Да будет тьма

Страница: 2 из 16

я похожа на какую то собаку?

Она неожиданно сильно толкнула его, упершись маленькими кулачками в широкую грудь парня и он скатился с нее на бок. Пенис с липким шелестом покинул такое уютное и теплое вместилище. Он потемнел и жирно блестел от слизи девушки, а с лиловой опухшей головки все еще падали жемчужные капли семени. Член походил на какую-то змею, вынырнувшую из банки с медом. Синди увидев это испытала неожиданный и резкий приступ отвращения, ее едва не вырвало.

Сознание девушки быстро прояснялось с глаз спадала розовая пелена похоти, мозг очистился и она опять стала прежней, чувствуя себя сейчас грязной распутной и отвратительной.

Как она могла позволить этому тупому животному залезть на нее, затопить ее внутренности мерзкой липкой жижей? Почему не остановила его? О чем она вообще думала? А что бы было, если бы мама застала их тут? — целый ворох вопросов возник в прекрасной головке Синди разом, теперь когда ее постыдная сексуальная одержимость пропала, сгинула без следа.

Синди торопливо соскочила с жалобно скрипнувшей кровати, на ходу одергивая подол платья. Девушку душил стыд отвращение и злость. Она повернулась к оторопевшему Оскару спиной, наклонилась, расправляя трусики на левой лодыжке и переступила ногами натягивая их вверх, стараясь сделать так что бы он не дай бог не увидел ее обнаженного тела пока она одевала белье. Она была уверена, что сейчас он сверлит взглядом ее попку. Когда она обернулась, парень по-прежнему лежал на кровати и его член, как ни странно снова был напряжен и часто вздрагивал, торча из расстёгнутой ширинки светлых брюк. Материал штанов вокруг молнии потемнел от влаги и Синди сообразив, что это за влага снова почувствовала тошноту. Девушка торопливо отвела взгляд, не желая смотреть на это.

— Убери эту гадость! И... пожалуйста, уходи!
— Но Синди... что такого я сказал? Что не так... Мы же делаем это не в первый раз, что случилось?
— Я не хочу об этом говорить сейчас. Просто уходи. Мне нужно побыть одной сейчас... пожалуйста. Мы поговорим об этом позже... хорошо?!

Оскар с явным неудовольствием запихнул член обратно в брюки. Вжикнула молния и на брюках за пульсировал отчетливо видимый бугор. Теперь, когда пенис был скрыт Синди осмелилась поднять глаза, едва она увидела длинное вытянутое слегка подрагивающее тело под тканью в ее промежности снова начались пульсации. Острое чувство, желание остановить парня кольнуло девушку заставив сердце бешено заколотится, но она пересилила себя.

— Только не обижайся, ладно... ?
— Тебе что не нравятся разговоры о замужестве? Я заметил, что ты стараешься избегать этой темы. Но если мы сделаем это... мы сможем проводить вместе все время, больше не будем прятаться! — произнес он глупо улыбаясь.
— Мы не должны заниматься тем чем мы занимаемся! — твердо произнесла Синди. Это аморально. Я просто не знаю, что на меня находит, что я позволяю тебе делать эти гадости.
— Ну, так давай поженимся!
— Оскар, не начинай... просто уходи!
— Я могу позвонить тебе позже?
— Нет! Я сама позвоню тебе. — она буквально вытолкала ошеломленного парня за дверь.

Синди заперла дверь за совершенно обескураженным парнем и облегченно вздохнула. Она села за стол, стараясь не думать о том что только что произошло, пытаясь забыть чем занималась с Оскаром, однако по-прежнему твердые соски трущееся о ткань бюстгальтера, едва заметные судороги стенок влагалища, липкая жидкость, которая сочилась из него и медленно пропитывала трусики не давали ей сделать это. Девушка была противна себе она стыдилась удовольствия, которое получала отдаваясь другу как дикое животное, бесстыже, безоглядно, забыв обо всем на свете. В последнее время их с Оскаром сексуальные контакты участились, и Синди чувствовала нечто подобное каждый раз. Она ощущала себя сукой во время течки. Больше всего ее раздражало, что она совершенно не могла контролировать себя в эти моменты. У девушки складывалось впечатление, что она все время думала о сексе, вся ее жизнь в последние месяцы превратилась из-за этого в настоящий ад. Родители воспитывали ее иначе, в семье всегда исповедовались строгие моральные принципы и теперь Синди чувствовала себя грязной и порочной. Сукой — животным! И все из-за мужчин, которые хотели от нее только одного, только этого... Мужчины! Все они были одинаковы и хотели одного и того же! Грязные потные скоты!

Она со смешанными чувствами посмотрела на крупное влажное пятно на матрасе. Ей требовалось срочно, что то предпринять. Как то выбраться из этого замкнутого круга. Уехать из города, по крайней мере на время каникул. Оскар просто достал ее своими ухаживаниями и матримониальными планами. Он не даст ей спокойно отдохнуть будет приставать, и она сорвется, даст ему снова... потом еще и еще раз... она не могла сопротивляться тому дьявольскому огню, что вспыхивал в ней при виде эрегированного мужского члена. А потом снова будет мучиться от стыда отвращения к себе и бессильной злобы.

Синди представила, как две недели будет стараться избегать общества парня, а он измучает ее телефонными звонками и ей стало дурною. Она прекрасно знала, что завтра или послезавтра снова согласится встретится с ним и представляла чем это закончится в очередной раз. Ему каким то невероятным образом удавалось затащить ее в постель и завалить на спину каждый раз. Это было словно затмение какое-то. Стоило ему один раз жарко поцеловать ее, и она сразу вспыхивала испепеляющим похотливым огнем позволяя ему овладеть собой. Синди позволяла ему делать с собой все, что он хотел... ну или почти все! Нет, Синди решительно тряхнула темными густыми волосами, это не вариант! Она точно сойдет с ума за эти две недели, которые превратятся для нее в ад. Она твёрдо решила уехать из города и не собиралась рассказывать Оскару куда направится. На самом деле она вообще не собиралась сообщать ему что уезжает.

Ей совсем не нравилось место, куда она собиралась отправится, но выбора у девушки не было. Скромные финансовые возможности не позволяли ей как ее соседке по комнате Джейн отправится в путешествие по Европе. Синди решила навестить собственную мать, с которой не виделась почти 3 года. Одновременно с тем как девушка поступила на учебу в этот колледж мама, словно сорвавшись с цепи, развелась с отцом, с которым счастливо провела в браке 15 лет и снова вышла за муж за какого то состоятельного ковбоя сиз Флориды. Синди не понимала и не принимала ее решения. Отец был славным добрым и хорошим человеком и девушка ни как не могла простить матери, что та разбила ему сердце. Так что Синди свела отношения с ней к минимуму. Мама, красивая и далеко неглупая женщина не обременяла дочь, прекрасно понимая, что ей просто нужно дать время, что бы прошел шок от ее решения. И теперь решив, отправится во Флориду Синди по прежнему не была уверена, что поступает правильно, но выбора у нее не было.

«Поляны». Так называлось крупное ранчо Бака Моргана, мужчины ради которого мама развелась с отцом. На снимках, которые видела Синди Бак всегда носил «стетсон» знаменитую шляпу ковбоев. Сын от первого брака мужчины Шон, был точной, хотя и уменьшенной копией отца и тоже постоянно красовался в этой дурацкой шляпе. Занятие разведением скота всегда казалось Синди делом несерьезным. Инфантильная ностальгия по временам «Дикого запада» думала он. Однако мама как не странно с удовольствием включилась в эту игру. Пожалуй, их ранчо было единственным действующим во Флориде, жаркий климат и пальмы которой были совершенно не приспособлены для подобного бизнеса. При слове Флорида у Синди возникали образы аллигаторов или апельсинов, а ни как не быков, коров или лошадей. Теперь девушке предстояло узнать, что же за человек мужчина за которого с такой поспешностью и безоглядностью вышла за муж ее мать.

Приняв решение, девушка сразу успокоилась. Она торопливо сбросила с себя пропитанное потом и выделениями платье, с гримасой отвращения стянула до пола совершенно вымокшие трусики и отправилась в душ. После ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх