Право первой ночи. Часть последняя

  1. Право первой ночи. Часть первая
  2. Право первой ночи. Часть 2
  3. Право первой ночи. Часть последняя

Страница: 5 из 6

тебя и похороним. А девчонку твою... — Тут он подошел к Настеньке вплотную. Поднял руки и резко разорвал ей платье на груди. Девичьи грудки вывалились на обозрение бандитам, те похотливо отреагировали присвистыванием и возгласами. Они явно настроились на секс. «Антониолли» начал трогать Настю, запустил ей руки под белое платье, моя девочка мычала в ответ и кажется плакала, но не могла этим подонкам помешать. Сейчас ее изнасилуют, а меня убьют. Как обидно умирать сейчас, когда наша счастливая семейная жизнь только начинается. Помощи ждать не от кого. Изменить это могу только я.

Нужно идти ва-банк.

— Постой ка — обращаюсь я к «главарю». — У вас еще вся ночь впереди, натрахаетесь до упаду. Я хочу обратиться с последней просьбой. Покончи сначала со мной, что бы я ничего не видел.

— Нет, я хочу, чтобы он видел, как вы ее все отымеете! Замочите его потом! — завопила Алена, ее красивое лицо было искривлено злобой. Я поразился в этот момент. Что я в ней раньше находил? Проститутка и уголовница сейчас раздавала пожелания по поводу чужих человеческих жизней. Алена стала мне отвратительна, и я вдруг понял, насколько легче стало на душе. Словно цепи спали с моих чувств, я ощутил независимость, будто вылечился от долгой болезни. Оказывается, чувства тоже могут быть в неволе! Только жаль, что это случилось в шаге от смерти. Свободным все же хочется жить.

— Да ладно тебе — заметил ей «Антониолли» с сарказмом — Еще передумает умирать.

Он отошел от Настеньки ко мне. Достал нож и пистолет. Я напрягся, нас отделяло пару метров.

Алена засмеялась:

— Третья загадка, мальчик-знайка! Вопрос — нож или пуля?

— Пуля... — четко и холодно отвечаю я. «Антониолли» направляет на меня пистолет. Я резко приподымаюсь на руках, и бью по нему с ноги, он падает на пол, пуля влетает в стенку у меня за спиной. Ответ правильный!

Далее все происходило в одну минуту. Я схватил пистолет и выстрелил в потолок, бандиты врассыпную бросились по залу. Я за считанные секунды оказался рядом с Настей, сбил с ног подлетевшего головореза, вырвал с ее рта кляп. Кто-то выстрелил в этот момент, целясь мне в спину, пуля пролетела мимо. Я схватил жену и, зная планировку замка досконально еще с детства, бросился к входу в башню.

— Спешим, ласточка... — шепнул я Насте. Он был открыт. Мы быстро поднимались наверх, бандиты возились внизу. Узкий проход был пройден, и мы оказались на крыше. Высота — метров 15ть.

Еще ночь, и луна освещала всю усадьбу. Закрыл дверь внизу, теперь им просто так не подняться. Я понимал, что нужно продержаться несколько часов, до утра. Потом будут ехать по шоссе машины, и штурмовать башню они не смогут. Бандиты по голосам совещались внизу, что делать дальше, и как нас достать.

Под ногами послышались шаги по лестнице — это поднялись наши преследователи. Они пришли в себя, сгруппировались и собирались довершить мою ликвидацию. Решились. Сжимаю в руке пистолет.

— Я буду стрелять! — предупреждаю громко бандюков.

— Ты всегда был лохом. И не умеешь считать! — заявил в ответ «Антониолли». — Посмотри в обойму.

Я оторопел от плохого предчувствия. Проверил — в обойме пусто. «Антониолли» знал, что у него в пистолете было всего два патрона, для меня эта новость похоронила все надежды дожить нам до утра.

— Надо выбить дверь — кто-то снизу подсказал главарю. Блатные начали суетиться, часть побежала вниз соорудить таран. Скоро все начнется, а потом закончится. У них огнестрельное оружие, а вступать в рукопашный бой, где у меня были шансы, они, оценив мою подготовку, уже не будут.

Я обнял Настеньку. Мы стояли одни на вершине замка, и никто в эту минуту не мог нам помешать.

— Я люблю тебя — прошептал я Настеньке на ушко, затем нежно поцеловал.

— И я тебя, Сашенька — ответила она. Ее слезы уже высохли, она перестала дрожать, и воля к жизни, а также счастье от того, что она и любимый ею мужчина еще живы, вытеснили страх. Настя заулыбалась.

— Они ведь не доберуться до нас? — спросила она.

— Нет!

Я никогда не говорил ложь так уверенно.

Прислушался к происходящему внизу. Эти черти уже соорудили что-то типа тарана, и готовились к штурму, «Антониолли» громко и лихорадочно раздавал задачи. Забрав мои деньги, они поднимутся за нашими жизнями. Меня застрелят, а Настя... Что с ней сделают эти скоты, не хотелось даже представлять. Надругаются зверски и толпой.

По лицу любимой вижу, что она также осознала этот сценарий.

— Милый — говорит она — Сейчас наша первая брачная ночь.

И смеется! В такие минуты эта прелесть вспомнила о том, что сегодня — первая ночь нашей семейной жизни. Она прижалась ко мне, и с ее губ слетает просьба. Что угодно я ожидал услышать от Настеньки в этот момент, но только не это.

— Сашенька, возьми меня сейчас. Давай сделаем это, прямо здесь.

Она не хотела отдавать свою девственность озверевшим бандитам — я такого не хотел тем более. После этих слов мое напряжение вдруг спало. Неожиданно ощутил прилив возбуждения.

Я и раньше возбуждался рядом с Настенькой перед нашими играми, но теперь знал — сейчас я перейду последнюю черту. Она, моя девочка, отдастся мне без остатка — как любимая жена своему законному мужу.

Она аккуратно легла на деревянный пол, подтянула платье., оголив свои стройные ножки. Закинула голову, словно приглашая к себе. Настя и вправду ждала меня. Понимаю, чего ей стоило сейчас — в этой экстремальной ситуации — заставить себя расслабиться и вызвать в желание секса.

Я наклонился, руки нащупали трусики, медленно стянули их вниз. Посмотрел на ее маленькую дырочку, и член начал постепенно наливаться знакомым напряжением. Пальцы коснулись ее промежности, погладили с нежностью, стараясь вызвать ту спасительную влагу, без которой ей будет больно. Из-за стресса она была не совсем готова, что же — моего опыта достаточно, чтобы любимой помочь. Ложусь снизу, головой приближаюсь к ее влагалищу. Касаюсь языком ее клитора, начинаю ласкать. Настенька застонала и руками схватила меня за волосы. Она быстро возбудилась, замечаю, что глазки ее закрылись. Я вхожу языком дальше, в ее норку, она стонет еще громче, ничего не стесняясь. Вмиг она стала мокрой там, снизу, открывшись силе возбуждения. Страсть охватила меня, я приподнялся и расстегнул брюки. Понимаю, что медлить нельзя, и время ограничено. Бандиты уже начали долбить тараном дверки, и я понимал, что имея такого вдохновителя, как Алена, они управятся минут за 15ть.

Я аккуратно лег на Настеньку, подвел член к ее влагалищу. Она уже поняла, что момент близок, ее глазки просили все сделать быстрей. Нащупал половые губы, коснулся их членом, медленно надавил ее узкое лоно. Настенька тихо вскрикнула...

Я навалился еще крепче, приподняв ей ножки. Она еще раз ойкнула, я замедлил давление, потом снова усилил. Моя девочка теряла свою девственность, превращаясь в полноценную женщину, и меня этот факт завел еще сильнее. Я застонал от обостренного желания ее тела, наконец-то открытого для меня полностью. Член делал свое дело, срывая ее девичью преграду, и вскоре вошел на всю глубину. Настенька еще раз вскрикнула, затем застонала.

Я делал толчки, вводя ей член на всю глубину, он скользил уже легко, так как боль у любимой сменилась охватившим ее возбуждением. Она ощущала меня между ног, и это чувство было ей ново. Мы обнялись. Она сжимала мне спину, я прижимал ее мягкую попку, и так мы сношались, отстранившись от беды, которая приближалась с каждой минутой.

— Милый, я хочу тебя — страстно прошептала она. Я почувствовал, как волна оргазма накрывает мою любимую, и решаюсь не сдерживаться самому.

— А я — тебя... — произношу в ответ, и языком проникаю ей глубоко в ротик. Она сдавливает мне спину, прикусывает мой язычок, и стон вырывается из ее легких. Я не прекращаю ее целовать, чувствую, как кончаю сам, выливаю в нее волну спермы... Нет ничего приятней поцелуя любимой женщины в эту секунду. Настенька стала моей!...  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх