Портрет художницы

Страница: 3 из 7

оскорбление моему статусу эксперта по живописи, пытаясь впарить дешевую подделку, а отвечать за него вызвались Вы. Есть вопросы, Кристина?

Она быстро написала и передала ему лист бумаги, убежденная, что делает правильно. Воронцов спрятал расписку в карман.

— Вы мне симпатичны, Кристина — сказал он — И ко всему Вы действительно можете рисовать. Что ж, сделаем следующее. Вашу картину «Влюбленные» я выставлю на аукционе «Арт-Хаус-13», который состоится через 4 дня. За сколько продастся — все уйдет в счет долга. Пусть сами участники оценят ее значимость и цену. А Вашему любимому передайте, что он может с этой минуты спать спокойно. Вы купили его свободу!

Внутри девушки все заклокотало. Столичный аукцион «Арт-Хаус» — это серьезнейшее мероприятие, на которое картины художников попадают с огромной редкостью. Быть выставленной на аукционе, посещаемом богатыми ценителями современной живописи, о таком она могла ранее только мечтать. Уже само участие в таких торгах для молодых художников считалось высоким уровнем признания.

— При доле везения и активности покупателей картина может целиком покрыть Ваш долг, — продолжил Воронцов. — Но есть еще одно условие.

Кристина насторожилась. Если это будет предложение секса, она приготовилась послать мецената к черту.

Воронцов словно прочитал ее мысли и улыбнулся.

— Эта картина будет продана в чьи-то руки, и у меня ее, к сожалению, не будет. Я же хочу иметь у себя работу способной художницы и такой настойчивой и самоотверженной девушки, как Вы.

Поэтому Вы напишите еще одну картину — портрет. Соответственно, рисовать будете у меня в доме.

— Ваш портрет? — спросила Кристина. Все так быстро решалось, что она едва успевала мыслями за условиями состоявшейся сделки.

Воронцов не ответил. Он собрался уходить.

— Завтра вечером за Вами заедут и привезут ко мне. Холст и все остальное будет готово. — И перед тем как выйти, добавил улыбнувшись: — Выспись как следует. Предстоит большая работа.

Он перешел на «ты», и Кристина поняла, что с Воронцовым они окончательно договорились. Но ощущения упавшего с души камня почему-то не было. И Олегу она решила пока не звонить.

... Кристина ехала в автомобиле Воронцова к нему домой. Вскоре машина оказалась за высокой оградой. Через минуту ее завели в огромный шикарный дом, выполненный в стиле итальянских архитекторов. Управляющий проводил ее наверх, в мастерскую. Девушка поразилась царившей вокруг роскоши, хотя и понимала статус хозяина. Все стены были увешаны картинами мастеров различных стилей и эпох. Воронцов, судя по их качеству, действительно разбирался в живописи.

Она уже приготовилась, когда в мастерскую вошел меценат.

— Ну что же, — сказал он. — Будем приступать.

— Где Вы будете позировать? — уточнила Кристина.

— Не я, а ты — заявил Воронцов то, что она совершенно не ожидала услышать. — Это будет Автопортрет. Я вчера не уточнил, но рисовать ты будешь саму себя. Или данный факт имеет значение?

Девушке лишь осталось пожать плечами. Воронцов подвинул ей огромное зеркало. Она не могла понять поведения хозяина дома. «Зачем ему понадобился мой портрет?» — но заморачиваться этой мыслью было бесполезно. Если Воронцов захотел ее изображение, что ж, он его получит.

— Я с твоего позволения буду присутствовать при работе — категорично заявил меценат. — Время ограничено — до утра.

— Только не смотрите на картину, пока она не готова — озвучила девушка свое правило.

— Это безусловно — пообещал Воронцов.

Она приготовилась. Ей приходилось рисовать портреты людей, и к присутствию другого человека во время работы Кристине было не привыкать. Но эта ситуация была исключением. Рисовать нужно было себя, да еще под наблюдением мужчины. Художница попыталась подавить смущение. «Надо собраться», — мысленно дала она установку.

Воронцов тем временем подвинул зеркало почти вплотную к холсту.

— Тебе нужно позировать себе самой — сказал он. Затем подошел к ней близко настолько, что Кристина почувствовала его запах... Внезапно мужская рука коснулась бретельки ее платья. Кристина замерла от такого поворота. Воронцов решительно сдернул платье вниз — так быстро, что девушка успела лишь ойкнуть от неожиданности.

Она оказалась голая, в одних трусиках. Воронцов осматривал ее стройное тело, залюбовавшись великолепными формами. Длинные ноги, узкая талия, не слишком большая, но упругая грудь с торчащими сосками, грациозная шея и испуганное личико девушки, на котором выражение страха подавило чувство возмущения.

— Что Вы делаете? — нашла в себе силы спросить Кристина. Ее голос дрожал, передавая дрожь всему телу.

— Ты будешь позировать обнаженной — объяснил меценат. — Я хочу получить природное совершенство в картине. Ты — великолепна в своей внешности, и я прошу перенести твою красоту на этот кусок холста.

Он был холоден, но искренен в своем желании, и Кристина почувствовала это. Она поняла, что Воронцов, как заказчик картины, не отступит.

— У тебя получится — добавил он. — Постарайся, прошу тебя.

После этих слов его руки нащупали ее трусики, и медленно стянули их. Воронцов смог теперь видеть ее всю — в полном изяществе. Она не сопротивлялась, чему поразилась сама.

Посмотрела в зеркало. Увидела свое отражение. Ей приготовилась позировать красивая сексуальная девушка, так ей знакомая, но, вместе с тем, в эти минуты открытая по-новому. Она вдруг поняла, как восхищается своей красотой, притягивающей желание мужчин и зависть женщин! Кристина ощутила знакомую ей волну вдохновения. Воронцов улыбнулся и отошел за холст.

— Начинай... — тихо прозвучала команда мужчины.

Девушка рисовала, творила как заведенная. Иногда поглядывала в зеркало, и сразу же краски переносили увиденное на полотно. Никогда Кристина не рисовала так жадно и стремительно. Голое тело давало ей какую-то невероятную свободу. Воронцов сидел все время в комнате молча, но ей казалось, будто знаменитый меценат помогает ей своими советами. Сколько часов это продолжалось, понять было невозможно, но спустя определенное время все было закончено. Воронцов подошел к картине. Оценил работу, одобрительно улыбнулся. Голая девушка на холсте завораживала чистой, но вместе с тем возбуждающей красотой.

— Класс... — только и смог сказать меценат. — Сходство изумительно!

Уставшая Кристина услышала лестную оценку и расслабилась. Она знала, что работа получилась, но мнение заказчика было для нее определяющим. Вдруг художница ощутила удивительный прилив сил.

— Ты справилась — довольно отметил Воронцов.

Тут мужчина положил ей руки на плечи и прижал к себе. Кристина не сопротивлялась, настолько она была удовлетворена работой и мнением хозяина дома. Воронцов наклонился и поцеловал ее в шейку... Кристина встрепенулась, но поцелуй стал еще крепче.

— Не надо, прошу Вас... — только и смогла прошептать она, но мужчина не отступал. Его руки коснулись обнаженной попки, плотно притянув девушку к себе. Кристина почувствовала сквозь мужские брюки, как в нее уперся эрегированный член. Он хотел ее! Девушка сделала еще одну попытку оттолкнуться, но бесполезно. Воронцов провел пальцами по ее промежности, нащупал влагалище и медленно погладил. Кристина застонала...

Касание самого интимного места ее тела вызвало всплеск возбуждения. Мужчина впился в ее ротик губами, и она уже не сопротивлялась. Мысли о происходящем вдруг покинули Кристину, она уже не думала о ситуации, о сексе с чужим ей человеком, позволив Воронцову делать все. Он взял ее на руки и перенес к огромному дивану, словно ожидавшему их в этой мастерской.

Воронцов бережно положил ее на диван и лег рядом. Сбросил рубашку, представив девушке крепкий оголенный торс. Его взгляд был наполнен жадностью желания, и Кристина приготовилась принять его всего. Он наклонился к девушке и стал ласкать ее одной рукой за клитор, другой — гладить голую грудь. Влагалище девушки стало мокрым, а когда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (69)

Последние рассказы автора

наверх