Треугольник. Часть 2

  1. Треугольник. Часть 1
  2. Треугольник. Часть 2
  3. Треугольник. Часть 3

Страница: 1 из 2

Вечеринка

Я шла, нет, скорее, пробивалась по сумрачному почти черному коридору. Воздух был густым словно кисель, и мне приходилось прикладывать неимоверные усилия, чтобы двигаться вперед. Где-то там впереди, был поворот. Я хорошо видела падающий оттуда свет. А ещё там за поворотом кто-то стучал, тарабанил, словно дятел по дереву. Этот стук раскаленными гвоздями проникал в мозг, отдавался в висках, заставляя меня стонать от боли и спешить. Спешить к повороту, чтобы найти свет, успокоить «дятла» и наконец-то прекратить пытку.

И вот, наконец, поворот, яркий свет в глаза и... неожиданно я проснулась. Голова болела. Боль была такой, словно в виски ввинчивали тупой саморез, пронзая кожу, кость и вонзая в мозг. Я поморщилась и тут же услышала стук. Оказывается, стучали не во сне, а наяву. И рвались в дверь моего номера. С трудом соображая, я тяжело встала и, кутаясь в покрывало, подошла к двери. Не сказать, чтобы дверь «выносило» от ударов, но в неё кто-то настойчиво и сильно стучал. Сдерживая гнев, я проорала:

— Ну, кто там ещё? Что надо?

— Женя, ты дома? Спишь что ли? — послышался голос Лены.

— А что? — поинтересовалась я, всё еще ни как, не придя в себя, — который час?

— Восемь... Восемь вечера, — послышалось в ответ, — ты не была на ужине и я зашла узнать, что с тобой.

— Да?! — удивилась я, распахивая дверь. — Прилегла и, похоже, уснула, — пояснила я, — теперь голова болит...

— У меня, совершенно случайно с собой есть таблетки. Дать от головы?

— ... — кивнула я и скривилась от боли. — Вот видишь? — обратилась к подружке, — всё еще туго соображаю.

У Лены в руках оказалась сумочка, из которой она достала косметичку и открыла её. Я увидела блеснувшие блистеры с лекарством. Зашуршав одним, она достала таблетку и протянула мне.

— Вот. Выпей. Вода то есть?

— ... — оглянулась я назад и, увидев початую бутылку минералки, схватила её.

Таблетка была несколько странной. Равносторонний пятиугольник, словно сложенный из разноцветных треугольников — мимоходом отметила я. Сунув таблетку в рот и разжевав, приложилась к горлышку. Во рту возникла неприятная горечь. Теплая вода пузырьками ударила в горло, углекислый газ защекотал нос. Глоток, другой и горечь исчезла, а обильная испарина покрыла лоб. Слабость ударила «из-за угла, словно пыльным мешком по голове» и я плюхнулась на край кровати.

— Ты что? — удивилась Лена. — Тебе плохо? — сочувственно произнесла она.

— Да нет... просто слабость... — ответила я, прикрывая глаза. — Сейчас все пройдет. Голова закружилась.

— Тогда хоть приляг, — и надавила мне на плечи, заставляя головой опуститься на подушку.

Руки подруги легли мне на лоб, словно прикидывая температуру. Мне они показались приятно прохладными.

— Так бы и лежала всю ночь... напролет — пробормотала я, — Мамочка ты моя! — слабо выдавила я из себя.

Раздался звонкий смешок, и почувствовала что она села рядом. И тут же её губы в горячем поцелуе прижались к моим. Мы целовались долго. Было упоительно хорошо, хотя Лена более и, не предприняла ни каких попыток сближения.

За то это сделала я. Держа глаза закрытыми, потому что меня ещё мутило, я обняла её за спину, привлекая к себе. Она чуть поддалась, нагибаясь вперед так, что я даже сквозь ткань почувствовала, как напряглись при соприкосновении с моим телом её груди. Мои соски и вовсе закостенели, превратившись в один нерв. Создавалось ощущение, что тронь их оголенную поверхность, и они зазвенят от напряжения.

Когда мы разъединили губы, и Леночка выпрямила спинку, снова рассмеялась, словно колокольчик, а потом спросила:

— Ты как?

— ... — прислушалась я к своим ощущениям, с радостью осознавая, что боль в голове почти исчезла, а настроение еще пару минут назад находившееся «ниже плинтуса» уверенно ползет вверх. — Хорошо констатировала я, — открывая глаза.

При виде участливо склонившейся надо мной фигуры подруги оно вообще начало зашкаливать чуть ли не переходя в восторг. Я сначала приподнялась на локтях, потом села свесив вниз ноги и потеснив Лену. Мне было так хорошо... и весело... Создавалось впечатление, что внутри меня поселился озорной чертик. Чуть подождав, я вскочила на ноги и обняла подругу, прыгая вокруг неё и заставляя крутиться следом. А потом, вспомнив детский мультфильм, в восторге заорала слышанную там фразу:

— Случилось чудо! Друг спас друга! — и поцеловала спасительницу в губы.

— Ладно тебе! Разбесилась словно дитя малое, — шутливо отмахнулась от меня подруга, — похоже, ты в порядке.

— Я в порядке, в порядке, в порядке! — на разные тона пропела я, ощущая себя если не владетельницей мира, то, по крайней мере, её помощницей.

— Тогда, что на счет вечера? — произнесла она, глядя мне в глаза.

— А что на счет вечера? — неожиданно снова пропела я. Меня просто перло от хорошего настроения, приятной компании и вообще от всего.

— Мы со Степаном решили устроить маленький междусобойчик. Посидеть, выпить... Ты как? Не против?

— Нет! — ответила я, чувствуя, как энергия радости просто захлестывает меня.

— Вот и молодец! Тогда пошли... — она потянула меня за руку.

Я сделала шаг вслед, а потом остановилась.

— Что ещё? — вопросительно подняла Лена бровь.

— Надо переодеться, — ответила я, — не могу же я идти в этом! — Показывая на мятый пляжный халатик, в котором спала, закончила фразу.

— Тогда вперед! — словно заражаясь моим настроением, улыбнулась она.

Подбежав к шкафу, я перерыв небогатый гардероб достала веселое летнее платье и переоделась.

— Ну что? Наконец идем? — снова спросила Лена.

Осмотрев себя и оставшись довольной, я ухватила её за руку и потянула подругу к двери:

— Давай пошли!

Мы вышли в коридор, заперли дверь, и двинулись к лестнице на третий этаж.

Когда мы поднялись, я увидела массивную металлическую дверь и домофон закрепленный на стене. Лена вынув из сумочки ключ-таблетку, приложила его к считывателю. Где-то внутри щелкнуло, домофон запикал и она с натугой открыла входную дверь.

Коридор, по которому мы двигались, выглядел странно. Красная дорожка с густым ворсом на полу. Стены почему-то затянуты целлофаном, который искажал расстояние и, скрывал, контуры, искривляя предметы, расположенные за ними.

— Это что? — недоуменно осведомилась я у провожатой.

— Ремонт, — коротко ответила она, ведя меня в самый конец коридора.

— Наверное, завесили, чтобы пыль не попадала, — произнесла я, но вопрос неожиданно заглох в шорохе зашевелившейся вдруг целлофановой пленке. — Что это? — глянула я на Лену.

— ... — неопределенно кивнула она вперед. Я посмотрела и увидела, что там открылась дверь в боковое помещение.

— Сквозняк! — догадалась я

Неожиданно на пороге помещения, словно из воздуха соткалась странная фигура. Этакая помесь человека и животного, но я не могла её рассмотреть, как будто она была не в фокусе. Потом контуры тела дрогнули, и словно набрав «уверенности» четко прорисовались.

— Степан! — узнавающе промелькнуло в голове.

— Привет! Привет! Вот и наша пропажа нашлась! Я надеюсь, что ни чего серьезного не произошло? — весело высказался встречающий.

— Она просто заснула, — выдала тайну Лена.

— А потом у меня заболела голова, и ваша жена дала мне волшебную таблетку. И всё прошло! — похвасталась я.

— Ну, проходите, проходите! — весело произнес он, и отступил в сторону, приглашая нас внутрь.

Зайдя в помещение, я удивилась. Даже для этого места номер выглядел необычно богатым. Он состоял из двух комнат. Первая была раза в три больше моего скворечника. Удобный диван, стоящий вдоль боковой стенки. Напротив большой плоский телевизор, не меньше метра по диагонали висящий на стене, рядом со шторой прикрывающей вход в спальню. Два кресла находящихся рядом с балконом и невысокий темного дерева столик в центре комнаты уставленный закусками. ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх