Без стука не входить!

Страница: 1 из 2

Заливисто смеясь и дразняще виляя попкой, она ускользала от меня снова и снова, именно в тот момент, когда мой, готовый разорваться от напряжения, член уже почти проникал в ее манящее лоно. Вот и сейчас, легким ветерком скользила по лесной полянке, залитой солнцем. Эта игра начинала меня раздражать. Я рычал как зверь, пытаясь догнать ее какими-то до ужаса неуклюжими прыжками, но каждый раз в моих руках оставался лишь лоскуток ее легкого платья и звонкий веселый смех.

Мелодия мобильного оборвалась, едва успев начаться. Видение таяло, смех девушки стал далеким, едва уловимым и, затаившись где-то в уголках памяти, растаял совсем. Исчез и березовый лес, лишь солнце по-прежнему продолжало ласкать мое лицо теплыми руками лучей. Я открыл глаза и увидел рыжую головку Вероники, медленно опускающуюся на мой член. Она стояла на четвереньках в моих ногах, абсолютно голая. Телефон, что вырвал меня из бесконечной погони за прелестями юной нимфы, находился у нее в руке. Я невольно залюбовался открывшимся мне зрелищем. Длинные волосы девушки, для удобства, были собраны в хвост, который теперь свисал в левую сторону. На ее веснушчатых щечках появился румянец, выдающий возбуждение. Она делала минет как всегда самозабвенно, закрыв глаза и глубоко дыша. Белая попа Вероники смотрит нежным розовым анусом на входную дверь нашего номера и окна, задернутые легкими занавескам. Я представляю, как маняще выглядит сейчас ее влажная щелка, с крупными мягкими половыми губами, и, мой член, от мыслей о своем любимом рабочем месте, надувается еще больше в ее горячих губах.

Веронику я знал с детства. До того, как ее отец, потомственный военный, получил новую должность в одном из гарнизонов нашей бескрайней родины, они жили в нашем городе. Так как наши семьи дружили, то дружили и мы с ней, год за годом открывая новые горизонты отношений. Вероника была наполовину украинкой, но как мне казалось целиком и полностью пошла в свою мать, такая же веселая, смешливая, такая же худая и рыжая с россыпью веснушек на лице и плечах. Уже третье лето она приезжала к нам в гости, чему были неслыханно рады мои родители, искренне любившие эту девушку. Не кривя душой, скажу, неслыханно этому был рад и я, потому что влагалище и рот этой безумно влюбленной в меня девчонки дарили мне поистине неземное наслаждение. В этом году нам исполнилось 18, мы взяли путевки в дом отдыха под названием «Кукушкино Озеро» и, погрузившись в атмосферу советских санаториев, наслаждались телами друг друга, не теряя драгоценного времени.

Протянув руку к мобильнику, который лежал на столе, я посмотрел на время — 9:35. Ага завтрак опять проспали. Вероника заметила мое движение, подняла голову, и, довольно улыбнувшись глядя мне в глаза, вернулась к своему любимому занятию. Она могла полировать мой член и яички бесконечно, и иногда я думал, а нет ли второго клитора у нее во рту. Я закинул руки за голову и, удобнее устроившись, расслабился, отдавшись полностью мастерству проворного языка. Солнце заливало маленькую комнатку нашего номера, и от этого светлая кожа Вероники казалась белее альпийского снега. Электрическими искрами по телу распространялся подступающий оргазм, я задержал семяизвержение, словно взводя затвор автомата и отпустив тормоза начал выстреливать очередями спермы в рот рыжей девчонки.

Ника фанатично глотала трудом заработанное лакомство, когда дверь распахнулась и со словами «Ребята, а вы чего на завтрак не ходи... « в дверях застыла соседка тетя Таня, с тарелками в руках. Глаза ее, казалось, вылезут из орбит, нижняя челюсть расположилась в районе пола, краска густо заливала лицо. Моя фея выпустила начинающий сдуваться член, и тот, звонко шлепнув, упал мне на живот, приковав к себе взгляд парализованной женщины. «Черт, опять забыли дверь закрыть», мелькнула в голове быстрая мысль.

 — Я п... п... поесть принесла, — Запинаясь тараторила соседка, не отрывая взгляда от обласканного члена. — Мне п... п... пора.

Поставив тарелки она хотела было ретироваться, но Ника метнувшись молнией закрыла дверь и зловеще улыбалась в ответ на немой вопрос в глазах тети Тани. О да, узнаю свою девочку, никогда не упустит возможности разнообразить наши отношения.

 — Как ты сме... — слова ее оборвались, когда узкая ладошка Вероники крепко схватила ее за промежность, обтянутую тонкими шортами.

Обмякший член шевельнулся и начал наливаться вновь. Та бессовестная сцена, что разворачивалась перед моими глазами, пьянила мой юный разум. Тетя Таня — 40-летняя женщина, с красивыми упругими бедрами, шикарной круглой попой, полной грудью, обтянутой легкой футболкой, торчащими сосками, ухоженная и, абсолютно точно, хорошо следящая за собой, мать двоих детей, которые сейчас находятся за стенкой, стоит и млеет от руки худой рыжей девчонки, которая с извращенным удовольствием тискает ее мягкое влагалище, через ткань летних шортов. В мою голову уже закрадывались эротические фантазии, связанные с аппетитным телом этой женщины, которые наверняка ими бы и остались, если бы не эта инициатива Вероники. Упускать представившийся шанс было глупо, тем более вставший болт требовал немедленного внимания к себе.

 — Давай ее сюда, — обратился я к Веронике, показывая на окаменевший член.

Тетя Таня вздрогнула всем телом, и уставилась на меня влажными, как цветок после дождя, глазами. Грудь ее быстро вздымалась в такт частому дыханию, нерешительность отчетливо читалась на возбужденном лице. Я посмотрел на ее торчащие соски и член дернулся от возбуждения, что дарила мне эта женщина.

 — Ну что замерла? — Спросил я с легкой улыбкой.

 — Первый па-а-а-ашел, — весело сказала Ника, шлепнув тетю Таню по мягкому заду.

Та сделала не смелый шаг, и снова замерла, глядя на торчащий флагштоком член.

Второй шлепок звонко упал на круглую задницу. Женщина сделала еще два шага, оказавшись вплотную к кровати. Вероника толкнула ее в спину и та, пытаясь сохранить равновесие, выставила вперед руки, падая на ложе нашей любви. Кровать громко скрипнула под тяжестью ее тела, тетя Таня попыталась подняться, но я удержал ее за плечи, прижимая кудрявую голову ближе к стоящему инструменту.

Когда наша пойманная лань перестала трепыхаться, я убрал руки и, откинувшись на подушку, застыл в ожидании. Теплое дыхание тети Тани коснулось моего члена, дурманя осознанием того, чья голова сейчас застыла над моим хером. Рука ее коснулась яичек, нежно перекатывая их и поглаживая бедра. Теперь я отчетливо слышал ее дыхание, глубокое, прерывистое. Завороженный этими ощущениями, я закрыл глаза, и упустил тот момент, когда мягкий ее рот поглотил набухшую головку. Движения ее становились все более страстными, а член погружался глубже и глубже в горло, пока нос женщины не коснулся моего лобка. Боже, неужели бывает так хорошо. Я лежал пораженный своим первым глубоким минетом, и теперь с наслаждением смотрел, как жадный рот зрелой женщины доит мой член своим горлом. Звуки, раздающиеся при этом, казались мне ужасно пошлыми и развратными, от чего удовольствие мое только усиливалось.

Вероника спустила шорты тети Тани, которые теперь застряли на коленках и, своими худыми пальцами, трахала ее влагалище, второй рукой она теребила свой чувствительный клитор. Женщина тихо мычала, насаживаясь на член и двигая крупным задом. Я сделал манящее движение рукой, и моя девочка, все поняв без слов, вытащила пальцы из чужой вагины, жалобно хлюпнувшей на прощание, будто с обидой выпуская предмет своего наслаждения. Вероника перебралась к стенке, руками бесцеремонно сняла голову женщины с члена, и, заглотив его один раз, принялась облизывать со своей стороны. Тетя Таня смотрела на это с интересом и недоумением, явно не понимая, что ей делать дальше. Помогая ей, я надавил ладонью на ее затылок, приближая к поршню, над которым уже трудилась Ника. Она еще секунду поколебалась, и отбросив сомнения провела по стволу языком снизу вверх. Божественно. Язык тети Тани ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх