Солнечная Ялта

Страница: 1 из 2

Несмотря на то, что Ялта сияла огнями, на пляже было совсем темно. Почти наощупь обнаружив шезлонг, Сергей сел и потянул женщину на себя. Платье задралось, обнажив стройные бедра. Трусиков на ней не было. Слившись в поцелуе, они лихорадочно раздевали друг друга: женские пальцы высвободили из ширинки напряженный член, бретельки платья поползли вниз, обнажая пышные груди. Прелюдия не понадобилась: оба были уже готовы к соитию. Вероника раскачивалась, сидя верхом на Сергее, вскрикивала и стонала, запрокидывала голову с распустившимися шелковистыми волосами, а он терзал губами ее соски и насаживал на себя все быстрее, крепко сжимая руками хрупкую талию. А в нескольких метрах от них шумела и переливалась огнями вечерняя ялтинская набережная...

Волшебная таблетка была подброшена Веронике в кофе в первый же вечер их знакомства. Сергей планировал не расставаться с женщиной и регулярно подкармливать ее «препаратом пышности», как он называл про себя лекарство. Он уже предвкушал, как через несколько дней ее фигурка округлится, как ей станет тесно в облегающей одежде. Но вмешался случай: Сергею позвонило институтское начальство и откомандировало его на трехдневный конгресс в Симферополь. Отказаться мужчина не мог: от этого конгресса зависела его карьера. Но как же быть с Никой? И тут его осенило: Никита!

Мальчик был очень капризным, матери приходилось постоянно одергивать его, и от этого он сердился еще сильнее. На этом и решил сыграть Сергей. На следующее утро он встретился с Вероникой и ее сыном на пляже. Когда женщина отправилась плавать в море, Сергей заговорщически сказал мальчику: — А хочешь, я сделаю так, что твоя мама станет доброй и будет все тебе разрешать? Точнее, сделаешь это ты сам, а я дам тебе средство. Видишь эти таблетки? Будешь по одной добавлять маме в сок каждое утро, только незаметно. И помни: это наш с тобой секрет, никому ни слова. А чтобы скрепить наш договор, я куплю тебе мороженое и, когда вернусь, свожу в зоопарк. Хорошо?

Мальчик радостно кивнул и спрятал коробочку с таблетками в кармане шортиков. Вечером Сергей уезжал в Симферополь со спокойной душой. Накануне они пообедали вместе с Вероникой, предварительно накормив Никиту и отправив его смотреть мультики в детскую комнату санатория, а потом устроили бурное и страстное прощание в номере Сергея. Ника загрустила, узнав о расставании, но Сергей пообещал ей по возвращении сюрприз, и женщина смирилась. О том, что на сюрприз очень надеется и сам Сергей, мужчина не сказал...

Он даже не ожидал, что препарат подействует так быстро. Вернувшись из Симферополя поздно вечером, он тут же отправился в номер Вероники. Еще у двери услышал рыдания. Распахнул дверь — и остолбенел: перед зеркалом, заливаясь слезами, стояла роскошная блондинка. Она была в том же белом купальнике, в котором он увидел ее в первый раз, но теперь эластичная ткань облегала ее настолько плотно, что было непонятно, как женщина вообще умудрилась в него влезть. Грудь, выросшая на размер, не умещалась, ткань едва прикрывала соски. Трусики прятались где-то в попке, оставляя половину ее, свежей, налитой и незагорелой, открытой. Талия тоже раздалась, на боках при каждом движении появлялись аппетитные складочки. Заметив Сергея, Вероника с рыданиями бросилась к нему: — Ы-ы-ы... Посмотри на меня! Я не знаю... не знаю, что со мной! Я похожа на корову!... На меня не налезает никакая одежда! Ы-ы-ы...

Сергей взял ее лицо в ладони, отметил, как покруглели ее щечки, как соблазнительно они теперь выглядели, несмотря на дорожки слез. Его распирало желание: хотелось водить членом по этим щечкам, покрытым нежным пушком, по полным губам, проникнуть в глубину ее рта, ощутить нежный язычок и эти щечки изнутри... хотелось, чтобы его член оказался в тесной ложбине между полными грудями и излиться на эти белоснежные холмы с крупными коралловыми сосками... он жаждал ворваться в ее попку, сжимать ягодицы так, чтобы на них остались синяки... Тысячи эротических фантазий пронеслись в голове мужчины, он был готов заниматься любовью со всем ее телом: и с располневшими руками, и с пальчиками, ставшими пухленькими, как у девочки, и с бедрами, потяжелевшими роскошными бедрами, и с животиком, кругленьким, но не очень большим и таким манящим. Но прежде чем воплощать фантазии в жизнь, следовало успокоить Веронику. Он заглянул в испуганные синие глаза и убежденно сказал: — Ты прекрасна. Ты даже не представляешь, как ты прекрасна.

Он взял со столика нож и коснулся им ткани купальника в том месте, где она удерживала в неволе грудь. Ткань поддалась сразу, как будто ждала этого. Вероника вздрогнула, когда холодное лезвие скользнуло между грудей вниз, к животу, а потом еще ниже. Выражение ее глаз изменилось, в них больше не было испуга и недоумения. Сергей отбросил нож, поставил женщину перед зеркалом и медленно стал стягивать с ее плеч остатки купальника, покрывая плечи и руки поцелуями. Потом он стал на колени, чтобы высвободить ее бедра и ноги, целовал и покусывал попку и бедра, особенно те места, где тугой купальник оставил красные следы. Наконец Вероника осталась совершенно обнаженной. Сергей прижался животом и грудью к ее спине, позволив ощутить, как сильно он ее хочет. Его ладони подхватили снизу ее располневшую грудь, приподнимая кверху:

— Посмотри на них... Они прекрасны. Они изумительны. Это самые соблазнительные груди, которых мне приходилось касаться. Его руки скользнули выше, пальцы ласково обвели подбородок, щечку, губы, а потом одна рука зарылась в волосы, а пальцы второй скользнули в рот женщины. Ника стала их посасывать, а Сергей продолжал: — Я готов убить за твои волосы и личико... И за эти пухлые губки... и за мягкие щечки... и за твой горячий ротик...

Вероника застонала, задвигалась: его пальцы, выскользнув из ее рта, теперь нашли другие губы, нежные лепестки внизу живота и зернышко между ними и стали их теребить. — Ты прекрасна, как Елена Троянская, любовь моя... Из-за таких женщин, как ты, начинались войны... Тысячи мужчин упадут к твоим ногам за один твой поцелуй, за разрешение прикоснуться к твоей руке... Вероника не выдержала. Она сползла на пол, выставив кверху попку, волосы растрепались по беззащитной спине. Контраст между тонкой талией и раздавшимися бедрами был великолепен. Незагорелый треугольник сиял в полумраке. — Возьми меня... Быстрее! — воскликнула женщина. Впрочем, Сергея не надо было уговаривать.

Наутро Вероника смущенно улыбалась и краснела, вспоминая, что они вытворяли ночью. — Ты знаешь, у меня были мужчины, и я думала, что в сексе меня трудно чем-то удивить, но ТАК меня еще никто не любил, — призналась она Сергею. — Это потому, что ты самая желанная и сексуальная женщина на свете, — вполне искренне ответил тот. — Тебя хочется любить всю. И непрерывно, — он впился зубами с другой стороны грушу, которую, она ела, и слизнул потекший по ее подбородку сок. Когда Вероника скрылась в ванной, из соседней комнаты вышел заспанный Никита в пижаме.

Ничуть не удивившись при виде Сергея, мальчик подбежал к нему и возбужденно зашептал на ухо: — Дядя Сережа, дядя Сережа, а я делал так, как ты сказал. Я бросал маме таблеточки, и она стала много есть, а мне все разрешать, чтоб я ей не мешал. А когда мы пойдем в зоопарк? Давай сегодня? — Давай, — легко согласился Сергей. Они записались на экскурсию и втроем поехали на Поляну Сказок. Сергею и Нике эта экскурсия принесла немалые мучения: казалось, что при касаниях и взглядах друг на друга между ними проскакивали искры.

Они с вожделением посматривали вокруг, прикидывая, нельзя ли укрыться в укромном уголке и быстро заняться сексом, но сдерживало присутствие Никиты. Так что пришлось увлеченно заниматься фотографированием зверей в зоопарке, чтобы хоть как-то отвлечься от распиравшего желания. А когда Сергей купил всем по мороженому и увидел, как язычок Вероники скользит по ледяному брикетику, он не выдержал и прорычал ей на ухо: — Ну подожди, вернемся, я тебе покажу, как меня возбуждать на людях!

Вернувшись, они тут же отправили...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх