Операция «Фантом». Часть 2: Штиль на море и буря в постели

  1. Операция «Фантом». Часть 1: Начало
  2. Операция «Фантом». Часть 2: Штиль на море и буря в постели
  3. Операция «Фантом». Часть 3: Женщина на корабле
  4. Операция Фантом. Часть 4: Сексуальный талант

Страница: 1 из 3

Один великий мудро заметил, сказав, что «Все хорошее рано или поздно, но все же заканчивается». Так и эта летняя камчатская ночь мигом пролетела в каюте командира эсминца, которым командовал моложавый, тридцатипятилетний капитан третьего ранга Жаков. Несмотря на свою половую ненасытность тридцатидевятилетняя красавица-блондинка первой выбилась из сил. Когда он окропил ее, лежащую животом на его командирском столе, своей, пульсирующей струей белой жидкости, Зоя Николаевна уже ничего не понимала, воспринимая все происходящее, словно в тумане. Она, казалось, совсем забыла о своем долге ученой, которой была поручена ответственная работа по практической отработке операции «Фантом», отчего зависела судьба большого коллектива ее кафедры в закрытом институте и ее личная дальнейшая судьба в научном мире. Сейчас она только что перестала ощущать в своем истерзанном теле огромный член этого мужлана-коротышки, половые способности которого она явно недооценила. Ее воспаленный мозг уже подал команду «Стоп!», — но тело продолжало биться в конвульсиях всепобеждающей страсти, мысленно умоляя его продолжить процесс.
... Жаков стоял над ней, вытирая член о ее розоватые ягодицы, удивляясь их красоте. Ему казалось, что сейчас перед ним лежит не голая, почти до смерти замученная им женщина, а красавица-колдунья, которой стоит только встать и пройтись по каюте, как эти ягодицы снова начнут двигаться по вертикали так, что ему только и останется, что упасть перед ней на колени и запросить пощады.

Зоя знала, что движение ее ягодиц неотвратимо поставит перед ними на колени любого мужика. Еще не нашелся в ее жизни тот, который смог бы пренебречь видом их движения. Их не гладили дрожащей рукой. Даже самые отчаянные половые мустанги, с которыми накоротке нередко сводила ее сексуальная судьба, смотрели на них до одури и успокаивались только после того, когда вынимали из отверстия между ними свой жалкий, мокрый и, казалось, навсегда поникший член.
 — Зойка! Ты что?! Совсем одурела? — спросил он, помогая ей подняться.
 — Что ты сделал со мной, «Сашок-пастушок»?! Ты совсем загнал меня, словно скаковую лошадь на ипподроме.
 — Иди. Прими душ. Сразу станет легче, — подтолкнул он ее к двери ванной комнаты. Женщина нехотя открыла дверь, застыла на пороге и, повернувшись к нему лицом, лукаво улыбнулась.
 — Ты чего лыбишься, товарищ профессор? — ухмыльнулся он.
 — Да так... , — неопределенно махнула она рукой.
 — Хочешь сказать, что «укатали Сивку крутые горки?».
 — Да. Хочу...
 — Тогда говори...
 — Я и говорю. Что хочу...
 — Чего?
 — Этого, Самого...

 — Что? Опять?! — он невольно ухватился за поникший член, словно боялся его потерять.
 — Почему опять. Я всегда хочу...
 — Ну и ненасытная же ты баба, товарищ профессор. Таких, как ты, не в академиях, а в публичных домах Тайланда надо содержать, — ругнулся он, добавив еще одно нецензурное словечко, которое она уже не услышала, захлопнув дверь ванной перед его любопытным носом.
... Позавтракав в своей каюте, Зоя Николаевна отправилась на один из боевых постов корабля, где была смонтирована ее аппаратура. Она бегло осмотрела оборудование и поняла, что приставленный к ней в качестве помощника молодой начхим эсминца оказался весьма осведомленным человеком по части опытов, которые предстояло им провести.
 — В «Оружейке» парились?» — улыбнулась она, ощупав оценивающим взглядом статную фигуру смутившегося старшего лейтенанта.
 — В ней, родимой. А вы как догадались?
 — Да, так. Интуиция. Впрочем, вас я уже где-то видела. Это не вы однажды не согласились с одной из выведенных мною формул?
 — А вы не забыли?
 — Еще бы! Я тогда на досуге долго кумекала над ней и нашла, что вы были правы...

 — Вот теперь нам выпала счастливая возможность проверить на практике мои постулаты, — доброжелательно ответил молодой офицер.
 — Как и мои, — добавила профессор, все более удовлетворяясь осмотром высокой фигуры офицера.
... Они недолго поработали над наладкой аппаратуры и тут же приступили к первым опытам. Конечно, в забортной воде этой бухты они не ожидали выявить какие — либо отклонения от нормы, зато он сразу отметил, что глубокий вырез в ее юбке был очень заманчив, так как через него то и дело выглядывали розоватого цвета трусики, когда профессорша, задумавшись, склонялась над столом, погружаясь в свои расчеты. Николаю, так звали офицера, уже стала порядком надоедать эта рутинная работа с формулами. Он уже строил планы своего более успешного контакта с ней, чем заглядывать под ее юбку.
 — Зоя Николаевна. Вы курите? — наконец отважился он.
 — Грешна, мой друг, — улыбнулась красотка, игриво подмигнув офицеру.
 — Не желаете? — протянул он ей пачку «Мальборо».
 — Благодарю. Но я по-прежнему верна своим «Кэмэл», — она вынула из пачки сигарету и склонилась над пламенем его зажигалки.
Она затянулась и игриво пыхнула дымом прямо на его нос. Николай сморщился и громко чихнул.
 — Ага! Боитесь! — рассмеялась профессорша, положив свою точеную ручку на его погон на плече.
 — Я? Нет... Это вы боитесь моего поцелуя, — нашелся он и притянул ее к себе.
 — Что вы?! А вдруг сюда кто-нибудь войдет! — всполошилась женщина.
 — Нет. Сюда сейчас никто не войдет до самого обеда... — он приблизил к себе ее губы и жадно впился в них долгим, жующим поцелуем, настолько долгим, что она еле смогла оторваться от него, боясь задохнуться.
 — И вам не противно целовать женщину этак лет на пятнадцать старше вас? Небось, ваша жена еще смахивает на студенточку, дрожащую у доски?

 — Такую женщину, как вы, целовать — уже счастье... , — лукаво заглянул он в прорезь ее кофточки, — и, кстати, я еще холостяк...
 — Холостяк — не пустяк, — покрутила она карандашом у своего носа и тут же добавила:
 — А вы довольно таки смелый человек. А что, если о ваших шалостях с представительницей науки узнает ваш командир?
 — Жаков? Гм... Не хотелось бы. Впрочем, он мужик понятливый. Думаю, что простит...
 — Вряд ли. Я знаю Жакова с детства. В одной деревеньке жили. Злопамятный и мстительный пастушок...
 — Почему пастушок?
 — Да так. Он у нас коров пас, пока я уже со старшеклассниками целовалась...
 — Только целовалась? — губы Николая изобразили ироническую улыбку.
 — Точнее сказать и целовалась тоже...
Они громко рассмеялись, и Николай понял, что обворожительность этой женщины сконцентрирована не только в ее ягодицах. Она была очень умна и необыкновенно притягательна. Это был огонь, на который летели бабочки и тут же сгорали в пламени любви. Но сгореть не входило в планы Николая. Он уже решил покорить эту необыкновенную женщину и блеснуть ею перед своими сверстниками, как он привык это делать, будучи курсантом высшего военно-морского училища в стольном граде Питере. Он даже представил их широко раскрытые рты, когда она открыто ляжет под него на одной из их закрытых вечеринок, после того, как закончится это бессмысленное брожение по бескрайним просторам Тихого океана.
Так думал Николай, настойчиво просовывая ладонь между ее податливо раздвигающихся ног. И вдруг он уперся в трусики, которые придерживала ее твердая рука.

 — Стоп! Мальчик. Ты зашел слишком далеко... , — прошептал ее голос прямо в его ухо.
 — Не дальше возможного, — решил отшутиться он, но она резко отстранилась от него и презрительно сощурила глаза. И он прочел в ее взгляде, что между ними возникла гранитная стена.
 — Что вы, Зоя Николаевна, шуток не понимаете?...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх