Да будет тьма

Страница: 9 из 16

посмотрела на своего мужа тогда и ужаснулась, не понимая как могла прожить столько лет с этим невзрачным совершенно асексуальным толстяком.

Бак скрылся за дверями, ведущими на кухню. Гейл усмехнулась, она была уверена, что сейчас член ее мужа тверд как скала. Он обожал наблюдать за тем как кто то занимается сексом так же как принимать участие в процессе. Недомолвки мужчины ни на секунду не обманули Гейл. Она знала, куда он так заторопился и что это за срочное дело. Через несколько секунд Бак поднимется на второй этаж подкрадется к двери в спальню Шона и будет подсматривать, как его сынок трахает ее дочь Синди. Пол и обои у косяка двери в спальню мальчика носили несмываемые следы семени, которые извергал его отец, насмотревшись на забавы Шона. Гейл знала, что парню была известна маленькая слабость отца, и он практически ни когда не закрывал дверь, приводя в гости очередную девицу. Точно так же поступал и Бак занимаясь сексом с Гейл. Он испытывал только большее возбуждение, зная что сын подсматривает, а у Гейл частенько сладко сосало под ложечкой, когда она замирала в томительном ожидании мечтая о том что Шон не выдержит и присоединится к ним превратив происходящее в настоящую разнузданную оргию. Гейл не видела в этом ничего плохого. За годы, проведенные на ранчо мужа ее психика полностью изменилась. И она не видела в их забавах ни чего странного и отвратительного, в доме Морганов царила абсолютная сексуальная свобода и раскрепощение.

Гейл поморщилась, чувствуя как в животе возникли некие сосущие вибрации от мыслей о Шоне грубо трахающим ее собственную дочь, соски под купальником мгновенно вспухли и начали мучительно зудеть. Женщина торопливо развязала тесемки купальника на шее, буквально сдирая с себя маленькие кусочки синтетической ткани, словно она обжигала кожу. Она ненавидела одежду. Надевая разноцветные тряпки, когда ей приходилось выезжать в город вызывало у Гейл ощущение что ее вынуждают носить смирительную рубашку. По этому на территории ранчо она предпочитала ходить полностью обнаженной. Огромная территория позволяла делать это не опасаясь взглядов чужих любопытных глаз. Каждый сантиметр ее плотного женственного но при этом лишенного жировых складок так свойственных женщинам за 40 тела покрывал ровный идеальный загар без единого белого пятнышка. Гейл переступила босыми ногами наслаждаясь ощущением скользкой влажности в промежности, слизь вырабатывалась ее влагалищем практически непрерывно, смазывая разработанное отверстие, готовое в любую минуту заполнится твердым длинным половым органом.

Гейл повернулась к боковой балке огромной сдвижной двери ведущей в конюшню, что бы повесить бикини на крючок для уздечек, когда из-за угла здания неожиданно появился огромный мраморный дог. Пса звали Самсон. Взрослый полный сил датский дог по праву был вожаком небольшой стаи собак охранявших границы ранчо и как все настоящие мужчины здесь, обожал трахаться. Он поднялся на дыбы за спиной ничего не подозревающей женщины, которая аккуратно вешала ярко-жёлтое переплетение тонких веревок на крючок и поставил передние лапы ей на плечи. Гейл, еще не понимая, что происходит, качнулась вперед ухватившись за поперечную балку ворот, что бы не упасть под навалившейся тяжестью ощутив на затылке частое горячее дыхание, а потом скользкий твердый штырь проскользнувший и судорожно задергавшийся между ее пухлых ягодиц.

Гейл истомно ахнула, непроизвольно привставая на цыпочки и изгибаясь. Все ее тело от пяток до корней волос пронзила волна мурашек, в животе образовалась тянущая сосущая пустота. Коричневый соски мгновенно сморщились и отвердели, женщина обхватила левую грудь ладонью снизу и сильно сжала ее чувствуя как упругих тяжелый шар плоти скользит под пальцами, и снова ахнула, расставляя ноги на ширину плеч, горбясь под тяжестью тела пса. Толстые когти пса вонзились в нежную кожу на плечах женщины. Она застонала в голос от боли перемешанной с невыразимым волнением и волной сладкой похоти поднимающейся от живота к горлу. Наклонилась вперед ещё больше и выставила попку потираясь ягодицами о горячее пушистое брюхо дога. Колечко заднего прохода Гейл вздулось, самопроизвольно раскрываясь, задышало, ритмично сжимаясь в такт сильным пульсациям, пробегающим по стенкам прямой кишки под липкими давящими прикосновениями головки члена собаки. Гейл широко раскрыла рот, с шумом выдыхая и подалась назад чувствуя как заостренная головка пениса проваливается в ее анус растягивая сфинктер.

— Ох, Самсоооон! Трахни меня! — истомно протянула она, мгновенно ощутив как сладострастие вскипает в ней, едва не кончив от одной мысли, что сейчас ее от имеет собака в попу.

Пес испустил резкий режущий ухо визг, судорожно дергая задом. Он агрессивно вонзал пенис в попку человеческой суки, стараясь засунуть его в тесное горячее пространство как можно глубже. Гейл поперхнулась, охнув под неожиданным напором и согнула дрожащие от напряжения колени разводя их в стороны. Из ее горла донесся восторженный всхлип, когда раздутую волнистую гусеницу член въехал в ее кишку глубже. Шершавый язык дога непрерывно мотался за левым плечом женщины, по коже потекли несколько ручейков горячей слюны щекоча лопатку и грудь. Гейл впадала в настоящий экстаз она повернула влево голову и попыталась поймать своим языком язык пса. Когда ей это удалось женщина сладостно замычала, втягивая бьющуюся ленту в рот пытаясь сосать ее жадно жевать губами. Ее глаза превратились в два блестящих омута лишенные каких либо признаков сознания, всем существом овладела жгучая похоть. Прерывистое дыхание пса обжигающее щеку просто сводило с ума заставляя непроизвольно выгибать спину ритмично приседать на ослабевших ногах. В промежности Гейл нестерпимо покалывало, по половым губам клитору и подергивающемуся сфинктеру бежали мурашки точно миллионы маленьких червячков ползали по плоти щекоча, покусывая, раздражая нервные окончания.

Гейл чувствовала себя так словно оказалась в раю. Она уже не видела ничего вокруг и только неистово вонзала и вонзала в свое чавкающее влагалище переплетенные пальцы в одном ритме с дикими рывками члена пса в своей попке. Пенис у пса был не очень длинным, но восхитительно толстым и кольцо заднего прохода Гейл с силой сдавливало его будто бы всасывая внутрь. Она охватывала член сфинктером, точно скользким кулаком лаская, раздражая его одновременно от основания до кончика. Доила... сосала... массировала.

Самсон резко вскинул голову вверх и завыл. Все его тело бесконтрольно задергалось в каком то первобытном диком танце, глаза выпучились, из пасти пошла пена, пачкая волосы Гейл, заливая ее плечо и ухо. В мошонке собаки возник мощный спазм, а потом из нее устремился поток настоящего жидкого огня, лавы, которая мощным потоком устремилась по стволу члена и вырвалась наружу затапливая прямую кишку Гейл. Стенки ануса задергались под обжигающими ударами семени. Пес почти по человечьи захрипел, лапы соскользнули с плеч женщины оставляя на коже спины тонкие ярко-красные полосы царапин и переместились на талию обхватив ее почти человеческим жестом. Дог мощно дергал задом выстреливая все новые и новые струи спермы в попу самки.

— Оооохххх, Боже!

Гейл погрузилась в какой то сладостный бред. Ее ничто не беспокоило, не волновало, она забыла обо всем на свете кроме восторженного ощущения твердого пениса в кишке кроме растущего распирающего давления от жидкости обильно выделявшейся из него. Свежие царапины на спине пульсировали жгучей болью, но это лишь добавляло наслаждению остроты. Рука соскользнула с балки и с шлепком уперлась в отставленное правое колено, придавая позе женщины вид бегуна стартующего на гаревой дорожке, пальцы второй неистово шевелились в абсолютно мокром превратившемся в какое то месиво вздувшейся плоти влагалище. Она неистово виляла ягодицами толкаясь ими назад и одновременно вниз и вверх расплющивая их о горячее пушистое подбрюшье пса. Когда очередной 6 или 7 по счету фонтан спермы хлынул в ее кишку Гейл не удержалась и заскулила как настоящее животное,...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх