Приключения Буратины. Часть 5. По дороге домой.

  1. Приключения Буратины. Часть 2: Мудрый совет
  2. Приключения Буратины. Часть 4: 33 проникновения
  3. Приключения Буратины. Часть 1.
  4. Приключения Буратины. Часть 3: Нелегкий выбор
  5. Приключения Буратины. Часть 5. По дороге домой.
  6. Приключения Буратины. Часть 6: Кошелёк или жизнь

Страница: 1 из 3

Проснулась Буратина рано утром. Солнце пробралось в спальню сквозь узкое окно и теперь ласковой кошкой облизывало бледный нос спящего Пьеро. Слышалось веселое пение птиц. Девочка с роскошными ресницами за ночь умудрилась перекрутиться так, что теперь она была головой в ногах Буратины. Коленки ее, обхваченные тонкими ручками, упирались в подбородок, круглая попка смотрелась нежно и невинно, как сочные персики на витрине, а розочка между ног цвела и благоухала, и даже мелкие капельки на ней казались утренней росой. Буратинка крепко сжала свои бедра, залюбовавшись нежно-розовым цветочком. Сладкая истома разлилась по ее деревянному телу, легким перышком играясь с зудящими сосочками. Она протяжно зевнула, закатывая глазки, и, облизнув тонкий пальчик, с хитрой улыбкой потянулась им к влажному цветку спящей девочки. Ненастоящая Мальвина скользко приняла палец своим влагалищем, даже не вздрогнув ресницами, и лишь удобнее подставила во сне свою попу, отвечая на круговые движения ласкающей ее сочное нутро деревянной девочки. Буратина хихикнула, замечая, что маленькая негодница шумно засопела и начала тихо подскуливать, когда она задевала особенно чувствительные места. К первому пальцу присоединился второй. Девочка судорожно шевелила задком, орошая простынь тяжелыми каплями своего сока. Появилась лужица и под Буратиной, которая, закатив глаза, нещадно теребила горошинку своего клитора.

Длинноносая проказница широко откинула левую ногу в сторону, так, что липкие губки легко раскрылись. От влагалища спящей девочки по деревянному телу расползались непонятные искорки, и Буратине казалось, что оно, тело, становится мягче. Набухли тяжелыми дыньками груди, еще чувствительнее стал бугорок клитора, а искорки все бежали и бежали, и, когда стало казаться, что все они собрались в ее длинном остром носу, невероятный оргазм лишил Буратину сознания.

Когда она пришла в себя, куклы по-прежнему спали. Все так же надоедливый солнечный луч донимал Пьеро. Тот сильнее жмурился, морщил нос, но прогнать яркого озорника не получалось. Буратина взглянула на свою соседку, влагалище которой продолжало изредка сокращаться, повествуя о сладком оргазме. Бедра и попа ее блестели от обильной смазки, на простыне образовалось большое мокрое пятно. Буратина аккуратной кошкой встала с кровати, накинула свою легкую одежку, пересчитала деньги, — золотых монет было столько, сколько пальцев на руке, — пять, и, зажав золотые в кулаке, удовлетворенная, вприпрыжку побежала домой. Ах, если бы она только могла увидеть, какой сон этим утром увидела девочка с длинными ресницами.

Когда из глаз скрылся балаган кукольного театра и развевающиеся флаги, она увидела двух нищих, уныло бредущих по пыльной дороге: лису Алису, и слепого кота Базилио.

Это был не тот кот, которого Буратина встретил вчера на улице, но другой — тоже Базилио и тоже полосатый, только шел он на двух лапах, и похож был на невысокого человека, покрытого серой кошачьей шерстью, с хищной усатой головой и длинным хвостом. Он шел немного позади Алисы, чьи круглые полушария вальяжно перекатывались при каждом грациозном шаге. От промежности ее исходил соблазнительный аромат, который жадно тянул носом Базилио, не сводя слепых глаз с роскошной попы. Как и кот, Алиса обладала человеческой фигурой. Яркая рыжая шерсть ее была украшена белым пятном на тяжелой упругой груди и плоском животике. Пушистый хвост сейчас был поднят вверх, так, чтобы запах влагалища сводил с ума слепого оборванца. Оба они обладали скудной одеждой, лишь слегка прикрывающей их срамные места.

Буратина хотела пройти мимо, но лиса Алиса сказала ей умильно:

 — Здравствуй, добренькая Буратина! Куда так спешишь?

 — Домой, к папе Карло.

Лиса вздохнула ещё умильнее:

 — Уж не знаю, застанешь ли ты в живых бедного Карло, он совсем плох от голода и холода...

 — А ты это видела? — Буратина разжала кулак и показала пять золотых.

Увидев деньги, лиса невольно потянулась к ним рукой-лапой, а кот вдруг широко раскрыл слепые глаза, и они сверкнули у него, как два зелёных фонаря.

Но Буратина ничего этого не заметила.

 — Добренькая, хорошенькая Буратина, что же ты будешь делать с этими деньгами?

 — Куплю Папе Карло настоящий очаг... Куплю ему много-много еды... И буду помогать всем людям!

 — Помогать, ох, ох! — сказала лиса Алиса, качая головой. — Не доведёт тебя до добра эта помощь... Вот я всю жизнь помогала людям, не позволяла лопнуть от напряжения их яичкам, а — гляди — хожу в обносках.

 — Помогать! — проворчал кот Базилио и сердито фыркнул в усы. — Через эту проклятую помощь я глаз лишился...

На сухой ветке около дороги сидела пожилая ворона. Слушала, слушала и каркнула:

 — Врут, врут!..

Кот Базилио сейчас же высоко подскочил, лапой сшиб ворону с ветки, выдрал ей полхвоста, — едва она улетела. И опять представился, будто он слепой.

 — Умненькая, благоразумненькая Буратина, хотела бы ты, чтобы у тебя денег стало в десять раз больше?

 — Конечно, хочу! А как это делается?

Алиса и Базилио начали медленно ходить кругами вокруг девочки, щекоча ее мягкими хвостами и легонько касаясь ладонями выдающихся мест. Буратина чувствовала, как ее сосочки стали тверже самого твердого дуба, а между ног сделалось так горячо, что мысли в голове запрыгали резво и беспорядочно, будто спасаясь от этого огня. А между мыслями, словно дуновение прохладного ветра, плыл убаюкивающий голос Алисы.

 — Проще простого. Пойдём с нами.

 — Куда?

 — В Страну Дураков.

Аромат Алисы окутал бедную Буратинку, и ей вдруг так сильно захотелось сжать покрепче бедра, что даже ножки затряслись от нетерпения. Нищие остановились, и теперь кот своими мягкими лапами гладил ее спину и попку, а лиса пощипывала твердые сосочки, которые еще больше распухли и задорно торчали сквозь тонкую курточку. Алиса ненавидела мужчин, слишком много повидала их за жизнь ее мягкая норка. Женщины же ненавидели Алису, за то, что сводила с ума их женихов и мужей. Так она и мучилась, который год, и мучала бедного Базилио, чьи яйца обещали взорваться, если не сегодня, так завтра. Глупая Буратинка была слишком маленькой и слишком наивной, она ничего не знала о похождениях рыжей плутовки, и теперь добродушно подставляла ей свои упругие грудки, от чего Алиса текла еще больше, а запах становился просто невыносимо сладостным.

 — Нет, уж я, пожалуй, сейчас домой пойду. — Нетвердо произнесла девочка.

 — Пожалуйста, мы тебя за верёвку не тянем, — проворковала лиса, — тем хуже для тебя.

 — Тем хуже для тебя, — промурлыкал кот, проводя пушистой лапой по возбужденным губкам

 — Ты сама себе враг, — проворковала лиса, крепко сжимая юную грудь

 — Ты сама себе враг, — промурлыкал кот, разводя в стороны половинки ее попы и касаясь шершавым липким языком дырочки ануса.

 — А то бы твои пять золотых превратились в кучу денег...

Язык кота гулял между ее половинок. Буратина от удовольствия открыла рот, закатив глаза. Ноги перестали слушаться и, поддерживаемая двумя парами лап, она опустилась на траву. Базилио перевернул ее на спину и, согнув деревянные ножки в коленях, припал к нежному бутончику. Язык его, весь покрытый мелкими выступами, быстро сновал по промежности девочки, погружая ее в состояние экстаза. Таких острых ощущений Буратина еще не испытывала никогда. Ей хотелось смеяться, плакать, разговаривать на языках всех известных ей животных и просто кричать от счастья. От перевозбужденного влагалища начали расползаться уже знакомые ей искорки. Медленно пробираясь к конечностям, они свели судорогой пальчики ее ног, маленькими ладошками она цеплялась за пучки травы, соски стали невыносимо зудеть, а нос, как ей казалось, отяжелел, и обрел незнакомую раньше чувствительность.

Алиса скинула свою дырявую набедренную повязку и, чуть согнув ноги в коленях и плотно сжав бедра, нервно теребила ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх