Разделяй и властвуй. Часть 4: Несколько слов о татуировке дракона

  1. Разделяй и властвуй
  2. Разделяй и властвуй. Часть 2: Вика
  3. Разделяй и властвуй. Часть 3: Девушка с татуировкой дракона
  4. Разделяй и властвуй. Часть 4: Несколько слов о татуировке дракона

Страница: 4 из 8

Арслан надумал кончать, и даже сообщил мне об этом. Велел сперму в рот принять, не проронив ни капли. Чехлы на сиденьях были новыми, и пятна, оставленные упущенной спермой, были недопустимы. «Ну, надо же!», — подумалось мне, пока Арслан, кряхтя и постанывая, обильно орошал мою ротовую полость густой субстанцией, с резким, неприятным привкусом, — «в рот восемнадцатилетней девочке «спускает», а думает про чехлы в древней «шестерке». Нормальный, вообще, тип?».

Когда мой любовник притих и отпустил волосы, я поняла, что пора разгибаться. Разогнулась. Выполняя завет Арслана, бережно храня свежее семя во рту, заглянула в его глаза. Он усмехнулся и ехидно произнес:

 — Чего кривишься, «вафля»? Глотай. Невкусно, зато полезно.

Я на это лишь помотала головой, чувствуя, что не смогу пересилить себя. Молча, одними лишь глазами взмолилась, выпрашивая разрешение сплюнуть приторную гадость. Арслан снисходительно сказал, что делает мне на первый раз поблажку, с учетом всех обстоятельств. Но в следующий раз пощады не будет.

Описать облегчение, которое я испытала, открыв дверцу, и шумно сплюнув смесь слюны и спермы на асфальт, словами описать невозможно. Я слышала и читала о том, что глотать сперму, в связи с её специфическим вкусом, занятие непростое. Но никогда не думала, что это настолько сложно. Тем девчонкам, которые без проблем делают это — впору памятник ставить. Приблизительно такие мысли роились в моей голове, пока я полоскала рот минералкой, отысканной на заднем сиденье. Когда покончила с этим весьма не эротичным занятием, и вернулась в салон, мой первый в жизни половой партнер был уже в штанах и при полном параде. Завел двигатель и спросил, как ни в чем не бывало:

 — Тебя обратно завезти, или в общежитие?

 — В общежитие, — ответила я и замолчала, не рискуя заводить разговор о произошедшем. Я была уверена, что мой мужчина сейчас не будет говорить об этом.

И я не ошиблась. Арслан не только о произошедшем не говорил. Он вообще ни о чем со мной говорить не захотел. Включил радио, закурил сигарету и вырулил из дворика на проезжую часть. Я посмотрела на часы и поразилась. Оказалось, что прошло почти два часа с того момента, как мы отъехали от универа. Когда время пролететь успело, я просто ума приложить не могла. Мне показалось, что все произошло очень быстро, не заняв и получаса.

До дверей общаги меня подвезти не удосужились. Вероятно, из соображений конспирации. Мне пришлось целый квартал топать пешком, осмысливая первый сексуальный опыт. Впечатление от незапланированного рандеву оставалось двоякое. С одной стороны, чувствовала себя использованным презервативом, в который кончили и выбросили в окошко. Это ощущение многократно усиливалось полным отсутствием не только традиционного «Пока» или «Я тебе позвоню», брошенного напоследок, но и элементарного взгляда на прощание. Арслан тупо высадил меня за светофором и ударил по газам.

Но с другой стороны, по совершенно необъяснимой причине, где-то в глубине души, пусть и очень глубоко, но мне нравилось то, что со мной обошлись именно так. Честное слово, не вру! Я целый вечер ломала над этим ощущением голову, пытаясь понять его природу. Кто я? Что со мной? Может, я ненормальная? Или это какая-то патология? Вопросов к себе была целая уйма. И ни единого ответа, даже на самый простой из них.

Вечером того же дня звонил Мансур, запрашивал «разрешения на посадку». Я, как опытный авиадиспетчер, в «свободном коридоре» отказала в связи с «нелетной погодой» на душе. Мансур, как обычно, проявил благородство и не стал навязываться. Знал, что раз я не хочу никого видеть — значит, на это есть объективная причина. Подружек тоже всех поразгоняла, искупалась и улеглась спать в восемь вечера.

Утром следующего дня проснулась не в духе. Настроение было на нуле. Собиралась весь день проваляться в кровати, изображая великомученицу, но соседки по комнате сорвали все планы по реализации депрессивного синдрома. Буквально выдернули меня из койки и потащили в универ. Весь день прошел в заунывном ожидании чуда. Точно знала, что «Он» не приедет, и все равно, входящие звонки и сообщения встречала с замиранием сердца: «А вдруг, это «Он»?». Однако каждый раз обламывалась по полной программе, и к концу дня поплелась в аптеку за успокоительным средством.

Не приехал «Он» и через день. И еще через день. И еще через два дня. И только на шестой день практически безнадежного ожидания на телефон, вдруг, «упало» сообщение:

«Через час около второго корпуса».

Подписи не было, но она и не требовалась. Я чуть с катушек от радости не слетела. Сбежала с ленты, и не пожалела денег на такси до общежития. Нужно было переодеться. Не джинсы и кардиган сменить, нет! Белье! Нижнее белье! Что-то мне подсказывало, что сегодня нужно быть не в удобных брификах в цветочек, а непременно в стрингах. И лифчик нужно сменить. Выбор остановила на комплекте белья ярко-красного цвета. Если придется разоблачаться перед любимым мужчиной — ему непременно понравится мое деликатное одеяние. Наспех освежилась и подбрилась везде, где нужно было. Несколько штрихов к наложенному с утра макияжу, пара нажимов пульверизатора духов и бегом обратно в универ. Опять же на такси, естественно.

Сверилась с часами — полный порядок. Уложилась в сорок пять минут. Если бы курила — времени как раз на сигарету оставалось бы. Я вновь волновалась, как в первый раз, и сигарета была бы сейчас очень даже кстати. Может реально закурить? Говорят, нервы успокаивает. А вот и не угадала, подруга! К черту сигареты — Арслан приехал! Да, это он! Та же «шестерка», те же подмигнувшие фары, те же руки на рулевом колесе. Уселась — поехали.

Ехали, по сложившейся традиции, в полном молчании. Прибыли к тому же месту. И снова «спящий» член. И снова оскорбления в мой адрес, разбавленные вопросами о личной жизни: первый поцелуй, первая мастурбация, первые месячные. Когда, как и при каких обстоятельствах. Все это и многое другое кое-как распалило моего мужчину, и я вновь получила порцию спермы в рот. На этот раз сплюнуть не разрешили, пришлось глотать. Сказать, что мне не понравилось — значит, ничего не сказать. Пока ехали обратно — мутило всю дорогу. Литр выпитой минералки не спасал положение. Напротив, то и дело просился наружу, при каждом воспоминании о мерзком угощении от шеф-повара Арслана.

Я вновь протопала целый квартал пешком, вновь мучилась вопросом, отчего же мне приятно даже то, что очень неприятно, и вновь легла спать в восемь вечера. На следующий день, визит Арслана повторился, и прошел все по тому же сценарию. С той лишь разницей, что вопросы обо мне закончились (в связи с полным отсутствием половой жизни), и в ход пошли интимные подробности личной жизни моих подружек. Затем мне, как обычно, «слили» в рот и заставили проглотить. Надо сказать, было уже не так противно. Не пища богов, конечно, но терпимо. Привыкать, наверное, начала.

В тот вечер я уже не искала в себе никаких вопросов или ответов. Просто смирилась с тем, что я — блядь. Арслан сообщил мне об этом, когда в рот давал, и я не нашла аргументов, чтобы не согласиться с ним. Кроме того, вместо отбоя в восемь вечера, устроили с девками грандиозную пьянку до утра. (специально для sexytales.org— секситейлз.орг) Пили вино и курили кальян. Мне понравилось. Сигарет курить не буду, а вот с кальяном, наверняка, подружусь.

Следующий день принес очередную встречу с Арсланом, и она в корне отличалась от предыдущих его визитов. То есть, до момента нашего приезда в облюбованный дворик — развитие событий не отличалось оригинальностью. Зато, когда Арслан вывалил наружу свое «хозяйство», и потянул меня за голову к нему (к «хозяйству»), тут-то я и приметила кое-что, что заставило меня внутренне возмутиться, и даже отказаться брать член в рот.

На мягком стволе, у самого основания, красовался отчетливый отпечаток губной помады, оставленный чьими-то губами. Это было ...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)

Последние рассказы автора

наверх