горячих всплесков похоти, которые вызывал горячих гибкий и длинный язык зверя с липким шелестом входящий в ее тело. Джейн еще пыталась сдерживаться, шумно дыша носом, но все чаще срывалась, жалобно постанывая, ее сознание проваливалось в какое то блаженно приятное чувственное забытье с которым она не могла и не хотела бороться! Снова и снова язык зверя проводил длинную мокрую дорожку от аккуратного, похожего на розовую крупную изюмину ануса женщины по ее бесстыдно раскрывшимся поблескивающим половым губам минуя жадно раскрытый зев влагалища и на секунду замирал на бугорке пульсирующего клитора, будто бы ударял по нему, вызывая в теле волну сладостной дрожи. Джейн хотелось, что бы это длилось вечно!

Джейн понятие не имела, сколько это продолжалось, в своем эротическом упоении она совершенно потеряла счет времени... важным был только язык пса, обжигающий гибкий порхающий по ее воспаленной уже мокро чавкающей промежности. Она задыхалась, постанывала и корчилась, елозя по измятой простыне попкой пытаясь сильнее прижаться к пасти пса.

— Оооох! Ооооооо! — гортанно застонала она, когда язык собаки опять провалился в отверстие влагалища и мгновенно утонул в нем на десяток сантиметров быстро ощупывая вибрирующие стенки. Оооооауу! Да... делай это... делай Цезарь! Д-дд-доведи меня до оргазма... пожаааааалуйста... ! Ооо, дааа... еще... еще... лижи меня... давай... облизывай не прекращай, умоляю... !

Джейн почти не понимала, что за слова вырываются у нее изо рта! Ее страстность рвалась наружу дойдя до интенсивности граничащей с безумием и болью. Когда язык пса неожиданно отдернулся, женщина едва не завыла, испытывая невероятное разочарование, она резко вскинула голову заглядывая себе между ног остекленевшими глазами... едва не плача от разочарования. Пес, поскуливая, рванулся к изголовью кровати, ужасные челюсти сомкнулись в районе левого запястья женщины. Пес замотал головой. Нечто похожее на чулки чем троица бандитов привязала ее руки с треском разорвалось и Джейн почувствовала, что ее рука освободилась. Это было немыслимо, он... он освобождал ее!

Пес молнией метнулся к ногам женщины с рычанием, развязывая чулок которым была привязана ее левая лодыжка, а Джейн освобожденной рукой ломая ногти развязала правую руку. Женщина села в постели наклонившись вперед и сняла путы с другой ноги. Ее одурманенный похотью алкоголем шоком от калейдоскопа невероятных событий мозг не справлялся с потоком новых событий и ощущений. Когда пес тяжело дыша снова лизнул ее в щеку Джейн даже не вздрогнула, хотя ее сердце замерло на мгновение, а в животе растекся холод и неизъяснимое волнение. Это был уже не страх! Она, наконец справилась с узлом освободив ногу и порывисто развернулась, согнув колени. Женщина обвила руками мощную шею животного с силой прижимая к себе лобастую голову, изогнулась и прижалась к широкой мохнатой груди своими бурно вздымавшимися грудями начала буквально тереться ими.

— О... ты так прекрасен... ты такой... такой... ооо, Цезарь! — задыхаясь, залепетала она.

Длинные пальцы женщины взъерошили шерсть на загривке пса, любовно погладили бесстрашно почесали за ушами, погрузились в густой подшерсток, сжались, пригибая его голову вниз.

— Пожалуйста... милый... ! Не останавливайся! — бесстрашно, даже требовательно зашептала она. Еще... пожалуйста... пожалуйста... продолжай... !

Он податливо отступил на несколько шагов вновь оказавшись между призывно раздвинутых бедер женщины. Заскулил... глядя на ее раскрасневшееся ставшее еще более красивым лицо. Джейн издала животный грудной стон, откидываясь назад, вскинула согнутые ноги, прижимая колени к грудям и ткнулась разгоряченным похожим на разрезанный спелый плод с немного вывернувшимися наружу краями влагалищем в холодный мокрый нос пса.

Гибкая розовая лента вывалилась из пасти зверя и стремительно ввинтилась в пульсирующий канал вагины точно атакующий язык ящерицы. В низу живота Джейн полыхнул горячий шар сладости. Поскуливание собаки смешалось с жалобными всхлипами женщины. Он снова начал бешено вылизывать пространство между непристойно раздвинутых бедер и глубокую щель между идеально ровных выпуклых ягодиц.

— О... ооох... дааа... да... лижи его... ! Дорогой... оближи все мое влагалище! — похотливо выдохнула она, умоляюще глядя на пса, согнулась до боли в пояснице почти сложилась пополам еще больше ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх