Невероятный билет в юность. Часть 3

  1. Невероятный билет в юность. Часть 1
  2. Невероятный билет в юность. Часть 2
  3. Невероятный билет в юность. Часть 3
  4. Невероятный билет в юность. Часть 4
  5. Невероятный билет в юность. Часть 5
  6. Невероятный билет в юность. Часть 6
  7. Невероятный билет в юность. Часть 7
  8. Невероятный билет в юность. Часть 8
  9. Невероятный билет в юность. Книга 2: Школьный гербарий. Часть 1
  10. Невероятный билет в юность. Книга 2: Школьный гербарий. Часть 2
  11. Невероятный билет в юность. Книга 2: Школьный гербарий. Часть 3
  12. Невероятный билет в юность. Книга 2: Школьный гербарий. Часть 4
  13. Невероятный билет в юность. Книга 3: Завуч. Часть 1
  14. Невероятный билет в юность. Книга 3: Завуч. Часть 2
  15. Невероятный билет в юность. Книга 3: Завуч. Часть 3
  16. Невероятный билет в юность. Книга 3: Завуч. Часть 4
  17. Билет в юность: Два года спустя. Часть 1
  18. Билет в юность: Два года спустя. Часть 2
  19. Билет в юность: Два года спустя. Часть 3

Страница: 1 из 2

Утром зашёл я к здешнему Пал Палычу, здесь ему было всего 26 лет, а в моём мире — 66. Так что у него всё ещё впереди, но под глаз я ему на всякий случай «засветил». Чтобы обо мне не забыл и позвал, когда вновь контакт будет. Три недели? — хорошо, побудем здесь ещё, тем более, что мамочка просила посмотреть списанную пиш. машинку. Может удастся отремонтировать, а то её «Москва» давно на ладан дышит. Ну ладно — займусь, заодно мамочка и «отблагодарит» сыночка.

А вот по логике — есть ли связь между ремонтом списанной пишущей машинки и соблазнением любимой учительницы? По логике вроде нет, но в жизни бывают такие ситуации — закачаешься!
Оказалось, что машинка давно стоит у нас дома в кладовке. А машинка классная — «Роботрон» из ГДР. Слесарь у мамочки на работе посмотрел-покрутил её и плюнул, пришлось списать, ну а маман, как любая женщина, склонная к хомячизму — попросила шофёра шефа завезти её к нам домой. Посмотрел я её, весь вечер провозился, помучился с переводом инструкции по ремонту и понял — практически ерунда делов. Там есть внутри две такие подпружиненные ленты, сразу и не поймешь, а одна лопнула и каретка не двигалась, введя в ступор нашего слесаря. Заменил я эти ленты, достав из ящика запасные и в конце-концов разобравшись, понял, что «Роботрон» — это вещь!

Мягкий негромкий ход, регулируемый удар, а красота шрифта — просто супер! Маман моя, увидев на следующий день это чудо после моего ремонта, попросила меня перепечатать списки очередников нашего управления. Дело в том, что в следующем году должна сдаваться новая пятиэтажка аж на четыре подъезда. Вот тут меня буквально и стукнуло — я вспомнил!
Положив утром списки в портфель, я резво направился в школу. Конечно, начало июля, школа практически пустая, только двое маляров подкрашивают, наводя марафет на фасаде. А вот я твёрдо был уверен, что моя любимая красотка-учительница Ирина Геннадьевна, преподающая нам немецкий язык, точно должна быть в школе. По логике! Дело в том, что её кабинет был в три раза больше её комнатки в семейке, да ещё и сынок юный пятиклассник постоянно толкается под ногами, а вечером и муж приплывёт — романтики полные штаны! Ни сесть, ни отдохнуть, а полноценном сексе ей похоже только помечтать! Ещё бы — жить семёй втроём на этих крошечных квадратах!

Для взаимоотношений учителя и ученика у нас были довольно неплохие контакты и хорошее отношение её ко мне — учился я неплохо, а немецкий просто любил и всегда сдавал на пятёрки. Хотя может она и немного «натягивала» мне оценки, но она вела наш школьный драмкружок, а я там был почти лидер. «Ирэн», как мы называли её в своём кругу почти артистов, с удовольствием занималась постановкой спектаклей, с лёгкой руки Никиты Сергеевича это было даже престижно! Поэтому и взаимоотношения между членами нашего драмкружка и Ирэн были более мягкие и даже тёплые. эротические рассказы После спектаклей я постоянно нахваливал её режиссуру и нахально целовал ей обе ручки, порой явно возбуждая её, судя по проступившим красным пятнам на щеках. Вот и сейчас, войдя в кабинет, я положил на стол перед ней польские духи «Быть может», два флакончика, они такие маленькие, пальчиковые, её любимые. Случайно купил у поляков-туристов. А когда она стала благодарить, взял её левую нежную ручку и стал ласково целовать пальчики и ладошку, не выпуская из своей руки. Как всегда, она так прелестно стала смущаться и немного покраснела:

— Сашок-Сашенька, какой ты негодяй! — тихо проворковала она, погладив меня по волосам. Всегда меня смущаешь и даже возбуждаешь. Говори, сколько девчонок ты совратил. Ой, не целуй так! — я нежно поцеловал её в щёчку и ушко. Какой ты ласковый и внимательный, мой любимый ученик!
— А Вы моя любимая учительница и любимая женщина, Ирина Геннадьевна. Да разве можно в Вас не влюбиться? Нельзя! Кстати, чтобы доказать моё внимание и мою любовь, раз Вы так скептически смотрите, я сейчас покажу Вам потрясный сюрприз! С Вас пять горячих, очень горячих поцелуев — я смотрел в её удивлённые глаза совершенно серьёзно, держа её горячие пальчики в своей руке.
— Саша, дорогой, ты серьёзно? Ты не шутишь? У меня сердце почему-то ёкнуло, — она тоже стала серьёзной и внимательно смотрела на меня, поняв, что сейчас я не шучу.

— Хорошо, Ирина! — она, обалдев и не обратила внимание на мою оговорку. Сначала дело, потом поцелуи. И закройте дверь на засов, дело совершенно секретное.
Замок щёлкнул, Ирина, вдруг немного побледнев и смахнув слезу, вдруг отошла к окну и стала смотреть во двор, видимо пряча слёзы. Прошептала: — «Ты один обо мне думаешь и заботишься, Сашок! То чулки подаришь, то цветы, то маленький будильник, то книгу, а сейчас вот — духи». Я обнял её сзади и крепко прижал к себе, а мой «взбунтовавшийся» член сразу резко встал и прижался к её мягкой круглой попе. Ах, какая у неё попка, как она играла, натягивая ткань узкой юбки, как она смущала умы наших парней, когда она шла по коридору школы или репетировала с нами в драмкружке. Слегка прижав её крупную грудь, я нежно поцеловал её шею и розовое ушко, а затем голосом Змея, совратившего Еву, тихо, но чётко и внятно прошептал на горевшее от моих поцелуев ушко красавицы-учительницы:
— Вопрос! А что сделает великолепная красавица Ирина тому, кто вдруг сможет пробить ей квартиру в новом доме? Две комнаты Вас устроят, красотка-мадам?

Она резко повернулась ко мне и, положив свои горячие руки мне на плечи, ещё больше вдруг побледнев, чуть хриплым голосом сказала — «Всё на свете, что смогу! Я восемь лет в этом ужасе живу. Сыну уже двенадцать, а он друзей не может пригласить. С мужем нормально не могу...» — она смутилась и замолчала, с надеждой заглядывая мне в глаза.

Нежно и быстро поцеловав её вздрагивающие пухлые губки, я под локоть подвёл «Красотку», как я теперь её мысленно называл, к столу и достал из портфеля черновик списка очередников. Открыв список, положил его на стол, Ирина села рядом со мной, поддёрнув свою шелковую юбку так, что моему взору открылись её красивые ножки почти до манжетов чулок. Ну вот, пожалуйста, третий подъезд, чистая строка за номером 12. Я повернул список к ней и, дав ей мамину ручку (чтобы одни чернила — детективы читаем!), попросил заполнить данные на её мужа, который работал в мамином ПМК-111. Она, насупив брови, стала заполнять данные, а я, вроде невзначай, положил руку на её ножку возле подола юбки, чуть двинув пальцы вверх. Нежная скользкая прохлада капрона, а затем горячая кожа её чудесной ножки — мои пальцы просто обожгло! Сидящая рядом красавица или не обратила внимание, заполняя графы или таким образом поблагодарила меня, тем более, что она немного раздвинула ножки, дав мне возможность насладиться. Аж сердце моё застучало — так мне было приятно!

Забрав списки, я встал и положил их в портфель. Затем крепко обняв её, я негромко прошептал в её горевшее огнём сладкое ушко:

— Теперь только пожелай мне удачи! Три раза! — и впился в её полные губки, раскрытые мне навстречу.
Её горячие руки обняли меня, её чудесные губки и язычок дарили мне такую сладость, что я чуть не сходил с ума от вожделения. Как я желал эту прелестную красотку, мою любимую учительницу, ночную мечту всех парней нашей школы. Чуть отстранившись, я просунул руку и стал нежно мять её крупную мягкую грудь. А она ещё и расстегнула пару пуговиц своей блузки. Почувствовав шелк её лифчика, я просто взлетел и воспарил, боясь только кончить в трусы. Но вот наши губы разомкнулись — закончился воздух. Шумно дыша, она гладила меня по плечам и голове, затем, втянув воздух, с надеждой прошептала:
— Сашочек, неужели это возможно? Ты не обманываешь меня? В моём положении и за соломинку схватишься — получить квартиру, представляешь? Получится — я твоя вечная должница, Сашок!

Почувствовав, что её ласк и поцелуев я вскоре просто взорвусь, я опустил руки на её классную попку и стал с силой мять её мягкие полные ягодицы, получая невероятное удовольствие. Затем, просто ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх