Опять ремонт

Страница: 1 из 3

Отца я практически не помню — он оставил нас, когда мне не было еще и семи лет. Так что всю сознательную жизнь я прожил с мамой. Она принадлежала к тому типу одиноких женщин, которые не пожелали махнуть на себя рукой и, видимо, втайне, где-то очень глубоко в душе, всё еще ждали встречи с каким-то принцем. Поэтому маман вечно сидела на каких-то диетах, посещала фитнесс-салон и одевалась с некоторой долей фривольности — обтягивающее, короткое, открывающее много тела — вот что составляло основу ее гардероба. Она нравилась мужчинам и любила нравиться им, в своем стремлении быть привлекательной частенько перегибая палку. Так, некоторое время назад она поставила себе силиконовые импланты, став обладательницей отличной груди четвертого размера, которая надо признать, выглядела великолепно. Несмотря на серьёзную должность маман — а она была следователем в местном отделе полиции, она частенько вела себя легкомысленно, совершая поступки, приличествующие скорее девчонке, чем женщине тридцати с небольшим лет. Я рано понял, что моя матушка не слишком умна, а ко времени окончания школы смирился еще и с мыслью, что она, пардон, несколько слабовата на передок. Это качество, впрочем, было вызвано не какой-то врожденной порочностью маман, а ее доверчивостью, одиночеством и той самой глубоко упрятанной мечтой о принце, о которой я уже упоминал. Мужчины в ее жизни появлялись часто, но надолго не задерживались. Матерью она, впрочем, была отличной, и я не особенно был склонен порицать ее или совать нос в ее личную жизнь.

За городом у матушки имелось в собственности ветхое строение, именовавшееся дачей, но по своему состоянию скорее напоминавшее сарай. Тем не менее, она была одержима идеей превратить эту развалюху в место для нормального отдыха. Денежные средства на реализацию этого проекта начали собираться сразу после установки монументальных маминых сисек, и вот в мае было решено, что час настал. По объявлению в газете была найдена бригада азербайджанских шабашников, предводительствуемая белозубым мускулистым с вечной щетиной мужиком по имени Асиф. Маман не слишком жаловала кавказцев, но Асиф был единственным, кто смерив маман оценивающим взглядом, не упустившим ни темно-рыжих волос, ни роскошного декольте, ни юбки, короткой настолько, что при посадке была заметна резинка чулков, согласился несколько сбавить цену на ремонтные работы. Для меня с самого начала было очевидным, что Асиф, да и его работнички — четверо разновозрастных смуглых мужиков, имеют относительно моей матушки весьма определенные мысли. Не сомневаюсь, что это понимала и матушка, но она привыкла к мужскому вниманию и была уверена в своей способности держать ситуацию под контролем. Или просто не придавала этому значения.

Ремонтные работы продолжались чуть больше полутора месяцев. Примерно раз в четыре-пять дней мы с маман приезжали инспектировать нашу дачу. Неизменно работники встречали матушку с энтузиазмом, выраженным широкими улыбками и масляными взглядами. Частенько они даже обменивались каким-то репликами на своем языке, совершенно нам с ней непонятными, конечно же, но по интонациям не оставлявшим у меня сомнений, что речь идет о моей матушке и в самом скабрезном смысле. Но внешне всё оставалось в рамках приличий.

Работы, впрочем, продвигались хорошо. К началу июля наша развалюха стала похожа на человеческое жильё и даже довольно комфортабельное. Приближалось срок расплаты. Во время одной из наших инспекций, матушка, улучив момент отвела бригадира в сторону. Они долго беседовали о чем-то вполголоса. При этом Асиф белозубо улыбался, а матушка мялась, смотрела в сторону и даже как будто слегка краснела. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, о чем шла речь. Дело в том, что даже в учетом выторгованной за счет маминых прелестей скидки, ремонт должен был влететь нам в копеечку. В принципе, у мамы были средства, что бы расплатиться. Но изъятие такой большой суммы из семейного бюджета, пусть даже и запланированное заранее, заставило бы нас на некоторое время довольно туго затянуть пояса. Маме неизбежно должна была прийти в голову мысль о том, что стоит попытаться срезать цену еще немного. Обо всём этом я размышлял, чувствуя, как мои уши багровеют.

В тот день мы вернулись с дачи как ни в чем не бывало. Но уже назавтра во второй половине дня, матушка начала куда-то собираться, очевидно, не собираясь звать меня с собой. Нарядившись, как фифа и сославшись на какие-то важные дела, она чмокнула меня в нос и убежала, громко цокая каблуками, предварительно взяв с меня обещание не скучать. Скучать я не собирался совершенно точно. Я был абсолютно уверен, что это оно и есть и матушка отправилась договариваться с Асифом. Оставалось только надеяться, что переговоры будут проходить там же, где и до сих пор — на нашей даче, а не где-то в неизвестном мне месте.

Выждав не больше десятка минут, я ринулся в погоню. Загородные автобусы ходили неплохо, и я рассчитывал не сильно отстать от матушки. Дача встретила меня подозрительной тишиной. Несколько обеспокоенны мыслью, о том, что возможно я ошибся и мать с бригадиром зажигают где-то в другом месте, я тем не менее, не стал ломиться через калитку. В заборе существовала малозаметная, хорошо прикрытая кустарником дыра, через которую я осторожно проник в сад. И почти сразу услышал какое-то сопение и возню.

Мне невероятно повезло. Действие не только было в самом разгаре, но и происходило на открытой веранде, отделенной от сада только деревянными резными перильцами. Укрывшись в густых зарослях черники, я видел всё буквально как на ладони. Мать лежала животом на кухонном столе, вцепившись руками в его край. Ее короткое узкое платье было задрано к поясу, а стринги, небрежно сдвинутые в сторону, темной линией тянулись через правую ягодицу. Позади нее стоял бригадир наших ремонтников и короткими, резкими точками, от которых стол ходил ходуном, вгонял в нее свой хуй. При каждом толчке мать издавала короткий приглушенный стон. Даже с расстояния было видно, что кавказец снабжен нехилых размеров агрегатом. Он небрежно придерживал маман за бедра своими смуглыми лапищами и работал размеренно и мощно, как сваезабойщик. Неожиданно дверь веранды открылась и вошел один из рабочих бригады, кажется, Рустам. Судя по всему, его ничуть не удивило происходящее. На ходу растягивая заляпанные известью брюки, он двинулся к используемому совершенно не по назначению столу и пристроился перед маминым ртом. Огромная багровая залупа коснулась ее ярко накрашенных губ и маман испуганно распахнула томно закрытые до того глаза. Она дернулась всем телом, оборачиваясь к бригадиру.

— Нет... Мы же не так договаривались, — залепетала она.

Вместо ответа бригадир, не сбиваясь с ритма ебли, сильно врезал ей пару раз ладонью по молочно-белой заднице, оставив на ней несколько явственных алых отпечатков. Видимо, больно было по-настоящему, так как маман громко взвизгнула и заойкала совершенно по-девчоночьи. Рустам же ухватил матушку за волосы и притянул ее голову к своему органу. Если какое-то сопротивление и было, то чисто символическое. Я увидел, как голова моей мамочки — следователя полиции, между прочим, медленно надевается на внушительных размеров хуй нелегального мигранта, едва умеющего пару слов связать по-русски. Зрелище фантастическое, без всяких скидок. Меньше секунды спустя толстый ствол рабочего уже ходил взад-вперед между пухлых маминых губ, покрытых алой помадой. Кавказцы энергично работали бедрами, мать глухо мычала, иногда издавая громкие чавкающие и чмокающие звуки — Рустам не слишком церемонился и попросту ебал маман в рот, не давая ей проявить никакой инициативы. Помада смазалась, подбородок и даже щеки матушки были перепачканы слюной. Пару раз она поперхнулась — видимо, кавказец вогнал ей в глотку слишком глубоко. При первом таком случае, она задергалась, пытаясь избавиться от поршня в своем рту, но ебарь крепко держал ее за голову обеими руками и ничего кроме очередной порции шлепков по ягодицам, полученных от бригадира, матушка ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (36)

Последние рассказы автора

Надеюсь вы еще не забыли Людочку Защёкину, учившуюся у Вас по факультету прикладной истории (я думаю, Вы просто не могли забыть меня так быстро, ведь экзамен по вульгарной латыни Вы принимали у меня тремя разными способами и лично я до сих не могу этого забыть!). Возможно, Вам небезынтересно будет узнать, что по окончании университета Ваша студентка решила полностью отдаться научным занятиям. К сожалению, это оказалось совсем непросто. Однако, применив весь арсенал средств, наработанный на Ваших экзаменах я смогла в конце концов не больше не меньше чем получить (конечно, пришлось немало поработать головой на всех уровнях) в Фонде Сильвио Берлускони грант для написания работы на тему «Диалог средневековых культур». С честно заработанными деньгами я немедля ни одного дня отправилась в Рим для продолжения своих изысканий. В Италии я продолжала трудиться как привыкла еще в университете, то есть с полной отдачей. Дни и ночи пролетали незаметно.
Читать дальше →
+7.8 (8)
2049
4
10 апреля 2013
2
 
наверх