Как казаки путан выбирали

Страница: 2 из 7

подумывая о том, что сэкономленные деньги теперь с чистой совестью на празднование дня рождения спустить можно. Видимо, «восьмерка», все-таки, счастливая для меня цифра.

В том, что деньги вечером разлетятся, как птицы по осени, сомневаться не приходилось. Ближайшие друзья с самого утра известили смс-ками, что встретят меня с поезда. Это означало, что после встречи мы толпой едем в ближайший кабак, где я «выставляюсь» на всю ширину своей души. А она у меня среднеазиатская, читай, широченная. Предполагая подобное развитие событий, я растянулся на своей верхней полочке, и продрых до самого Днепропетровска. Силы для ночной гулянки требовались немалые. Поспать в ближайшие сутки вряд ли удастся, я своих друзей знаю.

На перроне меня поджидала целая ватага уже не совсем трезвых товарищей. После разнообразного спектра рукопожатий, приветствий и дружеских объятий, наш шумный коллектив вывалился на привокзальную площадь, и распределился по двум таксомоторам. Дагестанец Азар, расположившийся рядом с водителем нашей машины, скомандовал ехать в «Чибис». Салон автомобиля взорвался дружным хохотом. Весь комизм ситуации заключался в том, что «Чибис» располагался около автовокзала, до которого даже пешком было не больше пяти минут ходьбы.

— Азар, не гони, какой, нах*й, «Чибис»? За двести метров заплатим, как за два километра. Ты чё, миллионер? Или дочку миллионера е*ёшь? Поехали куда-нибудь подальше уже, раз уселись, — предложил россиянин Андрюха, приехавший на учебу в Украину из далекой Тюмени.

— Тогда в парк Шевченко давай (это водителю сказано). Там и бухнём в летней кафешке, и тёлок снимем. Саня («даген» обернулся ко мне вполоборота), ты не представляешь сколько «молодого мяса» сейчас в городе. Абитуры в этом году понаехало, как никогда. Девки — какие хочешь! Черные, белые, коричневые. И даже аранживие (с поддельным кавказским акцентом, хотя Азар превосходно по-русски говорил).

— Да их каждый год хватает. И черных, и белых и «аранживих». И не мне об этом тебе рассказывать, — пожал я плечами, — шеф, трогай давай, не жди пока этот клоун (Азар знает, что это я шутя) выговорится (хлопаю водителя по плечу). Наш «Казан» про баб если трепаться начал — уже не заткнешь. А время-то идет. Девять часов уже.

— Э нет, брат, в этом году все по-другому. Вот сам посмотришь, — Азар оставил последнее слово за собой.

Мой дагестанский друг был знатным ходоком по дамам, чем заслужил прозвище «Казан». Игра слов требует некоторой расшифровки, потому разъясняю.

Дело в том, что Азар готовил потрясающий плов. Это было коронное блюдо его кухонного арсенала. Впрочем, оно же и единственным яством в его «поваренной книге» значилось. Не припомню, чтобы он, хоть раз, еще что-то по-настоящему серьезное готовил. Яичница, жареная картошка и макароны — не в счет. Зато плов в его исполнении был поистине волшебным, этого не отнять. Азар даже казан здоровенный из Махачкалы не поленился привезти. Сказал, что только в настоящем казане с его родины, плов получается таким вкусным. Отчасти, поэтому и прозвище ему перепало «Казан». Но в большей степени своей «кликухой» он был обязан нарицательному (в усеченной форме), существующему в нашем обществе, благодаря величайшему любовнику всех времен и народов. Разумеется, речь о Казанове.

И это сравнение — вовсе не преувеличение. «Казан» с легкостью «снимал» дамочек любых возрастов и интересов, вне зависимости от их социального положения. Видал я в его койке и юных студенток с парой грошей за душой, и зрелых «бизнес-леди» на дорогущих автомобилях. Многие просто диву давались и гадали, как это у него выходит. Многие гадали, а я знал. Популярности дагестанца среди женщин способствовал природный магнетизм (невероятное мужское обаяние, если хотите), и внешнее сходство с Джейсоном Стэтхэмом (ей-богу не вру).

Прибавьте к этому великолепное чувство юмора, здоровую дерзость в общении и обращении с женщинами, а также неуемную сексуальную энергию, благодаря которой Азар, во время плотских утех, доводил своих партнерш до бессознательного состояния. Я всегда считал и считаю: подайся он в мир порноиндустрии — то непременно на первых ролях находился бы. Настолько вдохновенно, умело и неутомимо трахаться не каждому дано. На то особенный дар нужен. И судьба очень щедро его этим даром снабдила.

«Казан» был самым старшим в нашей компании. Нас с ним целая пропасть в семь лет разделяла. Азар успел отслужить в армии, и пожить несколько лет в Питере, работая в «слегка бандитской» структуре старшего брата. На учебу приехал не по собственному желанию, а по воле все того же брата, считавшего, что хотя бы кто-то в их семье должен быть с высшим образованием. Будь на то воля самого «Казана», он с удовольствием остался бы в «северной столице» РФ, где, по его словам, «ему и без высшего образования довольно сладко жилось». Но со старшими братьями в их культуре спорить не принято. Раз сказали ехать — значит нужно ехать.

И он приехал. Приехал для того, чтобы в первый же день своего пребывания в Украине устроить пьяную потасовку с другим, вновь прибывшим, иностранным студентом, и угодить в отделение милиции. Этим самым «другим вновь прибывшим» оказался, не кто иной, как Ваш покорный слуга. Мы с Азаром друг другу сразу не понравились. С первых минут знакомства меня стал раздражать его кавказский гонор, и желание установить «на этаже иностранцев» свои порядки. Его же во мне возмутило встречное нежелание плясать «под его дудку», и откровенно наплевательское отношение на его мнимый «авторитет». Я и сам «не пальцем деланный». Мне было «до лампочки», кем он, там, в Питере был, и с какими бандюками тёрся.

По итогам дневной словесной перепалки, тем же вечером мы с ним неслабо «поцапались» на национальной почве. Вдаваться в подробности не стану, скажу лишь, что мы с ним оба не правы были. Наговорили друг другу постыдных, «чёрных» вещей, за которые мне и по сей день совестно. Дело чуть было до поножовщины не дошло. «Казан», по крайней мере, в свою комнату за дагестанским (нелегально ввезенным) кинжалом бегал, но ребята, почуяв, что запахло жаренным, вовремя спрятали холодное оружие «от греха подальше». Поэтому все обошлось традиционным, в таких случаях, обоюдным мордобоем, и не менее традиционным нарядом милиции, вызванным перепуганным вахтером.

Наутро нас благополучно выпустили, содрав с каждого по энной сумме денег. Перед этим провели с нами «воспитательную беседу», увенчанную обещанием в следующий раз «накормить дубинками» еще сытнее, и «передать дело выше». Вернувшись в общагу, я завалился спать, а вечером состоялась торжественная церемония выкуривания «трубки мира». Наш с «Казаном» общий знакомый (позже ставший общим другом) Женя, взялся налаживать отношения между нами и, нужно отдать ему должное, преуспел в этом непростом деле.

Мы с Азаром цивилизованно переговорили, принесли друг другу взаимные извинения, закрепили все это дело рукопожатием, и отправились в ближайшее кафе укреплять шаткий союз. Как это ни странно, но уже после первых100 грамм"беленькой», мы нашли друг в друге множество симпатичных качеств, нивелировавших тот негатив, что раздражал нас сутками ранее. А еще после «соточки» мы еще раз «поручкались», и поклялись в вечной дружбе. Слово держим, по сей день, и с улыбкой вспоминаем первый день знакомства.

Подобную историю (не столь брутальную, правда) я мог бы рассказать про каждого из тех друзей, что встретили меня с поезда в мой двадцать первый день рождения. Но их функции в тот вечер ограничились, лишь, дружеским общением, и созданием праздничной атмосферы. Роль же Азара была, куда, как серьезнее. Но обо «всем по порядку», как говорится.

В парке Шевченко мы шумно выгрузились из машин, и всем скопом завалились в летнюю кафешку с певучим названием «Кручи Днепра». Самой реки отсюда видно не было, но свежесть воздуха и легкий речной бриз утверждали, что она (река) здесь, совсем рядом. Ребята постарались на славу, и за нашим столиком на летней террасе, ни единой живой ...  Читать дальше →

Показать комментарии (127)

Последние рассказы автора

наверх