Портрет художницы

Страница: 2 из 7

и Олег спустя полчаса уехал, оставив ее одну...

... Днем приехала Наталья — ее первая преподавательница живописи. С ней Кристина чувствовала себя, как с подругой, ей она могла довериться, попросить профессиональной помощи, и посоветоваться по личному. Но сейчас Кристине не хотелось рассказывать о неприятностях жениха.

Наталья заворожено смотрела на последнюю картину.

— Блеск! — прокомментировала она. — Насколько живо и колоритно получилось. Ты просто молодец! — искренне похвалила преподавательница свою любимую ученицу.

— Правда? — обнадежено уточнила Кристина.

— Исключительная работа, поверь мне. Я всегда говорила, что ты талантлива, но это произведение — совершенно новый для тебя уровень. Ее можно продать за приличные деньги, так что не продешеви, девочка — заверила Наталья.

— А Воронцов купил бы? — вдруг спросила Кристина.

— Это ценитель экстра-класса — заметила преподаватель об известном меценате — Но, полагаю, и его бы эта картина зацепила.

Решение нашлось быстро. Кристина знала, что делать. Правда, в случае успеха ее любимый останется без подарка, который она так старательно рисовала.

Когда Наталья ушла, девушка обзванивала всех знакомых художников, пытаясь найти мобильный номер нужного человека. Наконец, ей это удалось, и один коллега продиктовал известные немногим цифры...

... Воронцов согласился ее выслушать. Она попросила о встрече. Он напомнил ей, как дорого для него время.

— Не пожалеете — твердо сказала она. Получив согласие уделить ей две минуты возле своего офиса через два часа, Кристина стала собираться.

Совершенно неосознанно она выбрала короткое синее платье, под цвет своих глаз. Подошла к зеркалу. На нее смотрела молодая красивая девушка. Стройные ножки на каблуках, холмики оголенной упругой груди из-под выреза, милое личико с чуть вздернутым носиком и красиво очерченными губами не должны были оставить равнодушным ни одного мужчину. Повернулась боком, продемонстрировав выпуклую подтянутую попку. «Нужно нравиться себе, тогда понравишься другим», подумала она девичью истину. Нет, она не собиралась соблазнять Воронцова, и уж тем более, не думала ни о чем неприличном, выходящим за рамки деловой встречи. Но ощущение того, насколько важен итог предстоящего разговора, заставило ее оценивающе осмотреть зеркальное отражение.

«Картина будет Вашей» — мысленно убедила она Воронцова, и отправилась к нему в офис.

... — Я написала картину, Виктор Алексеевич — сказала Кристина на ходу бодро шагающему в свой офис статному, дорого одетому мужчине, выскочившему из «Мерседеса». Она ждала его полчаса, и теперь догоняла, пытаясь сравняться с его стремительной походкой. О времени на встречу в две минуты меценат точно не соврал. Каблуки мешали ей идти быстро, но Воронцову, похоже, на это было наплевать. И тут она чуть ли не крикнула:

— Вы должны ее посмотреть! Она точно Вас заинтересует!

Воронцов остановился и оглянулся на девчонку, бежавшую сзади. Осмотрел с ног до головы, и ей показалось, взгляд этой акулы живописи потеплел. «Наконец-то, — подумала Кристина, — можно будет поговорить».

— Я видел тысячи картин, девушка — безапелляционно заявил он — Большую часть из них и картинами то стоит назвать с трудом — так, заурядная мазня. О какой моей заинтересованности можете говорить Вы?

Кристина поняла, что либо она сейчас скажет что-то решительное, либо он просто уйдет.

— Прошу Вас, поедемте в мою мастерскую. Она там. И я уверена, картина Вас удивит, — ее голос никогда не звучал тверже.

Воронцов еле заметно улыбнулся и жестом пригласил ее вернуться к припаркованному «Мерседесу»...

... Он стоял в мастерской, оценивающе рассматривая картину. «Влюбленные», казалось, в ответ смотрели на Воронцова и ожидали своей участи. Кристина замерла, потеряв дыхание, настолько важным был вердикт ее гостя. Реакцию мецената она по его виду прочитать не могла. Профессиональный ценитель, покупавший сотни работ, умел скрывать свои впечатления.

— Неплохо — наконец, произнес Воронцов.

— Насколько неплохо? — с колотящимся сердцем переспросила Кристина. Неужели понравилось?

— Настолько, что я признаю, девушка, рисовать Вы умеете, — со снисходительной улыбкой ответил бизнесмен. — И что Вы хотите от меня теперь?

Здесь у Кристины вариантов не было. Пора было открывать карты.

— Вы должны ее купить! — жестко заявила она. — И у меня есть имя — Кристина.

— Ого! — весело отреагировал Воронцов. — Мы знакомы полчаса, а я Вам уже должен, — и добавил: — Кристина — красивое имя.

Он как-то по-новому взглянул на нее. Осмотрел личико, затем ее великолепную фигуру. Ей показалось, будто меценат погладил взглядом ее нежную кожу, и от того по спине прошелся холодок. Художница словно увидела свое отражение в его потеплевших глазах. Высокий интересный брюнет лет сорока, он смотрелся уверенно, как настоящий хозяин жизни. Но только не ее, Кристининой. Девушка знала себе цену. Она была решительно настроена довести начатое до конца.

— И цена на эту работу уже есть? — уточнил Воронцов.

— Есть — ответила Кристина, удержавшись от вздоха. Вздыхать на переговорах о стоимости было неуместным. «Что ж, последний взмах кистью», — подумала она: — 50 тысячь долларов!

Ей показалось, Воронцов еле слышно присвистнул. И уж точно явственно услышала, как он засмеялся.

— Я — невеста Олега Семенова — наконец, объявила она.

Воронцов перестал смеяться, лишь глянул на нее пристально:

— Ах вот оно что, — сказал меценат. — И этим фактом я обязан оплатить самому себе долг за его аферу?

— Он не аферист — начала оправдываться девушка. — Он очень талантливый художник.

— Бездарь! — жестко заметил Воронцов. Он стал холоден, хотя и продолжал улыбаться. Кристина разозлилась:

— Вы ничего не понимаете в талантах. Олег — гений!

— Дорогуша, — заметил Воронцов. — Я никогда не вычислил бы подделку за минуты, если бы ее рисовал гений. И работа Моне, за которой я гоняюсь по всему миру уже годы, в исполнении Вашего «красавца» висела бы в моей галерее. Я простил бы Вашему милому 50 000, если бы все спецы, которые посещают мои выставки, поверили в то, что эта кривая подделка Моне — подлинник! — И добавил: — По сравнению с ним, в Вашей работе действительно чувствуется талант.

— Вот и купите ее, — заявила решительно Кристина на этот лестный для нее отзыв. — Заберите картину в счет долга. Когда я стану всемирно известной, выручите за нее приличные деньги.

Воронцов стал серьезен и задумчив.

— Не знаю, сколько она может стоить, — сказал он. — Не знаю. Вещь замечательна на самом деле, и я в этом признаюсь. У Вас есть стиль и чувство прекрасного, дорогая Кристина. Но картина слишком специфична. Она передает Любовь. Оценить и купить ее сможет человек, который очень сильно влюблен, да еще и отвалить за нее крупную сумму. Вы думаете, богатые люди часто влюбляются? — он иронично посмотрел на Кристину.

— Думаю, они такие же люди, — тихо ответила она.

— Такие же, как кто? — переспросил Воронцов

— Как я — проговорила Кристина и почувствовала, как ее лицо запылало. Разговор коснулся личных чувств, и ее сердце застучало от откровенности с чужим человеком.

Меценат подошел к ней совсем близко.

— Вы так его любите? — спросил он. Кристина смущенно, потупив голову, как школьница, кивнула. — А Вы не задавались вопросом, насколько он достоин Вашей любви?

— Задавалась — ответила девушка, постаравшись придать голосу уверенность. Но ощутила, что это удалось с трудом. Ее ответ прозвучал скорее как вопрос к ней самой. Она вдруг растерялась.

— Что же, тогда берите бумагу, ручку и пишите — повелительно произнес Воронцов.

Кристина быстро вырвала лист из блокнота.

— Что писать? — уточнила она.

«Я, ваше имя и фамилия, признаю, что по долгу Олега Семенова отвечаю я. Сумма долга — 50 000» — продиктовал Воронцов. — Ваши жених нанес ...  Читать дальше →

Показать комментарии (69)

Последние рассказы автора

наверх