Виолетта Арнольдовна

Страница: 4 из 5

схватила стоящий торшер и, постаравшись использовать его как копье, ринулась на обидчика.

Выглядело это конечно смешно, с одной стороны. С другой стороны весьма сексуально. Вот представьте. Обнаженная, ухоженная молодая женщина, с гиканьем, словно воинственная амазонка, бросается на врага. Пикантности, разумеется, добавляет колыхающаяся грудь, соски на которой похоже стали еще крупнее, отменная задница, в красном боевом раскрасе и картину завершает, безусловно, дико горящие ненавистью глаза.

Это попытка, как и предыдущие, закончился позорно. Торшер был перехвачен, выдернут из рук и отброшен в сторону. Сама же не состоявшаяся воительница была водружена на прежнее место, то есть на подлокотник кресла. Данную диспозицию ей объяснил сантехник:

— Ну шебутная, никак не успокоится. Да к тому же и странная. Вон как тебя разнесло, а ты драться опять, — руки сантехника шарили по всему телу, не оставляя без внимания ни один сантиметр. Когда пальцы опять вторглись в пизденку, Виолетта Арнольдовна собрала последние силы на рывок. Но нет. Не её сегодня был вечер, не её. Мужская рука надавила на шею, тем самым пресекая все попытки куда-то дернуться.

— А знаешь, я придумал, как тебя утихомирить, — Виолетта Арнольдовна услышала за спиной звук расстегиваемой молнии, — и как я сразу не догадался. Сейчас, погоди, только поудобнее пристроюсь, и оп...

В пизденку Виолетты Арнольдовны, заслуженного деятеля капитализма, миллионерши, владельца всевозможной недвижимости и далее по списку, проникал член обычного работяги. Обычно в таких случаях, уважаемый читатель, передаются ощущения владелицы киски, куда входит мужской орган. Ну там, как он раздвигал стеночки, как бился о матку и так далее. Но не в нашем случае. Виолетте Арнольдовне было не до ощущений. Она их просто не знала, она их не хотела, она была против всего этого! Так что дальнейшее описание событий будет сопровождаться словами такого справедливого сантехника.

— Ёбт, прям как по маслу... Уф, а тесно то, как у тебя здесь... Чего то не идет дальше... Задницу подними. Да не так, — короткий шлепок, — во, повыше только... Ага, сейчас... Блин, да чего ж мешает то... А ну ка так...

Колено сантехника развело на максимум бедра Виолетты Арнольдовны:

— Ничего не пойму... Слышь, ты хоть задом подвигай, пропусти в себя то... Чего молчишь? А, я ж говорил тебя это успокоит... Да блядь что такое... Лады, тогда с маху...

Член сантехника полностью вышел из пизденки Виолетта Арнольдовна и на полном ходу ворвался внутрь. Хорошие, вот, правда, хорошие нынче дома строят, особенно для состоятельных господ, отличная звукоизоляция. Если бы не она, крик Виолетты Арнольдовны наверняка бы поднял по тревоге соседнее РОВД. Но впрочем, это только догадки. А что в реальности?

— Еееебать, — сантехник замер, — какая она у тебя. Оооо...

Глаза сантехник закатил и в таком вот состоянии начал не спеша вытаскивать свой инструмент, а затем снова его погружать. А если бы первопроходец так не отдался получаемому кайфу, то он, конечно же, заметил, как на его члене появилась кровь девственницы.

— Как охуенно... Уфф... Я так давно не трахался. Оооо... Класс... Ты чего замерла то? Ууууу... Не нравиться? Сейчас исправим.

Обещание исправить ситуацию, сантехник закрепил мощными движениями своей задницы, которая посылала его член на всю глубину влагалища Виолетты Арнольдовны.

Я думаю, настало время сменить обращение к нашей героине. Больше не было Виолетты Арнольдовны... овой, больше не было девушки Виолетты. Под ударами сантехника, вгоняющего свой хер в хлюпающую пизденку, лежала убитая случившемся женщина. Не случайно сантехник удивлялся тишине, Виолетта до крови прокусила свою ладонь, закрывая рот, она поклялась, что это мразь не услышит ни одного стона, ни одного звука. Её не покидало ощущение, что с каждым проникновением члена внутрь, она теряет жизнь. Просто, вот просто так, без драматизма, жизнь потихоньку утекала. Перед глазами стояла одна картина, пусть он скорее закончит, возможно, у неё останутся хоть какие-то силы.

— Я щас, — сантехник ускорился, щас... куда кончать то, а... Чего опять молчишь то... Ебааать... Молчишь? В тебя значит... А-а-а-а...

Сантехник забился в коротких конвульсиях, и влагалище Виолетт первый раз в жизни было заполнено мужской спермой.

— Капец, ну и норка у тебя, — член наконец-то покинул влагалище Виолетты, — я в натуре так давно не трахался, если вообще у меня такая баба была, тут еще повспоминать надо. А ты чего такая все же замороженная, тебе чт...

Физиономия у сантехника была, конечно, как говориться достойная кисти художника. Запнулся он, как вы понимаете, от того, что он увидел свой член, а точнее в чем он был.

— А... эээ... я не понял. Ты... ты это самое... Ты чего — девственица??? — протерев натурально глаза, он добавил, — ну... ну в смысле была???

Ничего не ответив, Виолетта поднялась и никак не прикрываясь, ушла ванную комнату.

— Ебануться! — все что мог, произнес сантехник, рухнув в рядом стоящее кресло.

Через полчаса терпеливого ожидания, сантехник, никак не ожидавший такого поворота от визита к госпоже... овой, тихонько поскребся ванную.

— Хозяйка, я это... Я понимаю, да только ты... извините Вы, не серчай... те... Вон как обернулось то. Вы бы открыли, я инструмент заберу, а?

Дверь оказалась не запертой.

— Я можно войду, мне инструмент забрать надо.

Не услышав ответа, он все-таки зашел боком в ванную комнату, стараясь не смотреть в джакузи, где свернувшись калачиком, тихонько плакала Виолетта.

— Ну я пойду, извините еще. Пошел я.

Уже выходя из ванной, неожиданно за спиной прозвучал голос Виолетты:

— Подождите, — Виолетта подобралась в джакузи, — не уходите.

Сантехник опустив голову, остался стоять рядом с ванной.

— Отвернитесь, — как только сантехник отвернулся, Виолетта, подобрав разорванный халат, вышла в спальню. Откуда появилась в домашнем костюме, напоминавшем пижаму.

— Пойдемте в гостиную.

Наспех наведя порядок после такого случайного секса, Виолетта кивком головы пригласила сантехника в кресло.

— Как вас зовут?

— Меня то, Толик, — несколько смутившись под взглядом Виолетты, поправился, — Анатолий.

Виолетта взяла из бара початую бутылку рома и налила себе щедрую порцию:

— Вот что Анатолий, — большой глоток, — я хочу, перед Вами извинится, пожалуй, я была с вами несколько груба. Что собственно и привело, ну вы понимаете...

Толик сидел с выпученными глазами и смотрел, как Виолетта хлестает ром. Охренеть, ОНА перед ним извиняется! А он, было, крепко трухнул, госпожа... ова была весьма известным человеком, и чертовки богатой. С него как сошла ярость, вместе со спермой, он быстро смекнул, что за такое может, где-нибудь в речке найдут его бренное холодное тело. И тут оба на, извинения.

— А вы мне ничего не хотите сказать?

Вот пойми эти женщин, чего она услышать то хочет? Толик заерзал в своем кресле:

— Что сказать то?

— Ну например тоже извиниться.

— А ну да, — толик спохватился, — вы извините, что я так... Ну вобщем так себя повел... И... одним словом... Ну вобщем не прав я был... Вот...

Виолетта слушала и смотрела, как свет играет на гранях хрустального бокала:

— Анатолий, теперь, когда мы оба осознали свои ошибки, я думаю, нам стоит поговорить о будущем.

Толик понял, что еще не все закончилось, сюрпризы были впереди. И возможно не очень приятные, пойди разбери этих богатеев.

— Да, да, конечно, только хозяйка... — Виолетта зыркнула на него, — извините Виолетта Арнольдовна, а можно мне тоже выпить? Уж так башка разболелась.

Виолетта обреченно вздохнула и махнула рукой в сторону бара. Толика дважды уговаривать не надо было. Через минуту он занял прежнее место со стаканом коньяка в одной руке и бутылкой в другой. Не хило отхлебнув, Толик был само внимание:

— Я готов.

— Итак,...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх