Операция «Фантом». Часть 2: Штиль на море и буря в постели

  1. Операция «Фантом». Часть 1: Начало
  2. Операция «Фантом». Часть 2: Штиль на море и буря в постели
  3. Операция «Фантом». Часть 3: Женщина на корабле
  4. Операция Фантом. Часть 4: Сексуальный талант

Страница: 2 из 3

! — решил отступить он, не теряя своего достоинства.
 — Эх, мальчик! Я понимаю все. Но не люблю кавалерийских наскоков.
 — Гм! Тогда перейдем к длительной осаде. Видимо вы из тех крепостей, которые любят растягивать это удовольствие.
 — Вот именно... А, сейчас приступим к делу...
... Они, молча, работали до самого обеда. Николай подготавливал пробы, а Зоя обсчитывала их и строила графики. Она искоса следила за его проворными, точными движениями и поняла, что он настоящий химик.
«Казанова» он приличный и между его ног чувствуется не висячий «Банан», но приглядеться к нему стоит. Такой специалист для моей кафедры — находка» — думала профессор, вспомнив, с каким восторгом он смотрел на нее во время одной из лекций, которую однажды предложили ей прочесть перед курсантами их выпускного курса. Ее тема тогда только зарождалась, и ей была интересна реакция этих молодых специалистов на ее научные прожекты, совмещенные с полетом фантазии, которые когда-то могли стать реальностью. Но сегодня, к ее сожалению, он увидел в ней только похотливую бабу, а не видного ученого, уважаемого в научном мире. Это обидело ее, но, в то же время, и восхитило.

«А все же во мне что-то такое есть, если он тут же полез под юбку», — самодовольно улыбнулась она и, подойдя сзади, ущипнула его за кончик покрасневшего уха.
 — Не злись. Каждому овощу свое время. Еще не вечер... , — обещающе шепнула она.
 — А я и не злюсь. С чего вы взяли?
 — Но я — же вижу...
 — Слушай. Шила хочешь? — повернулся он и лукаво улыбнулся.
 — А у тебя есть?
 — Я все же начхим корабля, — он гордо выпятил грудь и потянулся к шкафчику, висящему на переборке.
Он налил спирт в два стаканчика и дистиллированной воды в большой стакан для запивки.
 — Тебе развести? — спросил он.
 — А тебе?
 — Ну, какой же русский разводит спирт, к тому же и высшей очистки?
 — Выходит, что я тоже русская. А закусь у тебя есть?
 — Обижаешь, началнык, — он протянул руку и вынул из трехлитровой банки, стоящей на полу, за столом, длинный пупырчатый, соленый огурец.

 — А это откуда же такое диво?! — всплеснула от радости руками гостья, увидев в его руке основную пищу своего детства.
 — Начпрод одарил. Сказал, что выделяет из своего запаса только для красавицы-блондинки, чтобы было чем бороться с качкой. Кстати, проверено на практике: неплохо помогает, — подмигнул он и вручил ей огурец. Они выпили, она тут же захрустела огурцом.
 — Ну, а ты? — она протянула ему огрызок.
 — Я после первой не закусываю...
 — Тогда наливай по второй...
 — Да я и после второй тоже не...
 — Ну, и ну! На! Ешь! Мне нужен работоспособный мужчина...
 — Как мужчина я всегда работоспособен даже после десятой рюмки...
 — Слушай! Это же здорово! Сейчас редко встретишь мужика, который не раскисал бы после третьей...
 — Согласен. Перевелись настоящие мужчины на этом свете, кроме меня, конечно, — усмехнулся он и налил по второй...
... Эсминец шел в заданный район. Океан на редкость дышал штилем. Его дыхание еле улавливалось. Казалось, что так здесь бывает вечно. Они стояли на палубе. Он держал ее мягкую ладонь в своей большой ладони, слегка пожимая ее, словно звал на какие-то неведомые ей подвиги, но она, опытная в любви и много повидавшая на своем веку женщина, понимала, что он зовет ее в постель. Ей пока этого не хотелось, хотя она уже решила про себя, что сегодняшняя ночь будет подарена этому слегка самоуверенному, но такому умному и обаятельному юноше. А сейчас они стояли рядом и любовались ровной гладью океана, которую уверенно разрезал форштевень корабля, разбрасывая по бортам белую пену вспоротой воды.

 — Какая красота! — Зоя кивнула в сторону нависшего над горизонтом красным кругом заходящего солнца.
 — Да. Красиво. Кстати, у меня есть нечто подобное, — ответил он.
 — Заходящее солнце?
 — Оно...
 — И где же?
 — На стене каюты...
 — Фото?
 — Картина...
 — Сам пишешь?
 — Конечно. Еще со школы увлекаюсь...
 — Молодец!
 — В чем же?
 — Люблю одаренные личности...
 — Только одаренных любишь?
 — Только. Надоело любить дураков...
 — Тогда, как я понял, тебе повезло...
 — Не прыгай в санки раньше батьки. Я еще не признавалась тебе в своих чувствах.
 — Так, зачем же дело встало? Признавайся...
 — Я же сказала, что еще не вечер...

 — Нет. Уже вечер, товарищ профессор. Сейчас на ужин команду подадут...
... В офицерской кают-компании было шумно и весело. Командир корабля, стоящий во главе стола пригласил к столу гостью. Она была одета во все белое, только грудь прикрывал ярко-красный воздушный шарфик. Голубые глаза на фоне белого костюма и этого шарфика отражали цвет океана, так ласково принявшую в свои жесткие объятия эту земную женщину так сильно смахивающую на небесную фею.
Командир поблагодарил гостью за согласие разделить ужин в компании таких заботливых и внимательных мужчин, тут же попросив начхима корабля старшего лейтенанта Веселовского взять шефство над научным миром в лице такой обольстительно красивой женщины и оказывать ей всяческую помощь не только в работе, но и нелегкой корабельной жизни. Зоя ловила на себе призывно-тоскливые взгляды этого приятного и внимательно разглядывающего ее мужского стада, попутно отмечая ревнивое подергивание глаза у Жакова и крепко закушенную губу у ее только что назначенного шефа. Она понимала, что Жакову, по — долгу службы, было недосуг все свое служебное время посвящать ей, но в его предложении явно улавливалось и стремление сбыть ее на руки более молодого и не менее темпераментного кавалера.
... Наступило время попрощаться с гостеприимными обитателями офицерской кают-компании и проследовать в свой адмиральский салон. Веселовский шел впереди и предупредительно открывал двери перед очаровательной гостьей, заботливо предупреждая ее о высоте очередного комингса. Зоя Николаевна осторожно переступала через них, боясь зацепиться подолом длинного платья, опираясь на крепкую руку молодого офицера. У двери ее каюты Николай пожелал ей спокойной ночи, галантно поцеловал руку и, к ее недоумению, тут же ретировался.

«Странно, — подумала она, — он так рвался к моему телу и вдруг такое равнодушие. Что бы это значило?».
Адмиральский салон имел три помещения: зал, спальню и рабочий кабинет, не считая туалета и ванной комнаты. В этих помещениях размещался командир дивизии, когда его походный штаб уходил с ним в море для выполнения поставленных задач, и Зое Николаевне было лестно разместиться в этих хоромах, оборудованных кондиционерами, отличной связью, по одному из телефонов которых она могла быстро соединиться с руководством своего института. Ее поразило мягкое, широкое адмиральское ложе в спальне и новенькое пианино в приемном зале. Гостья быстро разделась, приняла душ и бросилась в постель, утонув под тяжестью теплого одеяла, упакованного в накрахмаленный пододеяльник. Она уже крепко спала, как внезапно почувствовала поцелуй на своей щеке. Сначала она сквозь сон подумала, что это ей сниться, но когда чья-то смелая рука стала осторожно прокладывать себе путь между ее усталых ног к еще более уставшему сокровенному месту между ними, красавица подхватилась, села и включила свет, испуганно прижав край одеяла к своей полуголой груди.
 — Кто здесь?! — едва прошептала она, увидев протянутую к ней руку.
 — Ваш верный раб-оруженосец старший лейтенант Веселовский, — глухо произнес кто-то из-под одеяла.
 — Как ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх