Взлетающий орел

Страница: 2 из 3

Ты где работаешь? — полюбопытствовал я.
 — Да, так... Работала до недавних дней у одного Деда Мороза...
 — А сейчас?
 — В свободном полете...
 — А что за плечами?
 — Ты об образовании спрашиваешь?
 — Угадала...
 — Три курса инъяза. Английский и французский в совершенстве, немецкий пока со словарем...
 — Скажите, пожалуйста. Такая образованная и только путана...
 — Я только для тех путана, кто мне понравится. Понятно! — она шаловливо щелкнула пальцем по моему носу.
 — Значит, я тебе нравлюсь?
 — Там, на улице, нравился, а сейчас не очень...
 — Вот те раз! Это почему же?
 — Слишком много вопросов задаешь, а женщине уже давно любви хочется...
 — И как ты предлагаешь, чтобы я любил?
 — Слушайся меня во всем и выполняй все мои команды.
 — Как в армии?
 — Примерно. Сейчас ты расставишь ноги, а я сяду на твоего «Бойца» спиной к тебе. Но чтобы ты лучше видел всю технологию процесса, мы подложим под твою голову вторую подушку.

 — Идет. Только я встану и слегка поверну лампу, чтобы лучше тебя видеть.
После того, как я повернул лампу и направил свет прямо на нее, тут же быстренько улегся на прежнее место. Теперь я видел не только ее шикарную спину, на даже меленькие веснушки на ее плечах.
 — Ты готов? — повернула она свою милую головку, обрамленную соломенного цвета прядью, спадающей на плечо
 — Всегда готов! — отдал ей честь пионерским жестом.

 — Тогда начнем, — отвернулась она, наклонилась к моим ногам, уперлась в них ладошками и медленно, очень медленно стала приподнимать таз. Вот показались ее миленькие, розоватые ягодицы с заманчивой дырочкой между ними, затем знакомый женский бугорок, покрытый почти незаметной растительностью и, наконец, самое заветное, желанное место с припухшими губами.
Это «кино» так возбудило меня, что мой «Боец» уже готов был выпрыгнуть из своего окопа и нырнуть в ее загадочную щель. Но ему это делать не пришлось, так как «щель» скоро сама нашла его и стала медленно погружать в свою глубину. Я видел, как ее маленькая дырочка стала растягиваться в стороны, надеваясь на головку «Бойца». Губки уже облизывали ее полностью, но движение вниз все еще продолжалось, пока «Боец», окончательно утонув, достиг дна. Он хотел было там уютно расположиться, чтобы унять переполняющее его чувство и не «расплакаться» раньше времени, так как «Кайф» только начинался, но это ему не удалось, ибо ягодицы девушки уже медленно поползли вверх. На самом верху губки щелки, тесно сжимающие головку, вдруг соскользнули, и мой «Воин» оказался с непокрытой головой. Но эта пауза продолжалась не более трех-четырех секунд, как губки вновь ухватились за розовую головку члена, и желанная щель снова накрыла «Воина». Такой замедленный темп с нежными прикосновения ее «Киски» доводил меня до крайнего возбуждения, так как я «всеми фибрами своей души» так чувственно ощущал ее нежное тело, как ни у одной из ранее покоренных мною женщин. А когда она в самом верхнем положении, не вынимая члена, делала круговые движения тазом в одну и другую сторону по несколько раз, а затем, словно проваливаясь, резко насаживалась на член до самого конца, замирая внизу, и тут же взлетала вверх, останавливаясь и сжимая мышцами только головку моего «Воина», что было выше всех моих сил, чтобы удержаться от бурного оргазма, я не выдержал и так ударил струей вверх, что капли спермы достигли ее крестца. Она повернула ко мне лицо, перекошенное чувством вожделения, и, проведя ладошкой по пояснице, вымочив ее в сперме, сунула пальцы в рот и стала демонстративно их облизывать.

 — Ты уже кончил? — иронично спросила она, изобразив удивление приподнятыми бровями на лице.
 — А ты?! С некоторой долей ненависти, в дрогнувшем от необыкновенного напряжения голосе, спросил я, оказавшись в роли побежденного противника.
 — А я думала, что мы только начинаем...
Я понял, что свой «Сталинград» я уже проиграл, но был уверен, что взятие «Берлина» окажется на моей стороне.
 — Тогда продолжай, но только теперь лицом к «врагу»! — я протянул руку и кончиком простыни промокнул головку моего «Мальчика».
 — А разве мы враги? — она наклонилась и впилась мягкими накрашенными губами в мои пересохшие губы.
 — Ну, что ты?! Теперь ты для меня самый близкий и желанный человек. Ты, как я вижу, тоже не равнодушна ко мне. Не так ли?
 — Ты прав. Не зря же я положила на тебя глаз, как только ты подошел к витрине. Но я очень не равнодушна так же и к Его Величеству Сексу. Люблю я это дело до чертиков, и, заметь, всегда хочу...
 — Видимо, мы два сапога пара. Я тоже всегда хочу...
 — Тогда продолжим? Ты уже пришел в себя, нокаутированный воин?
 — Будем считать предыдущий раунд нокдауном...

Теперь я видел ее во всей женской красе. Маленький, курносый носик, бездонная синева глаз, растянутые в похотливой улыбке пухленькие губки, небольшие груди с румяными кончиками сосков, пупок, затаившийся в соблазнительной ямке, припухлый лобок с наколкой орла, расправившего крылья, ниспадающая прядь соломенного цвета волос, все это выглядело до такой степени соблазнительным, что у меня затаилось сомнение, что это на моем члене сидит студентка третьего курса инъяза. Но она уже не сидела, как волшебное изваяние, а начала медленно приподнимать и опускать таз. И о, чудо! Когда она приподнимала таз, орел опускал крылья, но стоило ей сделать резкий рывок вниз, как он ими взмахивал.
«Девушка — Взлетающий» Орел. «Стоп! Это я уже где-то видел. Но где?» — промелькнуло у меня в мозгу, но далее анализировать ситуацию стало просто невозможным, так как сокрушающее необыкновенной силы вожделение намертво овладело всем моим существом. Если даже в этот момент к моему виску приставили дуло пистолета, я вряд ли бы смог оторваться от ее сладострастного тела. Она увеличила темп, орел замахал крыльями быстрее, но я уже не обращал особого внимания на крылья этой нахальной птицы, так внимательно разглядывающую лежащую под ним жертву, которую он вот, вот собирался клюнуть.

А между тем взаимное биение тел достигло такой частоты, что у меня возникло опасение, как бы ее «Чудовище» не проглотило моего отважного «Бойца».
«Врешь! Не возьмешь! Второго Сталинграда не будет!» — пульсировало в моей голове, и тут я стал замечать, как она постепенно сбавляет темп, и орел недовольно начал успокаиваться. Она вдруг изогнулась вся, резко насадилась на меня и застыла, намертво прикипев к телу. Ее жадно раскрытые губы упали прямо на мои уже давно пересохшие, впились в них, и она, дрожа, как в лихорадке, начала сливать, продолжая извиваться и елозя по моему вспотевшему телу.
«Ага! Наконец-то ты сдалась, красотка, на милость победителя!» — отметив про себя, что на сей раз я удержался от преждевременного оргазма. И когда она затихла, отдыхая на моем теле, «Боец» вдруг приподнялся, словно хотел не вылезти, а только выглянуть из окопа.
«Неужели он не кончил?!» — удивилась она, отметив, что такое в ее практике наблюдается впервые.
 — Тебе было хорошо? — она провела своим миниатюрным пальчиком по моей нижней губе.
 — Конечно. Но было бы еще лучше, если бы мы продолжили процесс...
 — Тогда клади меня на лопатки...
 — Это зачем же?
 — На сей раз ты победил, а победитель должен быть сверху...
... Я драл ее с беспощадной половой жестокостью, не обращая внимания на отчаянно жестикулирующие губы то ли от жгучей похоти или нестерпимой боли. И когда, час спустя, моя струя, наконец, ударила в ее почти «дымящееся» лоно, заливая все то, что мой «Молодец» там натворил, на ее ресничках затаились бриллиантовыми росинками маленькие ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх