Операция «Фантом». Часть 1: Начало

  1. Операция «Фантом». Часть 1: Начало
  2. Операция «Фантом». Часть 2: Штиль на море и буря в постели
  3. Операция «Фантом». Часть 3: Женщина на корабле
  4. Операция Фантом. Часть 4: Сексуальный талант

Страница: 2 из 3

возможностях эсминца, так как это очень пригодится ей при выполнении названной вами операции. Кстати. Адмирал разрешил поселить гостью в своем салоне. За ужином в кают-компании я представлю офицерам гостью. А сейчас, Зоя Николаевна, прошу ко мне. Посмотрите, как живет командир корабля.
В каюте, блестевшей чистотой и порядком, гостья внимательно огляделась по сторонам и, усевшись на диван, с любопытством посмотрела васильковым цветом своих глаз прямо в голубые глаза командира.
 — Я думаю, что нам надо более подробно познакомиться друг с другом, — сказала она, положив ногу на коленку так, что в разрезе ее юбки тут же обозначилось золотистого цвета ее бедро.
«На «Гольден-Леди» хочешь меня взять, голубушка», — мелькнула у него шаловливая мысль.
«Нет. На живую ножку. Погляди, морской сыч, как она хороша!» — мысленно ответила она.
Жаков подошел к холодильнику, вынул бутылку шампанского, тарелочку с нарезанным лимоном и колбасой и вместе с фужером поставил на стол перед красавицей, внимательно созерцающей его каюту. Себе он налил рюмку коньяку, которую поставил перед своим блюдцем с ломтиками лимона.
 — Я думаю, что сии атрибуты гостеприимства не помешают нашему более близкому знакомству. Не так ли, Зоя Николаевна? — краешками губ улыбнулся моряк.
 — Вы правы, Александр Михайлович. Итак, ваша биография: школа, высшее военно-морское училище, флот, где вы уже командуете этим замечательным кораблем.

 — А вы после десятилетки попали в вуз на физмат, затем адъюнктура, кандидатская работа, далее — докторская и вот вы теперь руководительница новой и далеко идущей в науке темы. Не так ли, Зоя Николаевна.
 — Все так, Александр Михайлович. Разве, что добавить, что мне уже 37, не замужем, детей нет, — с некоторой грустью в голосе добавила она, слегка пригубив бокал с шампанским.
 — Что так? Не было возможности уделить внимание себе? — спросил он, слегка потягивая коньяк из рюмки с золотистым ободком.
 — Наука требует жертв, — улыбнулась она, протянула руку к блюдечку и взяла ломтик лимона. — А как у вас на личном фронте? — глаза ее с интересом ощупывали его статную фигуру.
 — Похвастать нечем. Женат. Вернее женил один господин на своей дочери. Детей тоже нет, и, похоже, уже не будет. У жены какие-то проблемы по этой части.
 — Да. Тоже невеселая история. Ну, что ж, Александр Михайлович, как поется в одной песне «Не надо печалиться. Вся жизнь впереди». А сколько вам природа настукала?
 — Я, Зоя Николаевна, уже в возрасте Христа. Целых 33 настучало...
 — Не Целых, а... Только, Александр Михайлович. Завидую я вам и удивляюсь. Такой мужчина, можно сказать, в самом соку, и такой скептис.

Неизвестно, чем бы закончился их разговор, который был вдруг прерван телефонным звонком. Старпом докладывал о готовности корабля к выходу в море для обеспечения выполнения операции «Фантом».
 — Пойдемте, Зоя Николаевна. Я представлю вас офицерам корабля...
Представление затянулось за полночь. Гостеприимные камчадалы не хотели отпускать питерскую красавицу, изрядно угостившую ее кое-какими крепкими напитками, кетовой икрой и балыком чавычи. В ответ она села у рояля и спела им несколько модных песен под собственный аккомпанемент.
Ее хотели проводить до ее каюты, но она отказалась, сказав, что найдет дорогу сама. И она нашла ее, тихо нажав на ручку в двери командирской каюты. Гостья осторожно перешагнула порог. В каюте было темно. Женщина тихонько села на диван и стала раздеваться. Оставшись в одних трусиках, она подошла к командирской кровати и раздвинула шторки. Человек, лежащий на боку, лицом к стене, замер, затаив дыхание. Женщина прижалась к его теплой спине всем своим разгоряченным телом, обняла за шею и, приставив губы к уху, прошептала:

 — Привет, Сашок-пастушок! Ты так и не узнал меня?.
 — Ну, почему же не узнал. Я твою задницу, товарищ профессор, опознал еще на пирсе...
Да. Бывают в жизни такие минуты, когда случается с тобой самое неожиданное. Так случилось и с Александром Михайловичем, который узнал в этой женщине одну из своих сельчанок, опознав ее по работе этих притягательных ягодиц. Ведь это только у белобрысой Зойки, дочери председателя совхоза, была такая попка, которая в ее семнадцать лет сводила с ума не только сверстников, но и солидных мужчин, верных и крепко любящих своих жен. Бывает же такое, когда некая дива этак игриво вильнет бедром, обволакивая мужика туманным взглядом, и пропал тот, словно муха, попавшая в паутину паука. Сашку-пастушку тогда было только тринадцать. Он тоже засматривался на Зойкину попку, мечтая ее помять в прохладную летнюю ночь на сеновале, где его нередко посещали не только одноклассницы, но и девочки постарше. Ведь слава о его двадцати пяти сантиметровом члене не давала покоя многим девонькам и бабанькам в селе, на что однажды клюнула и гордая дочка председателя совхоза. Она пришла к нему ночью на сеновал, когда Сашок-пастушок уже крепко спал. Бесцеремонная девчонка хотела получить от него необыкновенное удовлетворение, оставаясь инкогнито. Когда она завалила его на спину, ухватившись пальцами за его спящий член, Сашка вздрогнул, проснулся, обхватил ее руками за голову и притянул ее губы к своим дрогнувшим губам:

 — Надь! Ты? — спросил он, думая, что это опять его шаловливая шестнадцатилетняя сестренка пришла поозорничать с ним на сеновале.
 — Я-я. А кто же еще! — прошептала девушка в ответ, радуясь тому, что он не узнал ее. Сашка обрадовался ее приходу. В отличие от многих девчат, его сестренка всегда вначале мастерски отсасывала ему член. Этому искусству научил ее отец, заваливая дочь на спину, когда жена уходила в темноте доить и выгонять на улицу их «Зорьку», которой надо было приобщаться к деревенскому стаду, которым летом заправлял ее младший сын. В то далекое время такие взаимоотношения считались большим грехом, который, однако, легко отмаливался греховодниками перед церковной иконой, что не мешало им впредь заниматься тем же. Новая гостья тоже начала с отсоса. Но делала она это более квалифицированно, чем его сестренка. Видимо культура секса в семье председателя совхоза была на более высоком уровне, чем в доме кузнеца. Сашка тогда посчитал это просто возросшей культурой колхозного села, совершенствуя свой секс в объятиях многих баб, количество которых явно перерастало в его сексуальное качество. Затем, когда она властно раздвинула его ноги, а возможные возражения заткнула жаркими губами, впившись в его губы, и медленно, но уверенно стала наезжать дрожащим от нетерпения телом на то «бревно», которое уже торчало между его ногами, он почувствовал себя на вершине блаженства. Ведь многие из его одноклассниц держались молодицами до первого оргазма, а потом скисали, делая вид, что продолжают трахаться всласть, в то время, когда его «Молодец» только начинал раскочегариваться. С этой молодицей, которую он сначала принял за сестру, дело пошло по новому сценарию. Доведя своим пылом его до первого оргазма, она тут же умыла этого «Молодца» своими жадными губами, направив его в свое противоположное отверстие. Пастушок еще не ведал анального секса, но когда его испробовал, то был окончательно побежден. Эта девка со знанием дела умела мастерски использовать все свои дырочки, что привело его к познанию чувства такого сладострастия, о котором не только он, но и многие мужики в его селе даже не мечтали. Такое могло не только вскружить голову и обязать мужчину совершать великие подвиги, но идти и на самые отвратительные, низкие и тяжелые преступления во имя этих несбыточных мгновений, когда ты чувствуешь себя сверхчеловеком. Зойка действительно была демоном в юбке, и она как демон растворилась в воздухе, когда он вконец обессиленный окончательно выдохся и обмяк под ее ненасытным телом. Он так и не узнал, кто же был с ним в ту ночь. И только сейчас догадался,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх