/ Авторы / Celluloid / Комментарии

0
Celluloid
Celluloid

Публикаций: 3

Комментариев: 1

Профиль на форуме

  • Celluloid
    24 мая 2015 0:39

    Комментарий к публикации: Ньяна

    ... Я родился в 1959-м году, на самой окраине тогдашней Москвы, в деревенском (даже!) доме: на улице Уржумского — поименованной по месту рождения, одного из сталинских упырей. Были там тогда и — такие, деревенские, с участком земли, садом и яблоками.
    Сами можете понять, что сейчас мне — 56 лет.
    Вплоть до 1979—80 года, все было — совершенно нормально и стандартно, для молодого советского человека: школа, МАДИ (АСУ), военная кафедра... Скучно, блин.
    Пока... Пока, в упомянутом году (мне оставалось меньше года до диплома), я, не — влюбился. Да в — кого!!? В гражданку Канады, французского происхождения... Плач и стон в Дому Целлулоидовом...
    Советские власти не приветствовали подобных браков (странно, правда?), и мы с моей Кристиной Бюро, (так ее звали), 18-летней дурой, еще бОльшей, наверное, чем я, получили по-полной от этих самых — властей.
    Но. Мы оба были УЖАСНО упертыми идиотами, и осуществили-таки свое гнусное намерение. Только. Тут выяснилась другая засада: в СССР Кристина жить — не могла. При необходимости постоять в ЛЮБОЙ очереди, более 3-х человек (я — проверял!), ее начинало просто трясти, и она впадала в истерику. Гнилой запад, ничего не попишешь... Такие дела...
    Мы уехали в Гейропу, поскольку у себя в Канаде она жить тоже не хотела: там был весьма властный, еще более упертый, и очень богатый папа (ну, например, у него был личный Gulfstream II), и мы стали жить в Германии (пардон! в ФРГ), в маленьком городке Uberlingen почти на самой границе со Швейцарией, на берегу озера.
    Богатенький папаша оплачивал своей дочери образование и квартиру (мы снимали половину дома), но оплачивать ее закидоны в личной жизни, он совершенно — не собирался.
    Я долго мыкался с работой: никто не хотел брать. Там все друг друга сдают копам, и это не считается (даже!) обидным. Я ездил в Штутгарт на велике (прав у меня тоже — не было!), а это около 100 км., я рубил дрова, я резал ручной гильотиной бумагу в местной типографии «Уберлингская Правда»... Че не делал только...
    Все — тщетно. Денег, как ни странно, не прибавлялось.
    Она закончила свой колледж, и мы стали мыкаться уже и по другим странам: Швейцария, Дания, Бельгия, и, наконец — Франция.
    Как-то, вконец охриневший от необходимости считать каждую копейку, я решил ПОЙТИ В АРМИЮ. Гениальный выход! Но. Там платили — БАБЛО.
    Узнав от Кристины об этом моем прозрении, ее папаша, бросил все и прилетел к нам на своем Гольфстриме. Он предложил мне вполне честную сделку: он дает мне денег в долг (без процентов!), а я — нахожу себе приличную работу, и отдаю, потихонечку. Сроков он — не устанавливал.
    Но. У советских, же, — собственная гордость! Я — отказался и пошел-таки служить. Он мне тогда сказал: «Смотри. Денег ты — не заработаешь, а семью и здоровье — потеряешь!» Жизнь доказала абсолютную правоту его утверждения... Каким образом и на каких условиях люди (?) НА САМОМ ДЕЛЕ попадают в Иностранный Легион, я Вам могу рассказать в другой раз. Если — захотите...
    Таким образом, в 1981-ом году я оказался в Африке, в славной республике Чад, в которой уже не один год, происходил полный — улялюй... Я свободно говорю на четырех языках, а русский — мой родной. Еще, я не менее свободно, могу общаться на том суржике, на котором РЕАЛЬНО говорят легионеры, ну... ну, и по-матерному!
    В Россию вернулся, когда окончательно развалилась моя прошлая семья, совершенно легально, по советскому еще паспорту: наврал, что иностранный давно — потерял. Всем в посольстве было — по барабану. Да и сейчас, я думаю — по барабану!
    Очень боялся, что меня здесь зачморят органы: я-то помнил — советские. Опять — облом: никому был я не нужен. Более того, когда здесь, в России я получил второе высшее образование, меня вызвали в военкомат (я опять подумал — кранты!), и присвоили капитана, поскольку второй диплом у меня со второй военной специальностью... Россия, блин!...
    Интересно, что моя французская дочь, тоже не захотела жить на Западе. Приехала сюда в 20 лет, окончила МГУ, стала (со временем) весьма продвинутым антропологом, общается с нобелевскими лауреатами, ее приглашают на все (по-моему) конференции на эту тему. Проговорив с ней, Вы никогда не поверите, что она родилась во Франции... Кличку «Celluloid» я получил в Обани, еще в учебном полку, поскольку наотрез отказался носить целлулоидный подворотничок: он меня душил. Огреб, естественно, — на всю катушку, но так и — не носил... Здесь, в России, я уже много лет работаю директором (наемным, я — не хозяин бизнеса) довольно крупной фирмы: более 300 человек... Такие дела... Вот ЭТО была — ТА присказка, о которой Вы просили... Если Вы еще — не догадались.

    • Рейтинг: 0
наверх