Заложник. Глава 8

  1. Заложник. Глава 1
  2. Заложник. Глава 2
  3. Заложник. Глава 3
  4. Заложник. Глава 4
  5. Заложник. Глава 5
  6. Заложник. Глава 6
  7. Заложник. Глава 7
  8. Заложник. Глава 8

Страница: 1 из 8

— Тебя ведь Лёшей зовут, да?

«Ну всё, парень, ты попал», — нервно подумал я, и в хитром взгляде Оксаны читалось то же самое. Сглотнув комок нервов, подступивший к горлу, я уже пытался соорудить в голове какое-то вразумительное объяснение тому, кто я и что я здесь делаю в таком виде, не рискуя при этом быть выброшенным за дверь, как какая-нибудь шавка.

— Послушайте, — испуганно начал я, — я могу вам всё объяснить.

— Так-так-так, — приговаривала Оксана, скрестив руки на груди и постепенно приближаясь ко мне. — Нет, ну вы только посмотрите. Да у нас тут прямо волк в овечьей шкуре. Дьявол в ангельском обличье. Злобный маньяк, бессовестно проникнувший в помещение к двум добропорядочным девушкам. Ведомый своими грязными мыслишками, сей юноша замышлял провернуть свои мерзкие дела с целью удовлетворения своих похотливых, извращенских желаний, — медленно и красочно излагала Оксана, словно анализируя ситуацию перед невидимой публикой.

Я планомерно отступал к двери спальни, чувствуя, как бешено колотится моё сердце. Оксана смотрела на меня таким коварным и пронзительным взглядом, что в тот момент я чувствовал какой-то непонятный, животный страх; казалось, с таким же видом смотрит лев на свою загнанную в угол добычу. От этого взгляда достоинство моё буквально вжалось в туловище, словно пытаясь избежать расправы, которую готовила мне Оксана за мою грязную авантюру.

— Причём объект не постеснялся даже притвориться жеманной девицей с целью войти в доверие к субъектам, дабы осуществить свои пошлые, извращенские фантазии. Может даже и в грубой форме. На срок тянет, Лёш. Как думаешь?
Я начал потеть. За весь вечер мне вдруг стало по-настоящему страшно. Да что там за вечер, я, наверное, впервые в жизни испугался по-настоящему. Мне никогда ещё не угрожали тюремным сроком, а тем более за то, чего я не совершал, и от этого я почувстовал некоторую слабость в ногах. «Что... Почему... За что... « — отчаянно силился понять я. Я не мог поверить в то, что Оксана собирается меня подставить. И единственным, кто мог сейчас меня защитить от этого произвола, была Марина, которая была обездвижена и закрыта на балконе. Оставалось рассчитывать только на себя. Я хотел дать отпор этой Мегере, хотел всадить ей по лицу, а потом умчаться так, чтоб пятки засверкали. Но я не мог ударить женщину, даже в целях самообороны. К тому же, вряд ли бы я смог её вырубить, да и в таком виде я бы никуда не делся. Меня охватила лёгкая паника. Я не мог убежать, я не мог позвать на помощь, я не мог вымолвить ни слова — настолько я был растерян и напуган. От осознания безвыходности своего положения и от нахлынувшего стресса мне буквально хотелось заплакать, но я сдерживался. Обстановка накалялась и казалось, ещё чуть-чуть и я просто грохнусь в обморок.

Всё-таки я поддался импульсивному стремлению сбежать. Пробираясь в прихожую, я уже почти что выскользнул из спальни, как вдруг Оксана резко рванула вперёд, закрыв за мной дверь.

— Никуда ты не пойдёшь, дорогуша. Отступать уже некуда, — сказала она и, схватив меня своими на удивление крепкими руками за тонкие плечи, прижала к стене.

От неожиданности я вытаращил глаза, почувствовав, как от страха подкашиваются мои ноги. Оксана не говорила ни слова, а лишь зловеще нависала надо мной и буравила меня своим испепеляющим, хищным взглядом, а я даже и представить себе не мог, что она сейчас со мной сделает. Она стояла так близко ко мне, что я буквально чувствовал её дыхание на своём лице. Сердце моё застучало сильней, уже готовясь буквально вырваться из моей груди, как вдруг Оксана угрожающе произнесла:

— Ты ведь знаешь, что я могу сделать с тобой?

Почувствовав неминуемую опасность, я принялся умолять её:

— Нет... Пожалуйста, не надо... Я всё объясню... Я ничего не хотел...

— Поздно рыпаться, голубушка, — перебила меня Оксана. — Ты даже и понятия не имеешь, как я могу усложнить твою жизнь. Я тебе устрою такое, что ты пожалеешь, что мальчиком родился. Я свяжу тебя до посинения и так тебя отделаю, что на твоём бедном тельце живого места не останется. Ты, конечно же, будешь кричать, но из-за кляпа тебя никто не услышит. И даже твоя милая Марина не придёт тебе на помощь, потому что она на моей стороне и прекрасно всё поймет. А ты будешь лизать моё очко и умолять меня о пощаде, пока я медленно и постепенно буду топтать твоё жалкое достоинство. Я раздавлю тебя, как мерзкого жука, а после этого запихаю тебе в жопу такой хрен, что он у тебя через глотку выйдет. И держать я тебя буду у себя столько, сколько потребуется, понял?

Оксана сделала паузу. Я понял, что сопротивляться бесполезно. Готовясь к худшему, я уже почти что потерял рассудок и надеялся лишь на чудо. Как вдруг Оксана вновь заговорила:

— Ну или же... я могу просто позвонить ментам и сдать тебя. Я скажу им, что ты меня с Мариной жёстко изнасиловал и тебе, конечно же, впаяют по полной программе. Ну а мне, конечно же, поверят. А Марина? Ха, ну, после того, что я с ней сделала, она уже ничего не вспомнит, так что с неё даже и не спросят. А вот ты загремишь на нары, сучок. Так что выби...

Оксана, наверное, ещё что-то говорила, но я уже ничего не слышал. В глазах у меня потемнело и я упал в обморок.

* * *

Очнулся я от резкого запаха нашатыря, ударившего мне в нос. Ослеплённый ярким светом, сперва я даже не понял, где нахожусь.

— Ты как? — сквозь звон в ушах услышал я знакомый голос.

Как только глаза мои привыкли к свету, я увидел, что лежу на кровати, а надо мной стоит Оксана, которая, судя по всему, и привела меня в чувство.

— Лёша, ты в порядке? — вновь спросила она.

— Да... кажется, да... , — точно на автомате ответил я уже своим обычным голосом.

— Ну вот и хорошо. Ха-ха, ты такой милый, когда спишь. Ты бы знал.

Я был в тумане, словно после какого-то дурного полуденного сна, и едва понимал, что происходит и как я оказался в этой ситуации. Наивно понадеявшись, что мне всё-таки приснился сон, я огляделся по сторонам, с досадой обнаружив себя всё ещё в чужой квартире и всё ещё в уже набившем мне оскомину женском обличье.

— Слушай, Лёш, ты прости меня, конечно, дуру, — с улыбкой сказал Оксана. — Я правда не знала, что ты такой чувствительный.

— В каком смысле?

— А ты что, ничего не помнишь?

— Не совсем.

— Ну, ты немножко отключился.

Я стал соображать.

— А с чего вдруг?

— Ну блин, я тебя хотела немножко припугнуть — ну, для остроты ощущений, так сказать — а ты возьми, да и грохнись в обморок. Рухнул, как подкошенный прямо. Но я правда не хотела, честно. Ну переиграла чутка, это да. Но я-то думала, ты готов будешь — вроде как крепкий парень — а ты вон как. Конечно, были мальчики и послабее, но даже они...

— Что ты со мной сделала? — гневно-испуганно перебил я Оксану, осматривая своё тело на предмет наличия каких-либо увечий.

— Ха-ха, да расслабься ты, ничего я с тобой не делала. Разве что на постельку переложила и всё. Думаю, не бросать же тебя на полу, правильно?

Оксана не скрывала своего умиления по поводу моей внезапной потери сознания. А я тем временем, хоть и в общих чертах, вспоминал всё то, что она мне наговорила и чуть было не начал снова вырубаться.

— Так ты... позвонила в милицию?

Оксана удивлённо посмотрела на меня и улыбнулась.

— Лёш, ну ты что. Да нет, конечно. Что я, совсем шибанутая какая-то? Зачем же мне сдавать такого хорошего мальчика. Ну или девочку, как тебе угодно.

Мне было приятно, но я всё ещё чувствовал какой-то подвох во всём происходящем.

— Правда? — переспросил я.

— Да не бойся ты, никому я не звонила. Ну как ребёнок, честное слово.

— И про все эти пытки... ты тоже несерьёзно? — спросил я.

Оксана закатила глаза с видом: «Блин, ты прикидываешься что ли».

— Лёша, блин, я, по-твоему, ещё и зверская маньячка-садистка, да? И ещё как самка богомола парням головы откусываю, ага. Ты ещё проверь, вдруг ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх