В палатке

Страница: 1 из 6

Был период в моей жизни, когда я подрабатывал, будучи студентом, в одной из туристических фирм, инструктором-гидом. Работа достаточно тяжёлая, но интересная, если что-то умеешь делать руками, коммуникабелен, весел, обладаешь чувством юмора и огромной жизнерадостностью. Иначе, это не работа, а каторга.

Посудите сами. Надо очень хорошо знать район туристического маршрута, не просто ориентироваться, что где находится, а именно знать. Особенности, занимательные и удивительные места, занимательные истории, связанные с этими местами, знать места удобных стоянок, где нет огромного количества комаров, медведей и прочих не нужных для городских жителей изысков тайги. Кроме того, надо уметь разжигать костёр когда ливень, сушить в непрекращающийся дождь вещи, готовить на костре, строить походную баню, управлять каноэ, ремонтировать лодочный мотор, уметь скалолазить и прочие навыки. Причём не просто уметь, а ещё и надо научить других. Причём все эти работы нужно выполнять весело и энергично, постоянно улыбаясь и шутя, что бы своим видом и юмором подбадривать промокших насквозь, замёрзших насмерть, испуганных туристов. Иначе тур не удастся и не видать премии. В общем вот такой труд.

Но я воспитан в условиях тайги, в детстве занимался в поисковом отряде, затем в военно-спортивном клубе десантников, служил тоже в небесной пехоте, поэтому владел всеми необходимыми качествами, да и работа на свежем воздухе и с людьми всегда радовала меня. Поэтому каждое лето, свои каникулы я посвящал турагентству, и у меня в багажнике полно романтических и весёлых историй, связанных с туризмом. Вот одна из них.

Один из туров проходил по небольшой горной речушке, впадающей в озеро. Тур не большой по продолжительности, всего неделя, из них три на рафтах, потом три посвящены скалолазанию и один день покатушек на квадроциклах. Обычно, в такие туры набираются люди весьма разных по роду занятий, возрасту, образованию, но объединяет их всех одно — жажда ярких впечатлений и новых ощущений. Это я как инструктор и обязан обеспечить. Группа небольшая — 12 человек, на которых положен один инструктор, водитель с машиной сопровождения (возить груз от стоянки до стоянки, ив конце тура везёт на вокзал).

Но в это раз, почему-то, их оказалось 13-ть. Это никак не входило в планы, так как всё было рассчитано точно на 12 человек. Четыре трёхместные палатки, продукты, места в рафтах и прочее. Назревали сложности. Когда я связался с руководством и сообщил о проблеме, мне сказали, что бы я «как-нибудь» всё устроил и обещали очень большую премию в случае удачи. Не то, что бы я так хотел премии, но бороться с неприятностями и сложностями любил, поэтому стал решать.

Самым простым, оказалось, решить вопрос со снаряжением для сплава. Просто отдал своё, а сам соорудил жилет из пустых пластиковых бутылок, а каску взял от квадроцикла. Она конечно не так удобна для сплава, но что делать. Потом решал проблему с местами в рафтах. Три рафта были трёхместные и два — двух местные. Но тут мне повезло, что в группе было трое детей, поэтому я быстренько обозвал один рафт «флагманским» и загрузил туда всех детишек с одним взрослым. Распихав бочки с продуктами для перекуса по остальным рафтам, проведя первичный инструктаж и обучение, потренировав с юмором и шутками падения в воду и спасение утопающего, я дал команду к отплытию.

Уже во время тренировок и решения организационных вопросов, мне приглянулась одна девушка — Катя. Довольно симпатичная, спортивного телосложения, весёлая и энергичная, она сразу понравилась мне. Я всегда был падок до девушек с красивыми стройными ножками, упругой попкой, тонкой талией и излучающих здоровье и энергию. Поэтому мне пришлось проявить не дюжие организаторские и коммуникативные способности, что бы рассадить всех так, что бы именно Катя, оказалась в инструкторском рафте. Инструкторский рафт плывёт впереди и показывает направление движения, а на скатах, перекатах, порогах, инструкторский рафт вылавливает выброшенных рафтеров, их имущество и снаряжение. Достаточно весёлое занятие.

Пользуясь своим преимуществом как инструктор, я посадил Катю на носу рафта, что бы она вдоволь накушалась впечатлений от бурлящих волн и крутых спусков. Я специально загребал на самые крутые места порогов, что бы рафт погружался носом в волну и накрывал нас с головой. Было очень весело слышать визг и вопли Кати, умирающей со страху. Два раза мы перевернулись и скатились по порогу, разбрасывая в стороны вёсла и имущество. Мне как опытному инструктору это доставляло только радость, так как жара стояла страшная, и окунуться в прохладную воду было очень приятно. А вот Катя воспринимала такие падения как последние мгновения её жизни, и поэтому, когда я вытаскивал её обратно в рафт, она смотрела на меня, как на ангела спасителя, что было очень приятно.

На первой же стоянке, где по плану у нас был отдых и перекус, Катя сразу же подсела рядышком, видимо не желая отпускать меня далеко от себя в столь незнакомой и опасной местности. Я, пользуясь случаем, и выполняя свои должностные обязанности, стал рассказывать занимательные истории, которые связанные с этим местом, позволяя туристам хорошенько отдохнуть и получить удовольствие. Я поведал им историю про медведя, от которого спасались люди из соседней деревушке, про подвиг деревенских жителей в годы войны, про смешные и удивительные случаи, произошедшие с другими группами во время сплава. Катю и детей, а так же ещё двух женщин, конечно, напугала история про медведя, и они стали интересоваться, а водятся ли тут до сих пор медведи. Я, желая напугать туристов и придать туру максимальный экстрим, показал на лосиный помёт и сказал: «Да вот, пожалуйста, медвежьи какашки, позавчерашние, судя по затверделости». Было заметно, что такой наглядный ответ произвёл должный эффект, так как лица всех присутствующих вытянулись от удивления. «А что нам делать, если сейчас медведь выйдет сюда?" — спросил с испугом в голосе Андрюшка, один из детишек. «Местные медведи к туристам не выходят, у нас с ними договор, что на каждой стоянке, мы оставляем им гостинец, а они, за это, не подходят к палаткам и бивакам», — отшутился я, показывая свою значимость и важность в данное время. Но мою шутку наверно оценил только мужчина лет 45-ти, который усмехнулся краешком губ. Остальные же, судя по вопросам, о том, что за гостинец, и сколько надо оставлять, мне поверили. Я сказал, что оставляем обычно банку сгущёнки или кусок колбасы, и мои подопечные, толи со страху, то ли от желания покормить диких зверей, тут же выложили из наших запасов две банки сгущенки и целую колбасу. Я, не желая, что бы мои туристы потом голодали, обозначил, что пошёл выкладывать гостинец, но переложил всё переданное для медведя в другую бочку.

Дальнейший сплав проходил по тому же плану. Так же весело и энергично. Катя уже боялась меньше, видимо уверовав в моё всемогущество и попривыкнув к воде. К вечеру мы уже добрались до ночной стоянки, где наш водитель уже поставил палатки, развёл костёр и приготовил ужин. Так приятно, после утомительной физической работы, скинуть мокрую одежду и надеть сухую, выпить горячего чая с коньячком, а потом, покушать приготовленной на костре, обалденно вкусной картошечки с тушёнкой. На турах никогда не приветствуется употребление спиртных напитков, но для сплавников, делается исключение, и в заложенном рационе есть коньяк и водка, специально для согрева. Каждому приходится грамм по сто на день сплава. А так как у нас было трое детей, то норма немного увеличилась, и я позволил себе, вместо одной «наркомовской» выдать каждому по две чарки горячительного напитка. Усталость быстро прошла, и люди стали делиться впечатлениями, приукрашивая и преувеличивая опасности и ощущения. Так в разговорах за едой, с последующим чаепитьем и песнями под гитару, группа встретила наступление ночи, и все захотели спать. Ещё бы, такой наполненный событиями и нагрузками день. В связи с тем же перебором людей, получилось так, что одному человеку не хватало места. Наша ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх