Марго

Страница: 8 из 22

был не оставался без увечий. Когда сам Канин попался во время обучения на извержении, был брошен в заточение, где — ему крысы оставили незабываемый след на ноге возле щиколотки...

... Тем временем Канин не испытывая никаких эмоций, как зомби, в очередной раз вместо того, чтоб вынув — снова вогнать на всю длину... Повернулся к Марго и с извергающим членом, повернулся на мгновение к Марго, и сразу ж наскочил на вторую девушку покорно ждущую свою очередь. Головка члена сразу и с легкостью скользнула в анус. Рабыня сперва застонала, как в принципе и жеребец на ней; ему тоже это было не в наслаждение... Но оба быстро умолкли.

 — Когда приходит пора — извергаете, но не позволено вам ловить наслаждение! — Холодным голосам сказала Марго. — У вас есть время — можете вогнать стрелу свою лишь до того, как перестанет фонтан брызгать! Когда я замечу, что кто-то из вас подошел к одной из моих рабынь, а сперма не выплескивается с члена — кастрация! — довольно сказала Марго. Присев на кресло царское, продолжая наблюдать за действием...

 — Это легкое задание, — тихо проговорив Афон, стоящий впереди всех нас.

Эти слова Марго расслышала четко, хоть парень говорил почти шепотом, но на них ответила своим следующим:

 — Кто не успеет извергнуть прилюдно во второй раз до окончания времени — тоже кастрация! — Далее язвисто добавила: — милый поторопись! Твоё время на исходе, правило одно для всех!

И он задвигался ритмичней...

У нас учеников у всех закрались недоброе чувство о судьбе яиц мастера, и своих собственных. Я прекрасно понимал, что нужно время, чтоб можно было кончить во второй раз... И я тихо спросил Афона как самого старшего из нас:

 — Ты сможешь пройти испытание?

 — У меня или у тебя есть выбор? — ответил приятель, повернул свою голову через плечо.

 — Канин, у тебя минута! — мальчики, не пройдя испытания останутся без яиц, коль ты не сможешь этого сделать во имя королевы, а Юнь оставит тебя и без члена!!

 — Да славиться королева Марго! — заорал дико парень всаживая член быстрее чем бьется его сердце...

Юнь с двумя стражниками к нему подошли, остановившись вблизи за пару метров. Они желали, чтоб он не кончил... Чтоб ему отсечь всё за миг... В прошлом они оба — любовники покойной матери королевы... Она им лично отрезала фаллосы... Самому Юню это сделали за считанные секунды перед извержением, когда был готов извергнуть; он так и не испытал последний оргазм...

 — Во имя королевы!!! — хрипло повторял Канин... — Вынул дрожащий член с ануса, повернулся лицом к королеве... Часы пропустили последние песчинки...

 — Я тебе предан королева!!! — тело, как и член толстый опутанный вздутыми венами, дрожало... Но не проронил, с влажной натруженной алой головки и капли жидкости...

Мне немного стало хорошо, я признаюсь, был рад, что моему наставнику отрежут всё, а мне только яйца. Я был потрясен — ибо думал, что он владеет техникой манипуляции над оргазмом...

Мы все стояли полукругом справа от королевы, а с лева — место совокупления...

Стражи Юня ухватили Канина за руку, но он ловко увернулся... И побежал к нам... они погнались за ним... Но один взмах руки королевы, и погоня прекратилась... Пробежав возле нас, посмотрел на наши вздыбленные ростки и перепуганные лица. Его лицо не выдавало испуга... Но глаза казалось, выйдут с орбит, и тело всё напряженное... Ему быстрый шаг давался не легко... И мы не знали, каково будет продолжение...

Он остановившись возле королевы, пересохшим горлом сказал:

 — Великая королева, я знаю к какому дню приурочено первое испытание для этих юнцов. Ты в этот день, как и твоя мать, начинаешь отсевать зерно от суржи, каждый год. День в день. Сегодня день Солнца. С сегодняшнего дня оно начнет подыматься выше и светить дольше! Слава светилу небесному! Мне, твоему слуге, исполняется двадцать лет сегодня. Вот мой тебе подарок. — Обхватил крепко ладонями под венцом головки, пару раз провел по члену — застонав начал кончать. Фонтан медленно бил, не выбивая за края пальцев, плотно обхвативших головку. Ладони наполнялись. Сперва Марго этот подарок не оценила, пока головка не покрылась полностью спермой, которая по-прежнему продолжала извергаться...

«Столько можно извергнуть»? — подумала Марго!"Он ведь только что кончил в Лизу!».

 — Ты смог меня удивить! Не зря я тебя держу в своём гареме... Ты меня поразил! Теперь сними ладони с члена, только не пролей свой нектар на пол.

Канин повиновался. Все в изумлении наблюдали за происходящим. Член уже не извергал, но продолжал подергиваться... Ладони держали горсть спермы молодой. Слуга и предположить не мог, что заставит с ней сделать госпожа...

 — Бокал сюда! — через минуту он уже был в её руках. Она поставила его на пол и приказала парню всё слить туда. Он так и сделал. Его белые красивые руки были влажные, между пальцами оставалась сперма... а лицо выдавало счастье от похвалы Марго!

 — Так мог проделать только лучший из лучших моих жеребцов! — наклонилась, взяла с пола светлый бокал с мутной жидкостью, практически наполненный под венец... — Только мои жеребчики способны на такое, — подняла вверх переливающийся бокал, — и это всё благодаря воспитанию мальчики! — кивнула в нашу сторону. — Не все из вас смогут стать такими спермоотдатливыми. Но вернемся к тебе Канин, не смотря на такое представление ты не уложился во время отведенное мной, чтоб показать пример другим.

Юнь вытянул сразу нож...

 — Нет, не быть этому! — Слова Марго успокоили Канина, сердце которого забилось. Госпожа непредвиденная, и могла не смотря на все дать приказ отрезать ядра и жезл. — Но я тебя однако накажу... — поднесла к губам нектар и принялась неторопливо его пить... — Канин упал на колени, ибо не знал, что может сделать с ним королева. — Вкусная! — оставив половину недопитой, сказала она, поставив остаток на пол и посмотрев на парня стоящего на коленях. Ослабленный но большой член свисал между его прекрасных ног. — Сядь теперь, чтобы твои ягодицы коснулись пяток.

Он так и сделал. Горячая открытая головка уперлась концом в пол. Парень жалостно посмотрел на это... Ему было б лучше если она уперлась в теплое лоно. Яичка повисли, и практически доставали пола...

На каплю сочащейся жидкости с кончика головки, прибежали маленькие муравьи, ставшие сперва пить эту жидкость, когда одни из них в ней повязли, другие полезли по стволу вверх, запутываясь в волосках перемазанных подсохшей спермой. Ползающих количество всё увеличивалось и минут через пять их там было около сотни. Они вызывали своим перемещением зуд, особенно когда ножками крутились по нежной головке, пощипывая её; сперва это вызвало некоторое возбуждение члена, и он подорвался — завис над полом. Теперь муравьи получили полный доступ к этой части и свободно облепили её... пощипывания были сильные, которые в момент вызвали выступление жидкости.

 — Тебе так сидеть пока не закончиться первое испытание молодых... Можешь поудобней сесть на корточках. И не смей двигаться, я лично за тобой слежу... Видишь — понравился твой стержень и смазка моим муравьям! Ты ведь знаешь — не навредят тебе, они не ядовитые; а тебе будет испытание на прочность и закалку тела... Не голодать же муравьям??... — Взяла недопитую сперму и выплеснула собранную жидкость прямо в пах парня... Канин стиснув сильнее зубы... Насекомых набежало так много, что между ног видел не свой член — палку на которой кишит жизнь насекомых. Но он решил твердо высидеть, ибо в противном случае гнева королевы не избежать... — Начнем! — он/pа присела, не отводя взгляда от мучающегося жеребца,...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)
наверх