Встреча двух любящих сердец

Страница: 9 из 14

» Вслух же произнесла ласково:

 — Скажи, Суслик, кто я для тебя?

 — Вы — моя Госпожа! — с жаром ответил Юрий.

 — Не только Госпожа, — поправила его девушка. — Я — больше, чем Госпожа, я — любящая тебя всем своим нежным сердцем мама! Кто ещё, кроме меня, может подарить тебе уроки Любви? Кто напоит тебя своим сладким Нектаром, угостит тебя своей чудесной колбаской? Только я — твоя любящая мама! Цени это и благодари меня!... Продолжай, что ты ещё хотел сказать?

 — И ещё я думал, — воодушевлённый, — рассказывал тот. — Вы можете быть несправедливы со мной. Я хорошо вымою полы, а Вы скажете: плохо! Я приготовлю вкусный суп, а Вы скажете, что невкусный. Вы можете прийти домой от любовника поздно ночью, пьяная, накричать на меня и избить, и я всё вытерплю. Потому что у Вас есть такое чудо, как Ваша попа! Когда я целую Вашу попу, у меня проходит всякое раздражение, обида и злость на Вас.

 — А когда ты кланяешься мне в ноги, — полюбопытствовала девушка, — раздражение и обида тоже проходят?

 — Да! — с жаром согласился Юрий.

 — А когда я орошаю твоё лицо своим Нектаром?

 — Да, и ещё как!

 — А когда ты кушаешь мою колбаску?

 — Я очень благодарен Вам за Вашу любовь! — пылко отвечал Юрий. — И я постараюсь полюбить Вашу колбаску и привыкнуть к ней.

 — Значит, — подытожила Светлана, — мы с тобой созданы друг для друга! Скажи, чем я вызываю твоё раздражение? Говори-говори, не бойся — я сейчас добрая.

 — Я был раздражён, — со стыдом в голосе признался мужчина, — когда вчера Вы сидели на мне и хрустели огурцом. Мне было так неприятно! Я был так голоден и зол на Вас! Простите меня, пожалуйста, Госпожа, если сможете! Я очень виноват перед Вами!

 — Значит, тебе не нравится, когда я грызу овощи? — переспросила Светлана. — А что тебе ещё не нравится?

 — Меня Вы кормили чёрствым, позеленевшим хлебом и пустым супом, — с обидой в голосе высказался Юрий, — а сами ели мои консервы и сыр. И даже меня не угостили! А мне так хотелось есть!... Ещё мне было неприятно, когда сегодня утром вы сказали: «я поссала». Ну, Вы же не простая девушка, а Богиня для меня!... А Богиня не может говорить: «поссала». И ещё Вы говорили «жопа» и стали угощать меня Вашей колбаской... Знаете, как мне противно было! Когда я был в ванной и нюхал Вашу колбаску, меня несколько раз чуть не вырвало!..

 — Это — моё упущение, — согласилась Светлана. — Что ж, буду исправляться! Сходи, очисть апельсинку, вымой морковку, также почисть её ножом и неси всё сюда, на тарелке!

... Юрий покорно стоял на четвереньках. Светлана верхом сидела на спине мужчины, смотрела телевизор и кушала апельсин.

 — Апельсиновую кожуру можешь съесть на ночь... , хотя я на тебя и сердита. А ты знаешь, что витаминов в кожуре содержится больше, чем в самом апельсине? Знай теперь, как я тебя люблю, мой недостойный раб!

Потом Светлана усердно хрустела морковью. Во время рекламных пауз она разговаривала с Юрием:

 — Морковные очистки тоже можешь скушать. Они очень полезные — в них каротин, помогает зрению.

 — Спасибо Вам, госпожа!

 — Когда я возьму тебя в мужья, я буду ссать тебе в рот. Ты рад этому? И я нарочно, специально буду хрустеть овощами, чтобы разозлить тебя. И сама буду есть консервы, сыр и колбасу, а тебя кормить постным супом и кашей.

 — Да, госпожа, — пристыженно отвечал тот.

После этого Юрий стоял на одной ноге; вторую ногу он положил на диван, и Светлана усердно покрывала его свободную ногу следами от ударов трёхжильной плети. Всего он получил по 20 хлёстких, чрезвычайно болезненных ударов на ногу, каждый из которых вспарывал кожу на икрах и бёдрах ног и вызывал кровотечение.

 — Сам виноват! — мстительно проговорила девушка. — Ты смертельно обидел, оскорбил меня! Ишь ты, не понравилось ему, что я один раз как-то не так выразилась! Уйди! Видеть тебя не хочу! Чтобы завтра же утром духу твоего тут не было! Уезжай отсюда, к ё... ной матери!

 — Госпожа, миленькая, хорошенькая, простите меня! — молил Юрий, ползая у её ног и пытаясь поцеловать их.

4. День третий.

Светлана, действительно, очень обиделась на Юрия. Кто сказал ему, олуху царя небесного, что женщине, какой бы образованной и «продвинутой» она ни была, можно говорить правду?! Правда нужна лишь простодырым мужикам, а женщине она совсем ни к чему. Женщинам можно только льстить и угождать, и тогда они простят мужику любую ложь, любую мерзость. И, напротив, каким бы хорошим мужем ты ни был, если ты говоришь женщине нелицеприятные вещи, всегда будешь находиться у неё в немилости.

А женщина умеет мстить! Любую вещь, любое сказанное мужчиной слово она способна извратить с точностью до наоборот и навешать на мужчину всех мыслимых и немыслимых собак. В том случае, конечно, если мужчина ей не угодил.

На ночь Светлана снова «завела гидробудильник», то есть выпила целых два бокала чая, который ей был совсем ни к чему. Четыре раза она просыпалась и окликала:

 — Суслик! Иди сюда быстрей, я ссать хочу!

Мочилась она назло не в рот Юрию, а в стеклянную банку, которую тот держал перед её телом. И даже слизать капли драгоценного Нектара она не позволяла — сразу же после мочеиспускания падала в кровать. Но, стоило мужчине уйти в ванную и забыться сном, как опять он слышал:

 — Суслик! Быстро, ссать хочу!

Ночью мужчина совершенно не выспался. Вдобавок, он практически ничего не ел два последних дня, и его слегка пошатывало; в голове звенело. А утром у Юрия пошла носом кровь. Слава Богу, Светлана ещё спала и не заметила его слабости.

Утром девушка заглянула в кастрюльку Юрия: осталась ли там ещё еда. Кастрюлька оказалась пустой, хлеб тоже кончился.

 — Ну, ты и жрать! — осуждающе покачала она головой. — Трёхдневную пайку за два дня приговорил! Да тебя легче убить, чем прокормить! Так, глядишь, ты меня по миру пустишь! Ну, ладно, так и быть, найду я тебе что-нибудь поесть.

Светлана насыпала в тарелку раба немного кошачьего корма и залила её до краёв своей мочой из банки.

 — Вот и будет тебе корм на сегодня, — сообщила она. — Кто сказал, что он не стоит 200 рублей? Да он больше тысячи стоит!

После завтрака Светлана мрачно и нелюбезно приказала Юрию лечь на пол на спину. Встав над мужчиной и задрав халат, она присела над его лицом.

 — Буду приучать тебя к колбаске постепенно, — заявила девушка. — Первый кусочек ты просто обязан съесть, а остальные — уж как получится. Давай, старайся, привыкай!

После массажа ягодиц, сделанного мужчиной, дело, наконец-то, пошло: Светлана выдавила из себя первую порцию своей колбаски Юрию в рот, и тот проглотил её. Молодец! Уже хорошо! Ободрённая, девушка оправилась мужчине прямо на лицо, вытерла анус туалетной бумагой и бросила её на пол.

 — Ну вот! — заметила она. — Тысячу ты мне должен за сегодняшний суп и ещё тысячу — за колбаску. Итого, две тысячи долга получается. Ладно, я тебе прощаю! Всё уберёшь здесь, поешь корма, если хочешь, и приходи ко мне! Только рожу свою хорошенько вымой!

В большой комнате Светлана улеглась на диване, глядя в экран телевизора.

Наконец, в комнате появился Юрий и склонился перед девушкой в почтительном поклоне.

 — Сейчас осуществлю ещё одно твоё заветное желание, последнее, — произнесла та, — превращу тебя, наконец-то, в девку. В пошлую, грязную, ленивую, бесстыжую девку. Пи... й в ванную!

Она прошла в коридор и достала из шкафа давно уже припасённый пакет со старым,...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх