Белая ворона

Страница: 1 из 5

В одной из историй, которые я выкладывал ранее, я рассказывал о том периоде в моей жизни, который связан с проживанием в интернате. Это ещё одна такая история. Произошла она не со мной, а с моими однокашниками, в тот период, когда я отсутствовал в стенах сего образовательно-воспитательного учреждения.

Кроме меня, эпизодически появляющегося субъекта, в интернат приходили с разными промежутками ещё человек десять. Среди них была Марина, девочка 18 лет, родители которой, выезжали на исторические раскопки в разные части мира. Когда в очередной раз их направили в какую-то жарку страну, они снова определили свою дочь к нам в Интернат. Надо сказать, в последний её приход она была совсем ещё малявкой, длинная только как баскетболистка, но с худущими ножками и ручками, очень безобразным личиком и полным отсутствием грациозности в движениях. Кляча. Такое погоняло дало её интернатовское братство.

Но в это приход её было не узнать. Настоящая леди. Обалденные формы, красивое и очень притягательное личико, волшебной красоты глаза и прочие достоинства. Поменялась она и внутренне. Мы никогда не слышали от неё мата или ругательного слова. Всегда вежливая и тактичная, всегда уходила от конфликтов и конфронтации. Старалась найти компромисс в любой, даже самой безвариантной ситуации. Это очень отличало и даже выделяло среди серой массы отверженных сирот и брошенок. Не то, что бы остальные были мерзкими и отвратительными, нет, в душе все были хорошими людьми, но мат, ругань, драки и желание подмять под себя ближнего были естественными правилами поведения. Поэтому добрая, чистая, честная и нежелающая врать и прогибаться под других девчонка быстро снискала славу белой вороны. Она не ходила курить, не пила вино и пиво, не убегала по ночам на свиданки, не грубила воспитателям и педагогам, не крала и не выпрашивала. Поэтому быстро оказалась в одиночестве.

Но её красота и обаятельные формы не могли оставить равнодушными мужскую часть населения Интерната. За ней периодически ухлёстывали все свободные и не совсем свободные особи мужского пола. Даже преподаватели-мужчины оказывали знаки внимания. Но всё было тщетно. Ни подарки, ни комплименты, ни сюрпризы, не помогали достучаться до её сердца. Даже угрозы и шантаж не возымели действие. Но однажды случилось непредвиденное.

На дороге, что проходила рядом с нашим Интернатом, какой-то лихач случайно или специально сбил собаку. Ничего принципиально нового в этом событии не было, да и сама собака не была чем-то удивительным и особенным, но её увидела Марина. Женское сердце сразу же наполнилось сочувствием и состраданием к бедняге, и девушка оттащила собаку к старой котельной и стала выхаживать. Имея смутное представление о строении собаки, марина перевязала видимые раны и решила, выходить собачку. Для этого она стала таскать с завтраков, обедов и ужинов часть своей еды. Но видимо собака была весьма прожорливой и не хотела наедаться одной котлетой, куском хлеба и сахаром. Она лопала всё в мгновение ока и жадно ждала добавки. Видимо именно это подтолкнуло Марину на хищение тушёнки из столовой. Ночью, когда все спали, она тайком пролезла в пищеблок и открыла склад. Тут надо сказать, что ночные вылазки голодных воспитанников не были редкостью и потому, замок на двери склада открывался любой скрепкой. Набрав четыре банки тушённой говядины Марина вышла из пищеблока и была встречена дежурным воспитателем, который по закону подлости проходил мимо. Воспитателем оказалась пятидесятилетняя старая дева, которая до боли в спине ненавидела всех детей, особенно воспитанников. Поэтому откровенно наплевав на слёзы и объяснения Марины, на следующее утро сдала её директору.

После обеда была общая линейка, на которой Марину обозвали воровкой, таскающей последнюю еду у своих товарищей, негодяйкой, которая заставляет голодать сирот. Всем было немножко смешно, так как никто и никогда особо не голодал, да и работники пищеблока утаскивали домой ежедневно в три раза больше, чем взяла Марина, но сиротское братство не упустило возможность поглумиться над белой вороной. Все сделали вид, что сильно на неё разозлены и призирают за кражу. Из белой вороны девочку быстро перевели в разряд козлов отпущения, причём под номером один. Теперь все провинности и грехи списывали за её счёт. Самая трудная и тяжкая работа всегда доставалась ей. Её гнобили и унижали, как это всегда водиться в детском коллективе. Лишённая прав и нагруженная обязанностями Марина очень быстро растеряла всё своё уважение и авторитет и не смогла найти способ бороться с нахлынувшими на неё проблемами и задачами по самоопределению в социальной группе. Всё это привело к падению её статуса недоступной девушки.

Проживая совместно с ещё тремя воспитанницами в блоке, она под давлением возложенного на неё статуса воровки-крысы, была полностью превращена в личную рабыню блока. Она убирала блок, наводила в нём порядок, стирала за всех, заправляла кровати, бегала за сигаретами и выполняла разные другие бытовые и унизительные поручения. Регулярно к её сожительницам приходили мальчики и оставались на несколько минут под дёргающимся в ритме танго одеялом. Насладившись сексом и уняв похоть, мальчишки тайком убегали к себе в блок, а удовлетворённые барышни засыпали в сладкой неге.

В тот злополучный вечер к её соседке Катерине прибежал возбуждённый до невозможности, лишённый целую неделю секса, за обидное слово, и только сегодня получивший прощение, Серёжка. Нагловатый и настырный парень, для которого основными целями по жизни были секс и пиво. Чем больше первого и второго, тем счастливее был он. Для получения первого и второго он был готов на всё. Катька, которая долго никому не давалась, подвергнувшись его наглым и напористым домогательствам, устав от постоянных ссор и драк, точнее избиений (она молотила Серёгу нещадно до рванных ран), всего за неделю разрешила Серёге залезть ей под одеяло, «но просто по обниматься». Уверенная в том, что парень не позволит себе лишнего в присутствии соседок по блоку, девочка в трусиках и маечке, в предвкушении очередного издевательства над мальчиком, отвернулась к стенке. Серёга с сияющей от удовольствия миной и уже стоящим в трусах членом, быстро пристроился позади девочки и крепко обнял. Катя сразу же почувствовала, как между половинками её попки ткнулось что-то твёрдое и стало тереться. Парень активно стал поглаживать тело девочки, ощупывая его, наслаждаясь получаемыми ощущениями. Обхватив уже сформировавшуюся и упругую грудь девочки, прямо через ткань маечки, стал поглаживать её и теребить сосочки. Катя неожиданно для себя поняла, что ей очень нравятся «обнимашки».

До этого ни разу не дававшая даже прикоснуться к себе, девочка вдруг ощутила на своём теле мужские нежные прикосновения, разогревающие и вызывающие томление внутри неё. Соседки по блоку, до этого с улыбками и смешками воспринявшие присутствие мальчика в кровати соседки, услышав посапывания, поскрипывания и шорохи, сделали вид, что крепко спят, но продолжали активно подслушивать и подсматривать сквозь приоткрытые веки. В темноте ночной комнаты было плохо видно, но трепыхания одеяла, стон пружин кровати и тихие перешёптывания новоявленных любовников дополняли картину. «Серёжа, ну прекрати, нельзя тут трогать, и тут нельзя, убери руку, я сказала!» — то и дело доносилось с кровати. А парень в ответ молчал и, выполнив указание девочки через мгновение, снова клал горячую ладонь на запрещённые части. Он уже свободно поглаживал её попку, и его пальчики проникали между ножек девочки, стараясь добраться до спрятанной под тканью трусиков щёлочки. Катя, получавшая уже самое настоящее удовольствие от ласк мальчика, уже всё с меньшей силой оказывала сопротивление его назойливым попыткам завладеть щёлочкой. Тем более, что эти касания вызывали у неё бурю положительных и приятных эмоций. «Ну, нельзя тут трогать!» — шептала девочка, а сама при этом чуть раздвинула ножки, что бы ладонь мальчика смогла протиснуться между ними и начать поглаживать её секретное местечко. Серёга, получив ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх