Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса. Глава 5

  1. Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса. Глава 1
  2. Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса. Глава 2
  3. Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса. Глава 3
  4. Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса. Глава 4
  5. Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса. Глава 5

Страница: 1 из 6

Драко Малфой сидел на диванчике в гостиной Слизерина. Справа от него устроилась Пэнси Паркинсон, поглаживавшая через штаны член Драко. Слева сидел Грегори Гойл, а у него на коленях — Милли Булстроуд. Гойл запустил свою огромную ручищу в зелёные трусики полной слизеринки и лапал её волосатую пизду, а Милли хихикала и облизывала губки.

 — Акцио!

Драко призвал заклинанием большой альбом в кожаном переплёте, размером где-то 25 на 35 сантиметров.

 — Что это, милый? — спросила Пэнси.

 — Как видишь, фотоальбом. Я сделал его вчера вечером, — ответил Драко, показывая ей альбом.

На обложке серебряными буквами было написано: «РАБЫНИ ХОГВАРТСА и их половая жизнь. Рот — за галлеон, пизда — за два, задница — за три». Под названием на обложке красовалась большая движущаяся колдофотка рабынь. Гермиону и Джинни сфотографировали в каком-то пыльном чулане для мётел — очевидно, перед тем как в очередной раз оттрахать. Девушки стояли раком и спиной к фотокамере, руками они упирались в грязную стену чулана, а попки выставили к объективу.

Их короткие юбки были задраны до пояса, ноги были широко расставлены — всё для того, чтоб кадр вышел максимально откровенным. Поэтому на снимке было видно, что в анусах гриффиндорок торчат разрушители — толстые чёрные дилдо, а влагалища слегка расширены и пылают красным — похоже, перед съёмкой Гермиону и Джинни уже успели выебать, и, возможно, не один раз. Девушки повернули каштановую и рыжую головы к камере, Джинни уставилась в пол, а Гермиона смотрела прямо на снимавшего припухшими от слёз глазами.

Обе дрожали — они знали, что их ждёт, но ничего не могли изменить.

 — Неплохо, — улыбнулась Пэнси. — Сразу видно, что Грейнджер и Уизли теперь настоящие бляди. Но лучше бы их сфоткали не до, а после траха.

 — Ты меня за дурака считаешь, Пэнси? — недовольно спросил Драко. — Конечно, я снял их не один раз. Смотри.

Он перевернул альбом и показал заднюю обложку. На ней тоже было большое колдофото Гермионы и Джинни, снятое в том же чулане, но уже после того как их там изнасиловали. Джинни лежала на спине, юбки на ней уже не было, а её влагалище и лобок были испачканы спермой. Она засовывала пальчики глубоко во влагалище, зачерпывала сперму и отправляла её в рот, слизывая с пальцев белую кончу из своей пизды. Джинни старалась не смотреть в камеру и так краснела, что её лицо по цвету почти сравнялось с рыжими волосами.

Рядом с ней Гермиона стояла на четвереньках, уткнувшись лицом в пол. Пыльный пол был забрызган каплями спермы, и Гермиона языком как собака слизывала эту сперму с досок вместе с грязью и ещё Мерлин знает чем. Она так низко наклонялась, что её каштановые кудри волочились по полу, и даже сосками она иногда касалась досок — полупрозрачную блузку на её груди кто-то разорвал.

В задницах у рабынь до сих пор торчали разрушители довольно большого диаметра. Фото было подписано как «РАБЫНИ ХОГВАРТСА в сперме и слезах».

 — Фотка класс, — ухмыльнулся Гойл.

 — Жестоко вы с ними, — сказала Милли. — Когда это снимали?

 — Пару дней назад, — ответил Малфой. — Я не помню точно — их последнюю неделю каждый день кто-то трахает. Я всё заношу в этот альбом — подарю потом по копии каждому слизеринцу на выпускной.

Он открыл толстый альбом на первой странице. Она была подписана «27 августа». На этой дате были уже знакомые снимки — Гермиону и Джинни трахали во дворе позади Косого переулка. Малфой перевернул страницы. 1 сентября — гриффиндорки ебутся в жопу и лижут слизеринкам в Хогвартс-экспрессе... 3 сентября — их ебут шестеро, в библиотеке, во все дыры...

 — Что смотрите?

Пэнси взвизгнула:

 — Забини!

Малфой вздрогнул и обернулся:

 — Блейз, тебя кто учил подкрадываться со спины? А мы смотрим, как открыли нашим шлюхам их место в жизни.

 — А, так я это видел, — сказал Блейз, заглянув в альбом. — Я там даже был.

На открытой странице действительно был снимок из библиотеки — Гермиона отсасывала у Блейза, а сзади её в пизду и в жопу дружно драли Малфой и Макклаген.

 — Там дальше кадры поинтереснее, — ответил Драко, переворачивая лист. — Смотри, я взял у рабынь их воспоминания и зафиксировал, так сказать, для потомков.

На следующем развороте Джинни показывала Гарри свою красную, хорошо оттраханную пизду, а Гермиона демонстрировала Рону чёрный растраханный анус. Крупный план запечатлел изумлённые и оскорблённые лица парней.

 — Ой, у них тут такие тупые рожи, — заржала Пэнси. — Кстати, говорят, они теперь подкатывают к этой полукровке Тонкс, которая теперь ведёт ЗОТИ — хотят, чтоб она была их подстилкой.

 — Ну пускай, — хмыкнул Малфой. — Свинья грязи найдёт.

 — — ----

Тем временем в другой части замка у гриффиндорцев как раз кончался урок ЗОТИ. Нимфадора Тонкс, весёлая вдовушка с ядовито-розовыми волосами, сказала:

 — Все свободны. Поттер, Уизли, останьтесь.

Гарри Поттер и Рон Уизли послушно остались стоять у парт. Задержаться у такого преподавателя они были даже рады — не чокнутый Грюм, не Амбридж и не Снейп. Класс опустел, Тонкс сидела за учительским столом и строчила какое-то письмо, чертыхаясь вполголоса.

 — Что-то случилось? — спросил Гарри.

 — Да там переполох в министерстве, — отмахнулась Тонкс. — Кто-то то ли потерял, то ли спёр маховик времени. Маховик исчез.

 — Я думал, мы их все разбили ещё во время той бучи в Отделе тайн, — вспомнил Рон.

 — Ну да, украли тоже разбитый маховик, — сказала Тонкс. — Непонятно, зачем — в нём ещё остаётся чуть-чуть мощности, но её не хватит, чтобы отправить в прошлое человека. К тому же, маховик сломается после этого. Но это не важно сейчас. Гарри, Рон, почему вы витаете в облаках на моих лекциях? Я понимаю, вам сейчас нелегко — вы расстались с Гермионой и Джинни...

 — Уже вся школа в курсе, — недовольно шепнул Рон другу. И правда, друзья в последние дни часто ловили на себе насмешливые взгляды со стороны слизеринцев-старшекурсников, а иногда и пуффендуйцев, когтевранцев и пары гриффиндорцев.

 — Но это не значит, что можно отдыхать на ЗОТИ, — продолжила Тонкс. Вы слишком рассеянные.

 — Интересно, почему, — пожал плечами Гарри. — Возможно, это связано с тем, что преподаватель заигрывает с нами прямо на лекции? И носит короткие мантии без нижнего белья?

Тонкс чуть не сшибла чернильницу со стола и притворно покраснела:

 — Я не знаю, о чём ты, Гарри.

 — Знаешь, знаешь. Тонкс, ты согласна, что ведьма, на уроке носящая мантию на голое тело — развратная женщина? — спросил Гарри. — Ты согласна, что мне с Роном надо её наказать?

 — Согласна, — подмигнула Тонкс Поттеру. — Такое нарушение трудовой дисциплины нельзя спускать, — она встала из-за стола, своротив по дороге стул.

 — И что на тебе надето сейчас? — нетерпеливо спросил Рон.

 — Два здоровых парня не могут проверить, что надето на слабой девушке, — усмехнулась Тонкс. Все знали, что эта «слабая девушка», несмотря на неуклюжесть, может победить любого пожирателя. К тому же, она как метаморф могла принимать почти любой облик.

Рон взмахнул палочкой. Мантия Тонкс поднялась; показались стройные длинные ноги, а там, где ноги сходились — полоска розовых волос над красивыми половыми губками. Естественно, трусиков не было.

 — Увы, ты проиграла, — сказал Гарри, расстёгивая брюки. Его глаза весело блестели за стёклами очков. Рон уже скинул штаны и взялся рукой за свой твёрдый как камень член.

 — Тонкс, когда мы будем ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (30)

Последние рассказы автора

наверх