Право первой ночи. Часть 2

  1. Право первой ночи. Часть первая
  2. Право первой ночи. Часть 2
  3. Право первой ночи. Часть последняя

Страница: 3 из 5

и которое уже два месяца безрезультатно ждало встречи. Дина расстегнула мне брюки, наклонила голову, а у меня просто не было воли ей помешать, настолько завораживающими могут быть действия этой сексуальной девушки. Я не рыпался, а лишь тихо застонал, почувствовав головкой члена касание ее язычка. Сразу в памяти стрельнул наш первый раз, когда после трудного делового дня мы остались одни, и оба, как по команде, бросились друг на друга. Я час пролежал на столе, когда эта тигрица буквально истрахала меня сверху, вбирая в себя мои оргазмы и мое семя, влетавшее в нее раз за разом. Почему женщины не думают в такой момент о предохранении, часто рассуждал я? Наверно, это происходит тогда, когда мужчина ей по-настоящему нужен. Мы с ней занимались сексом почти два года, ее татарский темперамент и эротичность делали совокупления с ней яркими и освежающими мои деловые будни. Но отношениями я назвать это не мог. Все закончилось, когда я однажды — из-за Насти, сказал ей «нет». В тот день я последний раз оттрахал ее — жестко, так, как ей нравилось, а в завершение — анально, пока она не кончила. Единственная из моих девушек, она кончала от секса в попку. Довел до изнеможения ее и себя, и после этого объяснил Дине, что в наших отношениях больше нет места сексу. Ее реакцию на мое решение нет смысла описывать. Так реагируют кошки, когда у них забирают любимых котят.

А сейчас ее очередная атака, которую мне нужно выдержать. Нужно, потому что нет в моей новой жизни места старой!

Она лизнула языком в очередной раз, обхватив яички, и заглотила член глубоко, я затрясся от охватившего меня возбуждения. Ох, как приятно. Еще секунда, и мое тело потребует большего, я повалю Дину на пол, и тогда ничто не остановит измену. Губы девушки стали всасывать вовнутрь то, что Дина считала своим. Но она ошибается.

Я собрал последние остатки воли, и оттолкнул ее. Девушка опешила. Факт, что ничего не будет, быстро дошел до ее мозгов, но тень непонимания я прочел на ее красивом восточном лице. Женское сердце верит в то, что хочет верить, и Дина, облизав языком губы, прошептала:

— Милый, ты же не оттолкнешь меня? Я скучаю по тебе...

Я быстро встал и застегнул брюки. Подавленное возбуждение и желание вагинального секса, которого у меня уже два месяца не было, я в очередной раз загнал куда-то вовнутрь.

Дина встала, обняла меня сзади. Я спиной, сквозь рубашку почувствовал, как упирается в меня ее упругая грудь. Сам удивился, как я смог отвыкнуть от ее сисек. Она сказала:

— Женись, на ком хочешь, твоя жена никогда ни о чем не узнает, но дай мне возможность быть с тобой, я ничего не прошу взамен. Тебе со мной было так хорошо.

Она права во второй фразе, но обманывает меня в первой. Такая как Дина — яркая и самодостаточная — захочет быть вторым номером лишь на какое-то время. И тогда мое счастье с Настей может смениться торжеством сексуальной и целеустремленной самки. Я этого допустить не могу.

— Нет, Дина, нет — спокойно, насколько смог успокоиться, отвечаю. — Я люблю Настю, и с тобой у меня может быть только дружба.

Кому-то я уже говорил эти слова.

Дождался, когда Дина в расстроенном состоянии поправит блузку, попросил ее заказать мне билет в Москву на следующий день и отправил ее домой. Уже поздно, и рабочее время нужно сменять временем личным, когда Дине можно попробовать влюбиться в кого-нибудь другого.

На следующий день Настенька проводила меня в аэропорт, и я пообещал в скором времени вернуться. Мы поцеловались перед недолгой, как хотелось верить, разлукой.

И вот я в Москве. Быстро добрался до ресторана, где меня ожидал заказанный на вечер столик. С решимостью и настроением захожу вовнутрь, присаживаюсь и смотрю на часы. Столик ждет еще и господина Антониолли, с которым я договорился о встрече, и ожидания еще на 15 минут. Окружающая публика — бизнесмены с их яркими и сексапильными спутницами — негромко переговаривались друг с другом, обсуждая вопросы различной стоимости. К ним присоединился и я — предприниматель с провинции, но с амбициями начинающего олигарха. Я готов к очередной схватке, сегодня как никогда.

Итальянец появился точно вовремя. Высокий, с поджарой фигурой, смуглой кожей и черными, как смоль волосами, он в своем деловом костюме выглядел как предводитель итальянской «коза ностры». В принципе, как должен выглядеть чувак, выкупающий и перепродающий российские заводы и угольные шахты? Именно так я себе его и представлял, Антониолли меня не удивил.

Но удивило меня нечто другое. Итальянец был не один, и я взглядом застыл на его спутнице.

Если бы я в этот момент был на ринге, то испытанное чувство точно можно было бы назвать нокаутом.

Высокая стройная блондинка в ярком красном платье с фигурой топ — актрисы, длинные ноги, переходящие в округлые сексуальные бедра, подтянутая пышная грудь вызывали восхищение. Выразительное лицо с зелеными глазами — безукоризненной красоты. Все прочие ресторанные красавицы, приглашенные для антуража делового ужина, не шли с ней ни в какое сравнение. Это была женщина, обладать которой могли мужчины, чья карьера по-настоящему удалась. Она плыла своей эротичной походкой рядом с итальянцем, как компас, притянув взгляды парней со всего ресторанного зала. И мой!

Антониолли нашел меня, мы познакомились. Цепкое рукопожатие и красивая женщина рядом составили мое впечатление об этой акуле бизнеса.

— Это — моя девушка — представил спутницу итальянец. У Антониолли я отметил прекрасное владение русским языком, а в ней пытался на миг зацепить реакцию в ее взгляде. Увидел ее удивление с легкой усмешкой, но так и не понял степень ее дружелюбности. Мы начали переговоры, она молча сидела, потягивая «мартини», и разглядывая ресторан и окружающих. На меня красавица не смотрела.

Все то время, пока мы обсуждали сделку, мне стоило усилий не обращать на девушку внимания. Я заставлял себя не отвлекаться на нее, отгонять все мысли, связанные с ее присутствием в моей жизни. Это была борьба! Я был настроен бороться в этот вечер, но только не с ее близостью. Даже не глядя на нее я чувствовал возбуждающий аромат ее духов. Уже дело дошло до обсуждения цены, и Антониолли на бумажке написал мне сумму, за которую он готов уступать завод. Я на этом же листике написал свое предложение — в полтора раза меньше, и итальянец, как высококлассный торговец рассмеялся и демонстративно сжег бумажку в пепельнице. Я ожидал этого — абсолютно нормальный ход для первого раунда переговоров, на миллионных сделках не бывает по-другому. Знал, что заплачу больше, чем предлагал, но меньше, чем «мафиози» хотел.

Тут у итальянца зазвонил телефон, он, извинившись, ушел пообщаться в холл. Наступил момент, которого я ждал целый вечер — мы остались одни. Ждала ли она этого? Я хотел, чтобы она заговорила первой. И я дождался этого.

— Здравствуй, чемпион — сказала она.

— Здравствуй, Алена.

Оба понимали, что наше приватное общение ограничится минутами. Обменялись несколькими фразами обо мне, о ее жизни. О роде ее занятий я не расспрашивал.

Я пожирал Алену глазами, она спокойно реагировала и слегка улыбалась. Хотел поймать на ее лице память о причиненной мною обиде, но ничего не находил. Складывалось ощущение, к моему удивлению, что Алена даже рада меня видеть.

— Скажи, ты простила меня? — твердо спросил я, зная, что не уйду без ответа на вопрос, промучивший меня двенадцать лет. — Я просто не понимал, что тогда на меня нашло.

— Да ладно, перестань — спокойно ответила она — Что было, то было, и в том, что ты со мной тогда сделал, мне пришлось найти свои плюсы.

Я решил не спрашивать об этих плюсах, потому что знал — сейчас у на нет времени на откровения. А откровения создали бы новые вопросы.

И я просто сказал то, о чем думал постоянно. Весь вечер или 12 лет?

— Алена... Давай встретимся.

Она молча, ничего не говоря, достала из сумочки листик бумаги и быстро черкнула мне цифры. Посмотрела на меня, протянула ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх