Белая ворона

Страница: 4 из 5

» — аргументировал Серёга, пытаясь всё же залезть под одеяло. Но Катя была неумолима в своей ревности: «Я сказала, пошёл нах... й! Мне вообще пох. й с кем ты там теперь будешь трахаться! Можешь даже вон, с Крысой трахаться, её сегодня как раз отыметь хотели, но не вставили! А ей теперь наверно там чешется, так же как и у тебя кобеля еб... го!» Видимо Серёжкиному терпению пришёл конец, потому что он зло зашипел: «Да ты сама ох... ла совсем! Сначала разговаривать не хочет, а потом предъявы кидает, что я с другими разговариваю! Королева что ли? Нах. й, так нах... й! Ещё будешь просить, что б вернулся!» «Ну и вали уё... к! Трахайся с другими бл... ми! Тебе только такие и дадут! Как Наташка и Крыса!» — отрезала уязвлённая Катька. «Наташка и Крыса? Да? То есть тебе всё равно?! Ну и пошла ты тогда сама нах. й!» — сказал Серёга и направился к двери, но на пол пути остановился. Трахаться ему всё равно очень хотелось. Даже во время ссоры он постоянно глядел на грудь и ножки Катьки. Его член стоял колом и рвался наружу. Он посмотрел на Катьку и спросил: «Так значит всё?! Мы больше не вместе?!» «Я уже тебе сказала, пошёл нах. й к бл. м!» «Ну и х. й с тобой, золотая рыбка!» — ответил Серёга и вдруг, неожиданно для всех залез под одеяло к Марине.

Для девочки это было столь неожиданным, что она ничего не успела понять и хоть как-то отреагировать. Выведенная из сна криками и руганью, пытающаяся понять, что же ей такое снилось, и разобраться в сути ссоры, она вдруг ощутила у себя в кровати Серёгу, который бесцеремонно, со свойственной ему наглостью прижался к ней и обнял. Марина попыталась повернуться к нему лицом, что бы высказать что-то грубое и нелицеприятное, но парень крепко держал её: «Лежи спокойно, дура! Не дёргайся! Мне сказали к тебе идти трахаться!» Он говорил это нарочито громко, специально для Кати, но та молча плакала, уткнувшись в стенку лицом. Не получив ответа, Серёга стал активно и демонстративно поглаживать девочку, словно они были уже любовниками ми занимались сексом много-много раз. Его руки по хозяйски ощупывали грудь девочки и попку, залезали между ножек, поглаживали щёлочку. Всё это сопровождалось громкими комментариями, обращёнными к Катьке: «какие сисечьки классные, упругие, красивые, а попочка какая твёрдая и сексуальная, а писечька какая у тебя нежная и ласковая, горячая какая!» Но рассерженная подруга отвечала гробовым молчанием на эти издевательские возгласы. Тем временем, лишённая шоком и давлением авторитета парня возможности сопротивляться, Марина вдруг ясно почувствовала, что в её попку упирается знакомый по твёрдости и направлению предмет. Она замерла в ужасе и страхе, вспомнив события сегодняшнего дня. Её снова захлестнуло состояние страха и обиды. «Как же так!? Я же человек! Я же девочка! Как можно со мной так обращаться?!» — проносилось в её голове и слёза потекли из её глаз.

Сергей, не дождавшись заветной реакции от Кати, продолжая поглаживать тело Марины, вдруг почувствовал, как она действительно хороша. Её формы были в разы лучше Катькиных. Попочка вызывала настоящее восхищение. Уже упиравшийся в попку девочки член парня, был не против погрузиться в щёлочку девочки. «Сама виновата, дура! Сама меня к ней послала! А мне п... ц как хочется!» — убеждал себя Сергей. Он стал настойчиво тыкаться своим органом в попку девочки, как бы давая понять свои намерения. Марина поняла, что поведение парня изменилось, и его ласки, до этого вычурные и показные, вдруг стали действительно нежными и действенными. Он уже не обозначал а реально ласкал её тело. Сгорающая со стыда девочка не могла все же не почувствовать, как её тело отзывается на эти ласки. Уже разбуженная криками поссорившихся, она после увиденного во сне, уже чувствовала жжение внутри своего тела, а когда Серёга начал ласкать её, это жжение и томление усилились.

Катя лежала отвернувшись к стенке, но всё слышала. Она понимала, что Сергей специально дразнит её, высказывая комплименты Крысе, поэтому молчала. Она всегда была ревнивой, а Сергей всегда был бабником. Ей всё труднее удавалось сохранять их отношения. Для себя она решила, что если Сергей трахнет Крысу, то это станет хорошим основанием бросить его с позором.

Сергей, конечно же, не догадывался о мстительных планах Кати, тем более, что был увлечён телом Марины. Насладившись ласками и изучением тела девочки, Сергей решил наконец удовлетворить свою похоть. Он стал настойчиво тыкать своим членом между ягодиц девочки и прошептал ей на ухо: «Трусики снимай!». Марина, услышав приказание, и понимая к чему приведёт его исполнение, сжалась клубочком и попыталась отодвинуться от парня, но тот лишь крепче прижал её к себе и уже более зло прошептал ещё раз: «Я сказал трусики снимай давай!» Его член настойчиво тыкался в поисках желанного влажного места. Марина чувствовала эти настойчивые толчки и понимала, что стоит ей только оголить попку, как в открытую для доступа попку ворвётся разгорячённый зверь. Видя, что марина мешкает, горя в нетерпении, Сергей больно сдавил грудь девочки: «Снимай трусики, быстро! А то оторву сиськи!».

Соседки стали невольными свидетельницами насилия над Мариной. Но они не испытывали к ней особой жалости или сострадания. Всех их так же натянули на члены, так же имели в первый раз. И нечего этой особенной выделяться среди них. Поэтому они с интересом наблюдали, как ломается девочка и Серёга удовлетворяет своё желание.

Испытав сильную боль в груди и, боясь её повторения, Марина тихонько заскулила: «Серёжа, не надо! Я ещё девственница!» Но настойчивые толчки члена только усилились: «Мне пох. й! Снимай давай быстрее, у меня х. й горит!». Марина заплакала и не выполняла требование нетерпеливого парня. Сергей, видя, что девочка медлит, ещё раз сильно сдавил её грудь. Марина пискнула и, заливаясь краской стыда и слезами, стала стягивать трусики, продолжая упрашивать мальчика: «Серёжа! Ну не надо! У тебя же есть Катя! Помирись с ней и занимайся сексом с ней!». Трусики были стянуты до согнутых коленок и Марина продолжала удерживать их, в надежде быстро натянуть, когда Сергей отстанет от неё. Но Сергей уже настойчиво тыкался спрятанным в трусах членом в её попку и шептал: «Мои тоже снимай! Высвобождай х. й для е. ли!» и для пущего ускорения процесса, снова сильно сжал грудь девочки. Марина, подавленная и сломленная, нащупала руками бёдра мальчика, нашла резинку его трусов и потянула вниз. Тут же она почувствовала, как горячий и твёрдый предмет шлёпнул её по ягодице. Это выскочил возбужденный член Сергея. Серёжка, получая удовольствие от причиняемых девочке страданий и унижений, стал искать своим членом вход в её пещерку. Он настойчиво тыкался между её ягодиц и ни как не мог попасть. Марина чувствовала, как по её щелочке проскальзывает обжигающее и опасное щупальце, выискивающее вход в её секретное местечко. Она понимала, что сейчас её всё же видимо трахнут, не смотря на её сопротивление и протесты. Член парня был твёрдым и горячим, его объятия крепкими и жадными, желание обладать ею явно читалось в его действиях. Сжимая ножки в коленях и прижимая их к себе, девочка тем самым не позволяла члену попасть в её девственную пещерку, и он лишь скользил по ней, вызывая довольно приятные ощущения и чувства. Пропихивая свой вздыбленный орган между крепко сжатых ножек девочки и поглаживая влажной головкой по половым губкам её щёлочки, Серёжка уже получал кайф. Он активно двигал тазом и поворачивая бёдра то в право, то влево, выискивал новые чувственные ощущения.

Наблюдавшие эту сцену девочки, не могли понять, что происходит под одеялом. Оно двигалось так, словно Сергей уже трахал Марину, но при этом, девочка не издавала криков боли или попискиваний. Наоборот. Она постанывала сквозь всхлипывания и плачь.

Поняв, что войти в девочку в таком положении не представляется возможным, Сергей прошептал Марине: «Спину прогни, попу подставь!». Марина, понимая, что этими действиями практически выставит для овладения свою пещерку, снова просительно запищала: «Серёженька! Ну пожалуйста, меня ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх