Встреча двух любящих сердец

Страница: 4 из 14

хрустят на зубах его госпожи овощи, до его ноздрей доносился манящий запах рыбных консервов... Но разве имел он право претендовать хотя бы на толику съестного?!... Юрию очень хотелось есть — в его желудке более 12 часов ничего не было. Сами собой потекли голодные слюнки...

 — Ты должен молить Бога, — пережёвывая пищу, сытым, довольным тоном разъясняла рабу Светлана, — чтобы твоя госпожа хорошо кушала. Если я буду хорошо есть, моя колбаска будет аппетитной, сытной и пахучей. Тебе же будет лучше от этого! А раб, наоборот, должен быть всегда голодным. Сытый раб — это уже не раб, а хрен знает что. И захочешь ли ты, сытый, кушать мою божественную колбаску?...

Юрий мог бы возразить, что он вовсе не является таким уж отъявленным копрофилом. Человеческий кал у него, как и у любого нормального человека, вызывал глубокое отвращение. Но, поскольку его Госпожа — необыкновенная, неземная девушка, значит, и её колбаска должна хоть чуть-чуть отличаться от кала обычной женщины, не госпожи. По крайней мере, на божественную колбаску его Госпожи падает какая-то тень святости, и Юрий считал, что сумеет убедить себя скушать хотя бы кусочек её чудесного Дара... , раз уж этого так хочется его Госпоже.

В конце концов, Светлана уничтожила чашку овощного салата и целую банку с консервами («Как в неё только влезло!» — раздражённо подумал Юрий). Поднявшись со спины мужчины, Светлана достала из холодильника бутылку растительного масла, наклонила её над с кастрюлькой и вылила в «суп» самую капельку, с четверть чайной ложки. После этого отяжелевшая девушка опустила свой зад на табурет.

 — Наливай себе суп, — молвила она великодушно.

Взяв тарелку, Юрий начал ложкой переливать в неё суп из кастрюли (судя по всему, половник Юрию Светлана и не собиралась выдавать, дабы не опоганить свою посуду). Наполнив тарелку, Юрий поставил её на пол и собрался было уже приступить к трапезе, как Светлана воскликнула:

 — Постой! Я же для тебя хлеб приготовила!

Поднявшись с места, девушка шагнула к подвесному шкафчику и достала из него изрядно зачерствевшую и позеленевшую буханку хлеба.

«На какой помойке она этот хлеб нашла?» — тоскливо подумал про себя Юрий. Он не знал, что рецепт приготовления такого «хлеба» довольно прост: дней 5 Светлана держала хлеб, закупоренным в обёртке; когда хлеб весь покрылся плесенью, она сняла обёртку, и буханка за месяц зачерствела и засохла.

 — Надеюсь, на три дня тебе хватит? — радостно сообщила девушка. — Да, и вот что. Ты теперь дырявый — я тебя бутылкой в жопу продырявила — поэтому и посуда у тебя должна быть дырявой. Ну, кастрюля и тарелка — Бог с ними, их не пробьёшь — но ложка у тебя обязательно должна быть с дыркой! Вот что: на антресолях хранятся все инструменты моего бывшего мужа. Ты найди то, что тебе нужно, и чтобы через 5 минут твоя ложка была с дырой! Иначе никакого обеда не будет!

Отыскав среди инструментов плоскогубцы, пробойник и молоток, Юрий пробил в ложке дыру диаметром в целый сантиметр.

 — Как же я теперь есть-то буду? — обратился он к девушке с вопросом.

 — А мне какое дело? — возмутилась та. — Да, ещё не всё: ты должен отрубить у ложки черешок.

Юрий вручную отломил черешок от алюминиевой ложки и вопросительно воззрился на госпожу.

 — Сейчас я тебе нитки принесу! — сообщила та.

Выбежав из кухни, Светлана вернулась с обрывком нитки, с помощью которой Юрий кое-как соединил ложку с черешком (забегая наперёд, следует сказать, что эта конструкция оказалась крайне хлипкой и неустойчивой. В конце концов, мужчине пришлось довольствоваться ложкой с рукояткой в полсантиметра длиной). Теперь следовало бы заделать зияющую дыру в ложке чем-то, хотя бы хлебным мякишем, но где его взять, этот мякиш?! Буханка хлеба, которую всучила ему госпожа, по твёрдости не уступала камню... Тем не менее, худо-бедно, но Юрий поел. Картофелины он вылавливал ложкой, жижу пил через край тарелки. Проблематично было бы утверждать, что он наелся. Но брюхо горячей жидкостью он слегка заполнил.

 — Поел? — участливо осведомилась Светлана. — Тогда благодари меня, любящую тебя всем своим нежным сердцем, божественную Госпожу!

И странное дело! Только что Юрий возмущался эгоизму и бессердечию своей Госпожи, ещё пару минут назад он был донельзя зол на неё и раздражён до чёртиков... , но стоило ему склониться в поклоне перед этой удивительной девушкой, припасть губами к её божественной ножке, к чудным, миниатюрным пальчикам, как вся его злость, всё раздражение мигом куда-то исчезли, растаяли, как дым.

Остались только восхищение своей божественной Госпожой, глубокая благодарность этой замечательной девушке и готовность преодолеть любые преграды, любые унижения, издевательства и побои ради того лишь, чтобы быть, находиться рядом с ней... Видимо, такое же чувство испытывает побитая и накормленная собака к своему хозяину. И Юрий самозабвенно кланялся своей божественной Госпоже и с величайшей нежностью прикасался губами к чудесным пальчикам её божественных ног... Видимо, это поняла и Светлана.

 — Ну, хватит, мой хороший! — мягко проговорила она. — Я приготовила для тебя ещё один подарок. Видишь ли, мой сладкий, никто и никогда тебя не любил по-настоящему, никто о тебе не заботился. И только я, любящая тебя всем своим нежным сердцем Госпожа, думаю о тебе! Сейчас я проведу с тобой сеанс психотерапии — я смою с твоего лица всю накопившуюся усталость, всё твоё зло, раздражение и гнев. И останутся у тебя только бесконечная любовь и благодарность к любящей тебя божественной Госпоже!... Принеси тазик!

Не вставая с колен, Юрий покорно принёс из ванной таз и улёгся на пол, головой над тазиком, лицом вверх. Светлана встала и некоторое время сверху вниз ласково смотрела на своего покорного раба. Величественным движением Госпожа нагнулась, спустила с себя трусики, перешагнула через них и присела прямо над лицом мужчины... Юрий лежал, не смея дышать от восторга и нежности. Мог ли он мечтать когда-нибудь о таком счастье — чтобы над его лицом, в каких-нибудь пяти сантиметрах, находилось божественное тело его любимой и любящей Госпожи?!..

В его лицо ударила горячая, пахучая струя. Юрий лежал, стараясь не открывать глаза — иначе соль, содержащаяся в моче, может вызвать раздражение слизистой оболочки. Струя била ему то в лоб, то в глаза, то в плотно сжатый рот (не хватало ему ещё захлебнуться!). Струя иссякла.

 — Можешь расцеловать меня там, — ласково произнесла девушка. — Хорошенько всё языком слижи!

Юрий отодвинулся от тазика и положил голову на пол. Светлана тоже немного переступила и прижалась своим раскрытым, алым бутоном прямо к любящему рту своего такого покорного и такого милого раба... Счастье длилось, казалось, вечно...

 — Ну, хватит! — Светлана поднялась. — Хорошего понемногу. Сейчас вымой и убери со стола посуду, помой заодно свои туфли и выстирай носки. Таз тоже уберёшь. Нектар слей в банку — пригодится. И отвези меня в комнату — отдыхать. Госпожа должна отдыхать 24 часа в сутки. А трудиться и заботиться о ней обязан раб.

Юрий отвёз госпожу в комнату и, вернувшись на кухню, принялся за работу.

2. Вторая половина дня.

Управившись с делами, Юрий на четвереньках проследовал в комнату и склонился перед Светланой в глубоком поклоне.

 — Госпожа, я выполнил всё, что Вы мне приказали, — сообщил он.

Девушка сидела на диване, подложив под спину подушку и вытянув далеко вперёд ноги.

 — Пододвинься поближе, — приказала она и грациозным движением положила свою ногу на плечо Юрия; следом положила другую ногу на второе плечо мужчины. Тот стоял ни жив ни мёртв от волнения и счастья — ещё не одна девушка не оказывала ему такой чести!

 — Ты ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх