Марго

Страница: 17 из 22

хозяева. Твой молодой сын сможет завести не только жену но и детей будете иметь; одного ядра ему вполне хватит для продолжения рода своего.

Вот так сын простого дворянина смог извергнуть спермы больше не только чем двое его ровесников, но и чем сам король.

У Марго было достаточно воспоминаний подобного рода с детства. Сколько она себя помнила, она видела мужское достоинство постоянно. И не только на парнях, но и как атрибут — украшение на стенах замка. Бывали повстанческие придушенные толпы, после которых король возвращался с целым мешком засушенных половых членов, как по отдельности так и вместе с мошонкой. И это количество набралось с тех несчастных, которым отрезалось всё это при их жизни... Как-то после очередного возвращения с похода, с мешка Марго выбрала один наибольший член, который был с её развёрнутую ладонь; и это у неё была игрушка, которой она игралась пока он не рассыпался по кусочкам...

Часть шестая

Унижения

Об извращения и зверствах царящих в здешнем королевстве были наслышаны в ближним и дальнем округе...

Если другие короли пытали своих предателей забивая их кнутом до такой степени, что на спине не оставалось и полоски кожи — одно разорванное мясо, то Людовик, отец Марго первым делом раздевал виновного догола перед толпой городской на позорной площади — возле замка; стегал собственноручно свежей крапивой по гениталиям, нескольку часов, несколько дней подряд, пока член и мошонка не распухали до невиданных размеров. Затем бил молодыми ветвями акации, а получив всё нужную информацию — пленного подвешивали за то, что когда-то было гениталиями... Всё добавляя и добавляя груз к рукам и ногам, но в основном ядра и член отрывался под весом собственного тела жертвы... Это нужно было видеть в каких криках перебывал пленный, он корчился, орал, выл под хохот толпы; всё это зрелище людям было по душе; никто не задумывался — следующим может оказаться один из них. Далее пленного король не мучил, как остальные добивая до смерти... С позорного постамента, когда его уже нельзя было назвать мужчиной — ему позволяли сбежать... Но в большинстве случаев виновные проживали не долго и умирали от причинённого членовредительства...

Самым большим упущением в своей жизни она считала глупость, которую совершила в пятнадцать лет. Тогда ей на день рождения подарили девятнадцатилетнего араба — Аима. В ту ночь она с ним слилась воедино; поняв — у раба очень хорошие данные — член толстый, мошонка — напоминала кокосовый орех средних размеров. В ту ночь он сумел её молодую удовлетворить аж четыре раза подряд. Марго это очень понравилось, даже сильно. Утром поев, и искупавшись в бассейне, приказала привести Аима. Его привели голого и заспанного. Первое что она сказала ему, подойдя впритык:

 — Мне ночью понравилось с тобой... Я раньше не раз видела, как в загоне конь на лошади толчется. Часто — днями с неё не слазит, всё всаживает в неё и всаживает... Через срок — лошадь приводит красивых детёнышей. Это всё из-за того, что конь выбрасывает семя в лошадь; тоже и у людей... Хорошо что ты это сам понимаешь, и ночью со мной выбрасывал своё семя мне в рот; со рта ребёнок у меня не родится! — она счастливо засмеялась. — Сегодняшний весь день и всю ночь ты будешь меня развлекать, как конь кобылу... Все сутки! — Увидев разочарование в его глазах добавила: выпей весь пузырь этой жидкости, и протянула пузырь со снадобьем.

 — Это вызывает желание и бесконечные реки с семенем. Выпей! — она протянула. Но парень наотрез отказался пить. Марго позвала двух слуг отца — больше напоминавших грозных палачей. Один заломил парню руки, и захватил в обхват шею; второй — в одну руки взял жидкость; раб сопротивлялся, стиснув сильно зубы; левой ухватил его за мошонку и сильно сразу ж сдавив. С грудей вырвался крик и в тоже время в горло полилась горьковатая жидкость. Марго махнула — Аима сразу ж отпустили...

 — Наверно много вы в него залили. Отец выпивает три ложки и ему хватает на всех служанок.

Аим попытался что-то ответить, но не мог, ибо ему с детства отрезали язык. Его член набрался сил и возникло страшное желание сношаться... Он набросился на ожидавшую этого Марго... И через минут десять комната наполнилась запахом спермы — парень разрядился на живот дочери короля. Он не стал кончать внутрь, потому что знал на что способен король, если слуги не слушаются приказов его дочери. Он прекрасно помнил — наказание публичное мятежников. Среди них был и он. На площади возле дворца их всех двадцати двух, среди них были не только сами участники мятежа но и их сыновья; голыми привязали к стене с палок, кругом. Вокруг собралась толпа зевак. Не знающая, чего и ожидать. Сперва все думали, что их всех живьём сожгут... Но вышел сам король... И подходя по очереди к каждому предателю, брал его за мошонку и выкручивал её; его руки были настолько сильными и умелыми — хватало несколько полных оборотов — нежные яичка врагов оказывались оторванными. Быстрей всего отрывалось детям, со взрослыми приходилось повозиться... Аим видел как корчился от боли его отец, когда тиран закручивал яичка в одну сторону. Но отец, единственный из всех, кто не потерял сознание, когда яичка были оторванными. Когда тиран взял и начал выкручивать мошонку Аима, тот неожиданно даже для себя, почувствовал возбуждение. Член выровнялся не по-детски, и как только король сделал ещё один поворот рукой — сперма брызнула с молодого члена; струя была настолько сильна, что попала на подбородок короля. Люд этого не заметил, в отличие от эрекции. Чтоб мальчик никому об этом не рассказывал — Людовик вытянул нож и отрезал полностью язык. Перешёл потом ко второму узнику, оставив яичка мальчика невредимыми... Тот инцидент позволил ему сохранить своё мужское достоинство.

Аим с тяжестью вспоминал это всегда, когда видел кого-то с королевской семьи.

Возбуждение от выпитого зелья только усиливалось! НЕ смотря на то, что он только что кончил — он вообще не почувствовал недомогание. Влажная киска молодой дочки короля его завела ещё сильней, он набросился на неё, и начал не сношаться — насиловать, не жалея свой член. Он как бы мстил через дочку королю. Марго орала от удовольствия... Сперма с Аима лилась рекой. Он кончал раз за разом. Так было двенадцать раз за десять часов. На тринадцатый — он простонал, но спермы выделилось уж вовсе ничтожное количество. Ранее большая мошонка как кокос — стала жалким вялым помидором не габаритным. На четырнадцатый раз, во время извержения, член Аима дрожал как всегда, но не выдал жидкости... Марго с сожалением подумала, что парень непригодным стал вовсе. Приказала положить на огонь приспособление под названием крокодил... Аим знал, что это такое, пытался объяснить, что завтра он сможет по-прежнему кончать, что он не потерял к этому способностей... Марго не понимала, что он ей мямлит, приказала привязать... Взяла раскалённый крокодил — с жалостью посмотрела на истощённый, но ещё частично при эрекции член... и ухватила его за головку нежную. Гарь плоти сразу разнеслась по комнате. Аим вмиг потерял сознание. Марго на это не обращала внимание — ухватила вновь головку приспособлением. Ткань за полминуты успела укрыться волдырями и обуглиться...

Только теперь по истечении пяти лет Марго прекрасно осознала, что лишила себя отличного жеребца Аима. Знала бы она тогда, что отсутствие спермы, после бурных оргазмов не показатель того, что завтра запасы спермы не будет пополняться, не изуродовала парня до конца жизни; причём у него был отличный член!

Часть седьмая

Измена

... Марго не было в королевстве чуть больше суток — ездила по важным государственным делам в другое королевство... и вернулась для всех раньше чем е ожидали, включая любимого Канина, не ожидавшего скорого возвращения Королевы.

Как только она переступила порог ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)
наверх