Формула успеха

Страница: 1 из 5

Алексей нервничал. Нервничал сильно, но какое-то чутье подсказывало ему, что на этот раз все получится. Он высыпал таблетки из непрозрачного пузырька на кухонный стол, снова сгреб их руками, зачем-то понюхал, хоть запаха они не имели и Леша об этом прекрасно знал. «Правильная была формула, — усмехнулся он про себя, — Формула успеха». Алексей был горд собой, — далеко не каждому мужчине удается заставить женщину меняться так, как ему того хочется. Он же был уверен, что на этот раз все получится, и намеревался протестировать заветную формулу на Кристине. Кристина была девушкой, с которой Алексей встречался последние полгода. В какой-то мере он был к ней привязан, но объяснялось это тем, что она, как подопытный кролик, уже испытала на себе предыдущие версии формулы. Что ж, пожалуй сегодня её карьера дегустатора завершится.

За ужином Кристина была очень болтливой и оживленной, в хорошем расположении духа, так что подливать ей побольше вина оказалось совсем не сложной задачей — она совсем не сопротивлялась. Когда Кристина наконец-то отлучилась из-за стола, Алексей незамедлительно подбросил в ее бокал таблетку, разломав на несколько частей для лучшего растворения.

 — Милый, — разгоряченная румяная Кристина снова уселась за стол, поедем после ужина ко мне?

Алексей загадочно улыбаясь произнес длинный витиеватый тост, завершая его призывом выпить до дна. Кристина с готовностью осушила бокал и снова принялась ворковать про планы после ужина. Наслушавшись воркований, Леша решил действовать.

 — Киса, может, десерт? — предложил Алексей, и предвкушение триумфа подступило к нему вплотную, он даже на несколько секунд забыл дышать. Следует отметить, что Кристина не просто следила за фигурой. Она следила за ней с немецкой педантичностью и спартанским хладнокровием, и слово «углевод» было самым страшным ругательством. На что только не пойдут желающие вернуться на подиум.

Мм, — округлила глупые глаза Кристина. — Наверное, лучше еще салат.

Салата Кристина, к большому удовлетворению Алексея, не дождалась. Презрев правила приличий, она таскала кусочки из его тарелки, даже, как ему показалось, немного урча. И как миленькая съела салат и не отказалась от всегда отвергаемого шоколадного десерта.

Алексей торжествовал. Он еще не знал, какие результаты даст формула через несколько недель применения, но начало было ошеломительным. С таким аппетитом очень скоро аристократичная худоба Кристины уступит место более женственным формам, ноги, длинные и невероятно худые, станет еще приятнее раздвигать, когда они станут круглее, привычные джинсы обтянут и перетянут попу новой аппетитной формы, но эти мимолетные фантазии ничуть не помешали Алексею спокойно и равнодушно ответить на очередное воркование:

 — Мы никуда не едем, милая. И вообще больше не встречаемся.

Он и в самом деле был спокоен, как никогда. Для испытания формулы успеха нужен был чистый объект, да и Кристина уже поднадоела. «Мне 40 лет, в конце-концов, — подумал он. Сколько я могу думать о других. Пора бы и о себе.»

***

На другом конце большого города Аня собирала вещи. Собирала, как все женщины — не по принципу «то, без чего нельзя обойтись», а то «что может мне понадобиться». Получалось, то обойтись она не может решительно без всего, включая квартиру. Глеб тёрся рядом, путаясь под ногами и руками, мешая сосредоточиться.

 — Сын — прикрикнула Аня, — ты можешь и сам собрать свои вещи, здоровый лоб, уже целых 12, вместо того, чтобы мешать собираться мне.

 — Я уже собрал — прошелестел Глеб, испуганный маминой резкостью.

«Что это я — одернула себя Аня, — ему и так несладко, отца недавно похоронили. Он-то его любил, наверное». Думать о любви Ане было как-то непривычно. Все годы брака она любила благополучие, муж любил продолжение рода, а сын любил отца. Теперь, выходит, Ане самой надо заботиться о любви. Такая незадача. Ну хоть о благополучии не надо, счета, фонды и доверенные лица помогут. Поэтому она обещала себе постараться быть хорошей матерью и как-то отвлечь Глеба — отвезти на море.

 — Мой умница, — ласково сказала она, прижимая Глеба к себе. Голова мальчика уткнулась в ее грудь, но Аня не усмотрела в этом ничего предосудительного. — Налей нам чего-то холодного попить, а я уже почти закончила. Она почти не лукавила — багаж, полный вечерних платьев, дорогих дизайнерских сарафанов, юбок и невесомых маек, занимал уже половину коридора. Аня настроена была на новые знакомства и развлечения. Не зря же брала с собой подруг. Галя и Марина призваны были опекать Глеба и составлять компанию Ане — по очереди. Не слишком по-дружески, но Аня точно знала, что пить и развлекаться девки будут за ее счет, поэтому угрызений совести не испытывала.

Глеб ускакал на кухню, а Аня вытряхнула на постель несколько ящиков с бельем. Сбросив халатик и оставшись шелковой ночнушке, придирчиво осмотрела себя в зеркале. Для 34 лет Аня выглядела просто сногсшибательно — полная грудь третьего размера, эталонные ноги, талия и руки — предметы особой гордости. В задумчивости глядя в зеркало, Аня прикладывала к себе разные комплекты, размышляя, будут ли они сочетаться с загаром. За приоткрытой дверью маячил Глеб. Он держал станы в руках, но зайти не торопился. Мама была занята делом, которой обещало перейти в примерку. Глеб весь заволновался от такой мысли. Тонкая шелковая ткань прилегала к телу совсем неплотно, и от этого еще более дразнящими выглядели полные груди, к которым Глеб, конечно же, испытывал давно не младенческий интерес.

 — Глебушка, — заметила его Аня, — что ты вкусное принес, давай же. Он протянул стакан матери, и уставился на груду белья.

 — Возьми это — неожиданно сам для себя предложил мальчик, указывая на бежевый комплект с кружевами.

 — Да? Почему — заинтересовалась Аня.

 — Ты загоришь, а это по цвету почти как тело, — не стал лукавить сын.

 — Хорошо, — согласилась Аня. — А еще что взять? Поройся, выбери, а я пока купальники найду.

Глеб приблизился к груде тряпочек и запустил руки в ворох бюстгальтеров и трусиков. Он раскладывал вещи по комплектам, стараясь не представлять весь этот арсенал в действии, затем отобрал несколько самых, ан его взгляд, красивых.

 — Хм, всё такое открытое — усмехнулась Аня.

 — Так лето же — изобразил невинную улыбку Глеб. — Жарко.

 — Ладно, уговорил. А купальников сколько брать? Пять? Шесть?

 — Мам, мы на месяц едем, а не на всю жизнь.

 — Ну правда, ты у меня совсем большой стал, дело говоришь. Как в последнем номере журнала писали — один для плаванья, один для того, чтобы загорать, ну и третий — чтобы фотографироваться.

***

В аэропорту неожиданно пошел дождь и привычная очередь к трапу превратилась в толпу недовольных согражданами людей. Все торопились попасть в салон как можно быстрее, будто бы с неба капала не вода, а как минимум кислота. Алексей представил себе такую апокалиптическую картинку и широко заулыбался. «Забудь — тут же велел он себе. На следующий месяц ты не химик, ты — бизнесмен, банкир, преуспевающий юрист ну или кто-то там еще, придумаешь при случае. А химию забудь. Ну, кроме формулы успеха, конечно». Позади Алеши тихо кудахтала забавная компания — три пригламуренные тетки ранне-средних лет и подросток. Всем что-то не нравилось, и уж, конечно, накрапывающий дождик. От широты души Леша сделал шаг в сторону и жестом показал: проходите, мол, воздушная карета подана. Две даже поблагодарили, третья не снизошла, но это не очень интересовало Алешу, — его хорошего настроения не мог омрачить даже полк неприветливых теток. Благо на курорте приходилось рассчитывать ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх