Судьбоносные трусики

Страница: 2 из 4

не мечтал даже, что несколько лет спустя, многие девчонки, буквально, умолять меня будут произвести эту процедуру в их ротики. А я, после этого, буду с готовностью целовать их, благодаря за подаренные минуты счастья. Но все это ожидало меня в будущем, а пока я весьма брезгливо к собственной сперме относился.

Итак, что же приключилось? Ничего сверхъестественного, на самом деле, обычный звонок в дверь. Протяжная такая трель. Громкая, заливистая и, в моем положении, пугающая. От охватившей меня паники, сердце бешено заколотилось, а член инстинктивно и некотролируемо выбросил наружу двухдневный запас спермы. Ощущения непередаваемые, я вам скажу. Причем далекое не привлекательные. Стрёмные. Очень и очень стрёмные, одним словом. Одновременно кончаешь, очкуешь и судорожно соображаешь, как заметать следы.

А следом осознание того, что «такие» следы быстро не заметешь. Я очень талантливо заляпал спермой всё, что можно было заляпать. Нижний край футболки, шорты, свои трусы и, «О, Боги!», трусики Маринки, в которые был упакован мой бессовестный «предатель». Немного семени оказалось и на полу, но это была мелочь, в сравнении с остальным хаосом.

Ну, думаю, все... ! (-censored-) мне настал! Начинаю лихорадочно натягивать шорты. Путаюсь в собственных трусах, захлопываю шухлядку, трусики Мари сую в карман. Бросаюсь на пол, и суматошно подбираю сперму рукой. Насухо вытереть её с гладкого линолеума — задача непосильная. Остаются скользкие разводы. В общем, полная жопа. Кое — как привожу всё в относительный порядок, и направляюсь к двери, как на казнь. Смотрю в глазок и... ! И облегченно выдыхаю. Это всего лишь наш районный почтальон Палыч.

Делаю вид, что дома никого нет, и направляюсь в гостиную. Плюхаюсь в кресло. Мысленно крою самого себя матом отборным. Потом гомерически, беззвучно, ржу. Надрочился, блин. Что вот теперь с этим проклятыми трусиками делать? Они в сперме буквально выполосканы. Хоть выжимай. Иду в ванную. Застирываю шорты, трусы и футболку. Подмываюсь.

Трусики Марины, после долгих раздумий, также застирываю. Не очень умело, зато старательно. В глубине души надеюсь на то, что сейчас вывешу их на балкончике, который у Марины, к счастью, не застеклен, и они мигом на свежем воздухе просохнут. Так и делаю. Иду на балкон. Вешаю их на бельевую веревку, достаю сигареты из кармана (от родителей уже не скрывал, что курить начал), подкуриваю, затягиваюсь, умиротворенно выпускаю струйку дыма.

Но не успеваю докурить сигарету даже до середины, как слышу шелест шин по асфальту. У подъезда тормозит автомобиль. Осторожно смотрю вниз (третий этаж), чертыхаюсь про себя, Марину привезли. «Чего так быстро-то, (-censored-)?!», — недоумеваю про себя. Выбрасываю окурок, срываю злополучные трусики с веревки, ретируюсь с балкона. В дверь заботливая мама не звонит, легонько, еле слышно, постукивает. Открываю. Вот она! Во всей своей красе! Легкая, стройная, чуть запыхавшаяся. Шепчет:

 — Как она? Не просыпалась?

Я сильно туплю, спрашивая:

 — Кто?

Со всей этой беготней совершенно забыл, что меня не просто так приглашали потусить в бесхозной квартире. Недоуменный взгляд Марины возвращает меня к реальности, и я перевожу все в шутку, мол, просто так её «развёл», ради смеха. Верит в шутку или нет — не знаю, но улыбается. Объясняет, что реактивы, оказывается, с комплектом необходимых документов пришли, но его (комплект) в куче остальных сопроводительных бумаг не сразу заметили. Дополнительные анализы не понадобились, и её вернули домой. Она тысячу раз извинилась за беспокойство, и сердечно поблагодарила за помощь. Предложила обращаться к ней, если мне что-то понадобится.

Меня так и подмывало воспользоваться её предложением и признаться во всем прямо здесь и сейчас. Но внезапная, спасительная, хотя и хлипенькая, мыслишка вдруг рождается в моей бестолковой голове. А что если не заметит пропажу? А что такого? Очень может быть! Там столько нижнего белья, что отсутствие маленького комочка легкой ткани можно и не приметить. А если и обнаружится пропажа, то все отрицать. Ничего не знаю, не брал, не видел, не слышал.

Это я сейчас уже понимаю, что авантюра изначально была сомнительной. Но вы не представляете даже, как в тот момент мне было обломно признаваться во всей этой истории. Потому и ухватился за соломинку, которая изначально была подломлена. Я решил тогда, что если пройдет хотя бы пара дней — то на любые вопросы относительно этого нужно будет просто «дурака» включать. Успокоившись, расшаркался, раскланялся с Мариной, и отправился в ближайший ларек за пивом.

Встретил ребят своих дворовых, сказал, что на бабки разжился. Чтобы вы понимали, что такое, в то время, 5000 сум в пивном эквиваленте, скажу, что бутылка пива стОила 500 сум. То есть, 10 бутылок пива можно было купить, или 5 литров, если общий литраж считать. Мы всегда в одном и том же ларьке пивасиком «тарились», и продавец по имени Рахмон уже давно «нашим человеком» был. На 5000 сум выдал нам целых 6 литровпива! А так, как нас было трое: я, и кенты мои, Федя и Дима, то получалось по 2 литра в каждое лицо. Да две пачки сигарет на «закуcь».

Мы в то время исключительно так бухали. Пиво, водка и сигареты. Вот и весь банкет. Так было и в тот раз. Расположились, как обычно, в тени ветвистого карагача, неподалеку от моего дома. Время для начала «бухича» выдалось самое подходящее, солнце неуклонно к горизонту жалось. Пиво всегда крепкое брали, чтобы «башню сносило», как следует. Вскоре ещё несколько «наших» подтянулось со своим горячительным. В общем, за всей этой пьянкой, я даже и подзабыл про дневной инцидент.

Часов в девять вечера, еще не в усмерть пьяный, но прилично «поднабравшийся впечатлений», я поплелся переодеваться домой. По плану на вечер предстоял поход организованной толпой на «дискач» (дискотеки в то время именно так среди молодежи именовались). Дома был только отец, футбол смотрел. Мама у соседки помогала угощение к торжеству какому-то готовить. Услышав, что я пришел, отец крикнул из зала, что мне звонила Марина. Просила, чтобы я перезвонил или зашел, как только появлюсь. Поскольку я там сегодня что-то забыл, когда с Наргизой сидел. От сказанного папой меня бросило сначала в жар, а потом в холод.

Захотелось спрятаться где-нибудь, зарыться, улететь на другую планету. Сердце куда-то в район пяток нырнуло, и надолго осталось там, нервно постукивая в рваном ритме. Вопрос «Что делать?» пульсировал то в одном полушарии мозга, то в другом. Я метался по своей комнате, как тигр, загнанный в клетку. Почти полностью протрезвел с перепуга. Пишу вот сейчас, и на себя нынешнего ситуацию натягиваю. Вот это я тогда «гнал беса» не по-детски. В общем, решил, что идти нужно. По телефону разговор явно не получился бы.

Да и перед батей спалился бы. Он мой разговор подслушивать, конечно же, не стал, но явно догадался бы, что я набедокурил. Отцу сказал, что гулять иду, буду поздно. Ключ взял. Он мне всего доброго пожелал, и я побрел вниз. Проходя мимо ларька, заглянул внутрь. Попросил у Рахмона в долг 100 граммовводки. Закинул «стопарик» за воротник, «догнался» сигаретой. Снова захмелел и, наконец, ощутил свежий прилив бодрости, храбрости и по (-censored-) зма. Уверенной поступью двинул к дому №9, где жила Марина.

Поднялся на её этаж, чуть помедлил, продумывая первые фразы разговора. Решил, что вести себя нужно, по-мужски. Не стенать, и не хныкать. Пощады не просить. Ни от чего не отпираться, и предложить замять это дело. Я здраво рассудил, что если бы она хотела меня сдать — уже сдала бы. С батей ведь лично говорила, но не выдала. Может просто поругается, да успокоится. В общем, решил принять за верное любое её действие. Вдохнул поглубже, и смело вдавил кнопку звонка. Но трели, так напугавшей меня днем, не последовало. Я тихонько постучал.

За дверью послышались шаги. Через несколько мгновений дверной замОк пришел в движение, язычок клацнул, и дверь приоткрылась. На пороге стояла чуть сонная,...  Читать дальше →

Показать комментарии (52)

Последние рассказы автора

наверх