Судьбоносные трусики

Страница: 3 из 4

по-особенному прекрасная Маринка. Шелковистые волосы распущены, мокрые, недавно вымытые. Поверх ночной рубашки до колен, домашний плюшевый халатик белого цвета. Ножки в домашних тапочках того же цвета. Чтобы не мерзли. Она, молча, окинула меня взглядом, и также безмолвно отворила дверь шире, приглашая входить.

Не дожидаясь пока я войду, она безразлично повернулась, и поплелась в гостиную. Я следом, с понурой головой. Пляжные тапки оставил у порога, потому шлепал за ней босыми ногами. В скудно освещенной комнате негромко, в полголоса, гавкал телевизионный приемник голосом ведущего с «ОРТ». Перед телевизором был разложен диванчик, застеленный постельным бельем. Девушка определенно собиралась спать ложиться.

Отчего в спальне не спала, я позже узнал. После развода она там ложилась только в случае, если засыпать планировала в обществе мужчины. А в остальное время обитала в зале. Дойдя до центра комнаты, Марина резко развернулась ко мне лицом. Её глаза грозно сверкнули. Шатенка пребывала в бешенстве, и не скрывала этого. Если бы не спящая дочь в соседней комнате — мне бы не сдобровалось. Девушка злобно процедила сквозь зубы:

 — Нууу... И что ты мне расскажешь интересного?

Меня возмутил её тон. Я был не прав, конечно. Но и подобное обращение меня просто взбесило. Я продерзил в ответ:

 — Для тебя — ничего интересного не расскажу.

Она сделала ужасное лицо и принялась на меня наезжать, придерживаясь допустимого звукового диапазона:

 — Мальчик мой, ты о (-censored-) ел в край, или как? Я тебя, (-censored-), на хера позвала? Чтобы ты по моим ящикам рылся? Ты кто такой, чтобы обыски проводить, а?"Мусор» что ли? Мало того, что все трусы мои перелапал, так одни ещё и с (-censored-) ил! Ты что себе позволяешь, малолетка вчерашняя? Куда трусы дел, скотина?»

Вы не представляете, что во время её монолога в моей душе произошло. Я просто осатанел от злости. Алкоголь притупил некоторые из чувств, относящиеся к разряду разумных поступков, и, напротив, усилил кое-какие признаки безрассудства. В частности, обострился инстинкт самосохранения. Если нападают — нужно ответить. Уровень агрессии превысил допустимую норму. Подозреваю, что глаза налились кровью. Результатом всего этого стало резкое движение правой руки.

Но я не ударил её, не подумайте чего лишнего. Просто резко схватил цепкими пальцами её подбородок, с силой сдавив аккуратное личико. Буквально скомкал его нижнюю часть. Перепуганный взгляд девушки, в этот момент, я никогда не забуду. Легонько толкнул шатенку вперед, уронив её на разложенный диван. Она упала как-то слишком тихо, словно спружинив. Вероятно, её инстинкт самосохранения тоже включился. Она смотрела на меня глазами загнанного в угол зверька. Словно в дурмане, я шагнул вперед на диван. Марина в ужасе попятилась назад, поджимая под себя ножки, одновременно мелко перебирая ими. Но вскоре площадь дивана закончилась, и она уперлась затылком в его спинку.

Недоуменно и испуганно глядела она в мои глаза, и бормотала негромко:

 — Саш, ты чего... Саша... Ты пьян? Ты что делаешь? Я кричать сейчас буду, соседей разбужу.

Изменение в её настрое на нашу беседу сыграло определенную роль. Не знаю, что на меня нашло. Скорее всего, выпитое подействовало. Не уверен, что трезвым решился на это, но я сделал ещё один шаг к Марине, и потянул вниз шорты вместе с трусами.

Оттуда, словно «партизан» из засады, выпрыгнул упругий член. Почему-то уже полностью возбужденный. Я упустил тот момент, когда он начал наливаться кровью. Марина перевела взгляд с моих глаз на, раскачивающийся около её лица, жилистый, юношеский стержень. По всей видимости, она до сих пор не верила в реальность происходящего.

У шатенки не было времени на разбирательство, наяву ли всё это вершится. В следующий момент я сделал то, что при неудачном стечении обстоятельств, вполне могло упечь меня за решетку по статье «за изнасилование». Удивительно четким (как для нетрезвого подростка) движением рук, я зафиксировал её голову в одном положении и воспользовался тем, что её ротик слегка приоткрыт. Далее последовало точное, и выверенное движение бедер. В мгновение ока я, буквально, воткнул разрывающийся от напряжения ствол члена, меж пересохших губ молодой женщины. Всадил ствол, даже головку из-под складок крайней плоти не обнажая.

Марина была в таком шоке, которого, ещё никогда не испытывала (она мне сама в этом позже призналась). Вскинутые на меня глазки, полные сумбурного удивления и недоумения, красноречиво говорили об этом лучше всяких эпитетов. Придерживая девушку за затылок, я сделал несколько энергичных движений бедрами по известной всем траектории, бескомпромиссно вгоняя ствол поглубже в горло. На третьем подходе желаемый результат был достигнут, и я замер, уткнувшись яйцами в её подбородок.

Лобком я ощущал тяжело выдыхаемые ею потоки воздуха. Глаза, к моему удивлению, были обескуражено преданными, но никак не разъяренными или обозленными. Впервые в жизни я наблюдал, как глаза женщины, некотролируемо ею, становятся влажными. Чуть краснеют. А затем слезы, навернувшиеся в секунду, буквально брызжут из глаз. Меня это завело и раззадорило ещё больше. В следующий момент Марина шумно, с хрипом, поперхнулась головкой, находящейся в её гортани, обдав мои яйца тысячей капелек слюны.

Марина инстинктивно зажмурилась, отчего потоки слез устремились по щекам вниз. Дыхание она неизбежно сбила, и потеряла контроль над рвотным рефлексом. Я ощутил, как судорожно напряглась её диафрагма, и Марина выгнулась назад, отталкивая меня руками. Девушка отчаянно стремилась соскользнуть с «настырной мышцы». Я позволил ей это сделать, ожидая немедленного взрыва гневной реакции. Она стала откашливаться, утираясь рукавом халата. Вверх не смотрела, словно кроме неё в комнате и не было никого.

Однако же, вскоре подняла на меня, все-таки, припухшие глаза с раскрасневшимися белками. Шмыгнула носом. Смотрела не то с упреком, не то с неким немым вопросом. Потом перевела взгляд на вздыбленный член, обильно укрытый её слюной. С головки тянулась вниз тоненькая струйка той самой слюны. Она (струйка), монотонно, раскачивалась из стороны в сторону, подвластная потоку воздуха, разгоняемого лопастями вентилятора, шумевшего рядом с диваном. Маря несказанно удивила меня фразой:

 — Давай дальше... Только потише... Наргизку разбудим...

Затем ловко подобрала лепесточком розового языка упомянутую струйку слюны, продолжавшую развеваваться по «искуственному ветру». Нежно чмокнула член в головку, и откинула голову назад. Сама ротик пошире открыла, предоставляя мне полную свободу действий. Наступила теперь уже моя очередь входить в ступор и ошеломляться. Я просто не верил ни глазам своим, ни ушам. Реакция Марины была просто невероятной. В самых смелых фантазиях я и представить себе не мог, что подобный вариант вообще возможен.

Я был шокирован, но факт остается фактом: она хотела «еще». Хотела «бОльшего». Хотела «продолжения». И я устроил ей «продолжение», по-прежнему, отказываясь верить в, свалившееся на меня, счастье. Хотя, правильнее будет сказать, не «устроил ей продолжение». А «дал» ей продолжение, посредством того, что вдохновенно «дал» ей в рот. Первым делом избавился от назойливой одежды, отшвырнув шорты, майку и трусы куда-то сторону. Вторым делом смело переступил через её плечики, словно через оградку перешагнул. Но голову её поймал, и зажал коленями между ног. Получилась очень удобная позиция, которую только что экспромтом придумал, хотя никогда раньше не задумывался о её существовании.

Просто пригнуть ствол члена вниз не вышло. Я был слишком возбужден, и запредельно эрегированный ствол, попросту не желал гнуться вниз. Пришлось наклониться вперед, становясь почти, что раком. Теперь член лег в необходимую мне плоскость, и я без тени смущения «заправил» его в, ставший гостеприимным, ротик красавицы. Уверенно и методично принялся двигать бедрами по диагонали,...  Читать дальше →

Показать комментарии (52)

Последние рассказы автора

наверх