Ирония судьбы

Страница: 1 из 2

Дзинь-дон... Капли осеннего дождя тихими колокольчиками бьются о подоконник старого кинотеатра.

 — Здравствуйте, Эмма Генриховна. — Мило улыбаясь, поздоровалась вошедшая в помещение девушка.

Старушка-гардеробщица оторвалась от чтения книги и, расплываясь в улыбке, поспешила ей навстречу.

 — Здравствуй, Алиночка.

Девушка передала ей пальто и зонт, и теперь пыталась дыханием согреть озябшие руки.

 — Давно ты нас не навещала, голубушка. — Продолжила старушка, вернувшись на свое место. — Не стряслось ли чего?

Алину всегда забавляло и несколько смущало это старомодное обращение, но та теплота, с которой произносила это слово Эмма Генриховна, всегда ложилась бальзамом на юное сердце.

 — Нет-нет, все хорошо, просто... времени как-то не было. — Немного грустно ответила девушка.

Старушка понимающе кивнула головой и вернулась к чтению. Алина купила билет, и в ожидании сеанса подошла к окну.

Дзинь-дон... Падают капли, люди, плотнее кутаясь и закрываясь зонтами, спешат по своим делам. Природа замирает, в ожидании зимы. Последние редкие листья жалостно бьются в отчаянных попытках покинуть опустевшие ветви. У окна стоит стройная девушка, обхватив себя руками, легко сдавливая крупную грудь. Приталенное черное коктейльное платье мягко подчеркивает соблазнительную женственность ее форм, делая зрительно ее талию еще уже и выделяя круглую крепкую попку. Строгий пучок русых волос на голове, темные чулки и туфли завершают ее образ.

Она всегда одевалась официально при посещении своего любимого ретро-кинотеатра. Только так Алина могла чувствовать себя гармонично в этом, путь старом и ветхом, храме красоты.

Контролер открыл дверь в зал и девушка, намеренно пропуская перед собой людей, не спеша шагнула в свой любимый загадочный и прекрасный мир. Кроме нее в зале присутствовало четыре человека, которых она рассмотрела еще в фойе. Престарелая пара интеллигентного вида, уселась в первом ряду. Стройная приятная дама в возрасте с грустными глазами расположилась неподалеку от них. Четвертой была девчонка ее возраста, с рыжими волосами и смешной прической, которая так же заняла место поближе к экрану. Алина проследовала до последнего ряда, там, в самом темном углу, находилось ее любимое место.

Свет погас, тихо затрещал проектор, погружая зрителей в удивительную атмосферу картины «Ромео и Джульетта» режиссера Франко Дзеффирелли. Это был тот фильм, который Алина могла смотреть бесконечно, каждый раз восхищаясь небесной красотой Оливии Хасси, и чувствуя, как низ живота наполняется желанием от взгляда Леонарда Уайтинга.

Алина рассталась со своим молодым человеком полгода назад. Рассталась тихо и без истерик. К случайным связям она не стремилась, и всю свою небогатую интимную жизнь была крайне разборчива в выборе партнеров. Так к 22 годам лишь двое побывали в ее тесной пещерке. Сдержанные внешне эмоции атомной бомбой взорвались внутри, погрузив девушку в тяжелую депрессию, выйти из которой помогла работа и постоянные командировки. Сейчас она чувствовала, как намокают трусики от наблюдения за игрой любимого актера, и с удивлением осознавала, что ее чертовски темпераментное тело не знало оргазма уже шесть бесконечно долгих месяцев. Алина дурела от нахлынувших эмоций. Ерзая в кресле, глядя на экран полуприкрытыми глазами, она представляла, как ее истосковавшуюся щелку таранит железный член Уайтинга.

Не в силах больше сдерживаться, она подняла подол платья и развела ножки в стороны. Черные резинки ее чулок завораживающе контрастировали со светлыми упругими бедрами. Рука потянулась к черным трусикам. Алина выгнулась дугой на кресле в тот миг, когда ее изящный пальчик коснулся клитора сквозь мягкую, начинающую увлажняться, ткань, скользнула ниже по креслу и еще шире развела в стороны ноги. Палец двигался круговыми движениями. Не стало больше кинозала, и тех людей, что находились в нем, остались только пальчик, клитор и тонкая полоска ткани между ними. Сдвинув трусики в сторону она, не медля больше, погрузилась во влажную глубину своей норки, обронив тихий стон, который растворился в звуковом ряде фильма. Алина остервенело трахала себя двумя пальцами, отрывисто стонала и кусала нижнюю губу, приближая волну полузабытого ей оргазма. Рот девушки был открыт, дыхание сбилось окончательно, тело мелко дрожало, и казалось, что вот-вот..

Дверь зала шумно хлопнула, пустив сердце девушки в дикий галоп. Она не заметила, как та открылась и теперь, резко одернув платье и приняв увлеченный вид, сидела, не дыша от страха. В тусклом свете она разглядела силуэты мужчин. Те как назло прошли весь зал и похоже решили расположиться в том же ряду. «Другого места найти не могли» — подумала девушка про себя. Раздражение, усиливаемое тем, что кончить так и не удалось, вытесняло страх. Мужчины не останавливались, и вот один из них садится справа, на самом последнем кресле, другой слева. Раздражение нарастает, готовое вырваться наружу пламенем вулкана, но гаснет еще быстрее, чем разгоралось, когда губы незнакомца почти вплотную с ее ухом произносят:

 — Ну, здравствуй, Алина, ты так представляла нашу встречу?

От этого голоса внутри все похолодело. Нет, она его не слышала раньше, и, осмелившись повернуть голову налево — лица тоже не узнала. Короткая стрижка, прямой нос, развитый подбородок, лицо Алина могла бы назвать красивым, если бы не эти холодные цепкие глаза. На вид незнакомцу было не больше 30 лет.

 — Хороша. Не понимаю, зачем нужно было чужие фотки показывать. Я Артем, а это, — Кивнул он на своего друга. — Как ты уже догадалась, Рома. Или, как ты там его называешь? Рокки?

Артем криво усмехнулся. Алина непонимающе хлопала ресницами. Она повернула голову в сторону Ромы. Тот смотрел, как будто, сквозь нее. Широкий перебитый в прошлом нос, низкие брови, очерченные скулы, спокойный уверенный взгляд.

 — Рокки? — Тихо и растерянно повторила Алина.

Тот кивнул головой.

Рука Артема легла на ее бедро и безуспешно попыталась проникнуть под подол узкого платья.

 — Мы же договаривались — короткая юбка без трусов. — Опять раздался гипнотический пугающий голос Артема. — Подними.

Алина дрожащими руками подняла подол до лобка, оставляя ножки плотно сжатыми. Мысли ее, шумными неугомонными чертятами, носились в голове, она никак не могла сконцентрироваться, вдобавок еще и раззадоренное влагалище ощутимо пульсировало, окончательно путая девушку в ее чувствах.

Рука Артема легла на ее промежность, легла, как показалось Алине, нагло, по-хозяйски. Он не сильно сжал ее и, отпустив, легко шлепнул. Девушка закатила глаза и открыла рот, задыхаясь от острого приступа удовольствия. Артем продолжал шлепки, глядя на извивающуюся Алину, бесстыдно двигающую тазом, подставляя свою истекающую дырку. Руки Романа легли на ее грудь, нежно сжимая через платье, и окончательно снося крышу.

Девушка вертелась все быстрее. Артем, чувствуя ее приближающийся оргазм, убрал руку, наблюдая, как Алина по инерции продолжает свои движения. Он расстегнул брюки и, вывалив свой болт наружу, откинулся в кресле. Рома взял девушку за плечи и, ничего не соображающую, подтолкнул к торчащему члену друга. Алина открыла глаза, оказавшись один на один с напряженным инструментом. Влагалище ее горело, жадно требуя в себя чего-нибудь подобного, взгляд затуманился, рот наполнился густой слюной. Артем не форсировал события. Ехидно ухмыляясь, он смотрел на замершую девушку, напрягал мышцы, заставляя член подрагивать, и было очевидно, что ему доставляет удовольствие эта игра.

Алина глубоко дышала от возбуждения, медленно приближаясь. Тягучая слюна упала на головку, стекая по стволу. Девушка прикрыла глаза и мягкими губами обхватила член, опускаясь ниже. Она замерла, чувствуя пульсацию венок и смакуя сладковатый вкус. Голова ее плавно скользила вниз-вверх, стирая ухмылку с лица Артема,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх