Взлетающий орел

Страница: 1 из 3

Был яркий теплый день. На моих часах обозначился полдень. Я вышел из парикмахерской, где полненькая блондиночка, крепко прижимая мою голову к своей аппетитной груди не менее четвертого размера, варганила мне по моему же тупому запросу старомодную «польку». Недалеко от здания парикмахерской, у витрины, стояла высокая, худосочная девица, лет семнадцати, которая делала вид, что разглядывает фотографии. Яркие, слегка приоткрытые губы «вампира», обнажали ряд ровных, белого цвета зубов. Большие, голубые глаза, со слегка подсиненными веками, тут же «стрельнули» в мою сторону. Я остановился недалеко от нее и сделал вид, что тоже интересуюсь модными прическами, фотографиями которых была заполнена витрина.

 — Вам ничего не нужно? — тихо, но внятно произнесла девица, озираясь по сторонам.
 — А что ты можешь?
 — Все...
 — За сколько?
 — Двести, если дадите. Уверяю вас, что не пожалеете. Я умею ублажать мужчин...
 — Не сомневаюсь в этом...
 — Хотите сказать, «что птицу видно по полету», — тихо сказала она, смерив мою фигуру оценивающим взглядом.
 — Не только сказать, но и на практике проверить способности «птицы», — поддакнул я.
 — Тогда пошли...
 — Далеко?
 — Не очень. Вон в тот туалет с буквой «М», — предложила она.
 — Неужели я похож на бомжа, чтобы шастать по грязным туалетам? У меня своя квартира есть...
 — Резонно. На бомжа вы явно не похожи... Ведите, мой господин, — улыбнулась она, ловко подхватив меня под локоть.
Помня, что у холостяка, как правило, в домашнем холодильнике на полках нуль, пригласил ее пообедать в кафе. Она с радостью согласилась, так как была голодна.
 — Только за ваш счет, шеф! Я, как видите, на мели... , — развела она руки в стороны.
 — Нет проблем. Кстати, у тебя за душой, кроме древней профессии, еще что-нибудь есть?
 — Конечно. Я же современная девушка. Мне уже двадцать. Третий курс университета закончила...
 — А выглядишь еще совсем девчонкой...
 — Спасибо. Но это меня и подводит. На кафедре профессура смотрит на меня с сожалением, а уличная клиентура с опаской. Кому охота связываться с малолеткой...
 — А где живешь?
 — Тут недалеко. Снимаю у одной пенсионерки койку на кухне...

... Вика уплетала за обе щеки сочные чебуреки, запивая их марочным «Алиготе». Ее история, которую она мне рассказала, была типичной для многих девушек, приехавших из провинции в большой город. Сейчас, к сожалению, получить высшее образование, стало весьма накладным, что вынуждает девушек подрабатывать, зачастую таким путем, на который встала сексапильная Вика. Разглядев ее более внимательно, мне стало жаль девушку, так дешево растрачивающей свои женские прелести. Ведь из этой стройной, высокой, худенькой девчонки с заметным интеллектом могла бы получиться неплохая жена для любого молодого бизнесмена нашего города. Она была не только хорошо сложена, но и довольно остроумна, иронична и умна. Но чтобы рекомендовать ее кому-то, не мешало бы проверить ее способности в постели. Моя фирма по продаже недвижимости побочно нелегально занималась отбором кандидаток на рынке невест для солидных, порядочных людей. А спрос на одиноких провинциалок был особенно велик, так как они, как правило, не решались идти замуж с заключением брачного контракта. Кроме собственного согласия, бедным девушкам оговаривать было нечего. Такие кандидатки, к тому же образованные и симпатичные, неплохо конкурировали с дочками людей с тугими кошельками, на которых мы неплохо подрабатывали в теперешние кризисные времена.

Очутившись в шикарной, современной, пятикомнатной квартире с высокими потолками, отделанной под «Евро» и удивительной красоты мебелью, Вика была тут же сражена. Мой скромный, внешний вид никак не походил на облик богатого человека. Она, видимо, приняла меня за обычного клерка из малого офиса. Поэтому девушка тихо опустилась на мягкое, упругое кресло, оббитое кожей крокодила, и, поведя глазами по дизайну моей залы, спросила:
 — Это музей?
 — Можно и так сказать. Но мне кажется — это дом, в котором я живу...
 — Неплохо живете, богатенький Буратино!...
 — Стараюсь...
Она была так хороша собой, и это детское удивление настолько восхитило меня, что я подошел, наклонился и крепко поцеловал ее в слегка вздрогнувшие губы.
 — Вообще-то, я не целуюсь с кавалерами, но для вас делаю исключение, — погрозила она мне пальчиком, едва переведя дух.
 — Ты мне нравишься, крошка. Тебя сам бог послал мне! — высокопарно сказал я, и тут же поймал себя на мысли, что ее послал мне мой мужской инстинкт, чувствующий на расстоянии легкую бабу.

В моем большом холодильнике были только коньяк, шампанское и шоколадные конфеты. Пополнение холодильника намечалось на следующее утро с приходом моей дорогой тети Паши, которая осталась одна после одновременной смерти ее мужа и моей матери. Они были любовниками и разбились на его «Вольво», спускаясь в гололед с Ангарского перевала в Крыму. Тетя Паша знала об их шашнях, плакала, но похоронив их, всю свою любовь перенесла на меня, тогдашнего студента загадочного Кембриджа, бабника и болтуна. Когда я превратился в богатого бизнесмена, она, наконец, объявила меня самостоятельным, назначив себя моим дворецким. Я не возражал, так как любил ее, как мать, слушался и не возникал, ибо за любую какую-нибудь провинность тетя Паша могла запросто смазать своей тяжеловесной ладонью по моей, слегка седоватой голове. В мои сорок пять она и жениться мне не разрешала, говоря, что еще не нашла ту девушку, которая была бы достойной выйти замуж за такого «оболтуса». Поэтому, когда я «якорил» Вику, где-то далеко в душе шевельнулась этакая шаловливая мыслишка «а вдруг она понравится тете Паше, и та благословит наш брак». Я в свое время предложил тете Паше жить со мной, но та заупрямилась, сказав, что «такие хоромы не в ее вкусе» и осталась проживать в своей двухкомнатной квартире, где любая вещь напоминала ей о любимом муже.

 — Ты один живешь в этом дворце? — спросила Вика, сделав полукруг рукой с бокалом шампанского.
 — Как видишь, крошка...
 — Родителей нет?
 — Их давно уже нет... Отец сбежал, едва я родился, а мама погибла в автокатастрофе...
 — А кто же ведет все это хозяйство? Стирает, готовит, убирает?...
 — Нанимаю. А руководит ими тетя Паша. Ей уже за шестьдесят, а шустрая, что новобранец за столом...
 — А тебе она кто?
 — Мамина подруга. Когда мама погибла, она стала воспитывать меня. Строгая. Страшно, аж жуть...
 — Значит, мне несдобровать...
 — Это почему же?
 — Выставит в два счета. Такую «птицу» она сразу раскусит по полету...
 — Не переживай. Прорвемся. А пока иди в спальню. Разденься, прими душ и вались в кровать. Я скоро буду.

... Когда я, подкрепившись коньяком, голым прильнул к ее теплому телу, в ноздрях защекотал тонкий аромат моих самых дорогих духов.
«А девочка-то не простушка. Сразу усекла, чем окропить себя. Разбирается...», подумал я и положил руку на ее грудь.
 — Ниже, — усмехнулась она и передвинула мою ладонь на пупок.
Я усмехнулся и стал пальцем натирать его.
 — Не там работаешь. Говорю тебе, ниже, ниже...
 — Но там, вроде бы канавка?
 — Дорога в Рай, — поправила она.
 — И можно по ней пойти?
 — Нужно. Кстати, какого роста твой «Молодец»? — погладила она пальчиком моего «Бойца».
 — Среднеевропейский. Восемнадцать сантиметров...
 — Сразу видно, что и он к Европе тянется, несмотря на кризис, — хихикнула она и положила на головку моего «Бойца» точеную ножку.
 — Кстати....

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх