Виолетта Арнольдовна

Страница: 3 из 5

такого унижения Виолетта Арнольдовна не испытывала никогда. Она была раздавлена не только физически, но и морально. Силы в одночасье покинули её, осталась только обида и нечеловеческое чувство брезгливости.

— Отпустите, вы мне противны, — она уже не делала попыток вырываться, — уйдите, мне больно.

Сантехник оторвался от её тела:

— Тебе больно? — он отпустил её руки, но тут же водрузил их на задницу Виолетты Арнольдовны, — а как же я? Или ты привыкла больно делать кому-то, а?

Мужские ладони, будто тиски, сдавили обе половинки, да так сильно, что выдавили новую порцию слез Виолетты Арнольдовны.

— Ну пожалуйста, мне правда очень больно. Уходите, я ни кому ничего не расскажу.

— Ха, не расскажешь. Да это я, если чё, могу рассказать, как я поимел неприступную Госпожу... ову. Понятно?

Виолетту Арнольдовну схватили за подбородок и развернули к себе:

— Тебе понятно?

— Уйдите, — в отчаянном крике Виолетта Арнольдовна выдавила из себя мольбу.

— Конечно уйду, меня же пацаны за столом ждут, как же я их обману? Щас только глянем, что там у тебя еще под халатиком прячется, и пойду.

За словами последовали действия. Халат был содран и полетел на кафельный пол. Виолетта Арнольдовна в беспомощной попытке попыталась прикрыться, да только это ничего не дало, лапа сантехника с легкостью отвела руку, прикрывающую её укромное местечко:

— Ца, ца, ца, какая гладенькая, — одобрение киски было немедленно подтверждено физически. Мужские пальцы прошлись по её губкам. Виолетту Арнольдовну всю передернуло, он был ужасно грязным.

— Вы грязный, перестаньте. Мне плохо.

— Ничего, ты такая чистая, что нам обоим хватит. Странно, а ты чего такая сухая? — он плюнул себе на пальцы, — ну ничего, сейчас смажем.

Виолетта Арнольдовна в последней попытке дернулась, но её не выпустили. В секунду сантехник её развернул спиной к себе, а следующее мгновение она почувствовала, как ненавистные пальцы стали разносить слюну по её киске. Она не знала, как там сразу должно стать мокро, как показывают во всяких низкосортных фильмах. Какое к черту возбуждение!? Этот бугай был ей не ненавистен, он был грязным, Господи каким он был грязным! Отвращение сделало свое дело, её вырвало.

— Тьфу, ты какая гадость, — сантехник убрал свои руки, — вот зараза. Хорошо еще спиной ко мне стояла.

Ноги подкосились, и Виолетта Арнольдовна сползла по стенке к ногам сантехника:

— Мразь, ничтожество, — руки нащупали полотенце и принялись вытирать лицо, — козел. Пошел вон!

Пока она приводила себя в порядок, ну, по крайней мере, пыталась, ей было не слышно, как сантехник снял со стены лейку душа. Как только она подняла глаза к мужлану, её окатило водой.

— Водичка, — новая тугая струя воды ударила в лицо, — за обидные слова, ты у меня еще сейчас умоешься. Кровавыми слезами, уж я тебе обещаю. Умывайся сказал, да сиськи помой.

Пока лилась вода, Виолетта Арнольдовна слабо соображая, стерла с себя остатки рвоты, совсем забывая, что она голая и полностью беззащитная перед сантехником. А он и не думал отводить глаза от распластанной на мокром полу женщине. Не, ну она конечно тварь та еще, но вот подумай, как эти богатейки следят за собой. Такая вся гладенькая, не морщинок, не растяжек, задница подтянута. А какая у неё пизденка, просто песня. Только странная какая-то, сухая вся.

— Умылась, — душ выключился, — а теперь повтори, что ты обо мне наговорила?

Обхватив руками колени и хоть как-то прикрывшись, уста Виолетты Арнольдовны повторили всё, что она думает. И про мразь, грязь, плюс добавили дополнительных не литературных эпитетов.

— Угу, значит все по-прежнему.

В следующее мгновение её схватили за руки и буквально волоком потащили из ванной.

— Давай ка посмотрим, чего у тебя тут дома есть.

Волочащееся тело собирало под себя ковры, а Виолетта Арнольдовна в первый раз в своей жизни почувствовало что-то наподобие страха. Этот мужлан совсем её не боялся, более того она понимала, что её ждет какое-то наказание, и скорее всего физическое.

— О, — сантехник остановился напротив бара, — ты тут полижи немного, а я выпью.

Он с силой сжал запястье:

— Ты поняла меня, лежи здесь, хренова командирша. Только попробуй сдвинуться с места.

Оставив её в покое, сантехник направился к бару. Виолетта Арнольдовна и не думала лежать смирно. Как только он развернулся к ней спиной, рука нащупала напольную статуэтку из Африки. Вооружившись, она с бранным визгом ринулась в нападение. Результат был плачевен, сантехник увидел её маневр в отражении зеркал бара, отступил в сторону, и в результате тяжелая статуэтка угодила в дизайнерский столик, разнеся его вдребезги.

— Значит, не угомонилась, — ей услужливо помогли подняться, — хорошо, сейчас я тебя поставлю на место.

Тело Виолетты Арнольдовны было брошено животом на подлокотник кресла. Не успела она разобраться в намерениях сантехника, как на её ухоженную попу обрушилась мужская ладонь. Боль пронзила все тело до самого сердца, вышибая сознание. Не успела Виолетта Арнольдовна увидеть свет в своих глазах, как на вторую половинку со шлепком лег еще один удар. Не совсем потеряв нить с реальностью, Виолетта Арнольдовна сквозь пелену боли, раз за разом ощущала шлепки по её попе, которые наносил сантехник.

Она лежала на подлокотнике кресла, продолжая испытывать экзекуцию. В душе Виолетты Арнольдовны, уважаемые читатель, происходили странные вещи. Можно сказать не мыслимые, или даже удивительные вещи. Весь фокус был в том, что боли она больше не испытывала. Нет, конечно тело, подвергающееся таким ударам, сигнализировало о боли. Дело в другом, изнутри, из каких-то не понятных недр, накатывало новое, ранее не испытанное чувство. Эти ощущения были похожи на волны. И наша героиня только что осознала, насколько ПРОТИВ она этих новых ощущений.

Всю свою жизнь Виолетта Арнольдовна была человеком бесстрастным, это свойство она ценила в себе больше всего. Единственное поле, где проявлялась страсть, помимо хозяйки, это конечно бизнес. В борьбе за очередной миллион все средства были хороши, и контролировать себя не всегда получалось. (Специально для sexytales.orgсекситейлз.орг) А тут... Не смотря на то что Виолетта Арнольдовна была девицей, сейчас она без труда разобралась, что поднявшиеся из глубин её нутра ощущения назывались на человеческом языке возбуждением. Это и было не приемлемой проблемой — испытывать удовольствие от боли! От этого грязного чудовища! От наносимых ударов по её эффектному телу!

Пребывая в размышлениях о происходящем, Виолетта Арнольдовна пропустила момент, когда её попу, да нет уж, пожалуй, красную, как сковорода задницу, оставили в покое. Повисло тишина, казалось даже тяжелого дыхания сантехника не слышно, а ведь он порядком вымотался. Тишину разрядил мучитель:

— Обалдеть, — дальше послышался свист, — вот это да. Ну ка...

Не успела Виолетта Арнольдовна посмотреть, чему же так удивился сантехник, как по её пизденке прошлись мужские пальцы.

— Я такой течки в жизни не видел. Ничего себе.

Истерзанное и не признаваемое самой собой возбужденное тело, предало свою хозяйку. Пальцы сантехника словно вскрыли некую пробку, по ногам Виолетты Арнольдовны текли её выделения. Если бы уважаемый читатель мог находиться в тот момент рядом с сантехником, он бы, наверное, тоже не поверил своим глазам. Потому что из щели выделялись не маленькие капельки женских соков, о, нет. Из пизденки Виолетты Арнольдовны спускались вниз три полноценных ручейка.

— Вот это номер, кто мог подумать, что госпожа... ова, окажется такой горячей. Хех, да еще от чего так потечет, от порки.

Придя в себя от страшной правды, тело врать не умеет, Виолетта Арнольдовна решилась на очередную попытку освобождения. Ужом скользнув на кресло, она в яростной попытке ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх