Страсть

Страница: 3 из 4

слышу голос Виктора, да чувствую, как его член во мне скорость увеличил. Спешит! Целует меня, грудь ласкает, а я всё реву. Обидно ужасно! Лежу тут с разведённым ногами под мужиком, и трахает он меня, как шалаву пьяную. Ни сколько больно, сколько стыдно. Сама виновата. Надралась как дура малолетняя, вот и вставили. Орать перестала, просто плачу, лежу, жду, когда всё кончится. Ноги болят от напряжения, там горит всё, да ещё внутри это движение болючие. Очень больно было, мне бы орать да просить остановиться, но я лежу, терплю. Сама не знаю почему, словно наказываю себя. Так тебе, мол, и надо, дуре, получай теперь х... в п... ду, да поглубже. А когда он слез с меня, скрутилась калачиком и в одеяло закуталась, да так и уснула. А утром он мне букет цветов на кровать положил, завтрак приготовил. Суетился вокруг меня. (Специально для sexytales.orgсекситейлз.орг) А мне поскорее свалить хочется. Быстренько оделась, да на выход. Вышла на улицу, и понять не могу, где я. Спросить у прохожих боюсь. Но потом добралась до общаги. Целый час в душе себя оттирала. Хотелось и в голове вот так же всё стереть, чтоб не вспоминать никогда о позоре своём. А на следующий день он меня у Универа встретил. С цветами. Предложил подвезти и покушать в кафе. А мне стыдно и страшно. Но сама не знаю почему, соглашаюсь. А потом мы и встречаться стали. Потом и поженились. И вот уже, сколько живём, а мне всё равно стыдно. Каждый раз, когда его вижу, вспоминаю ту ночь, и всякий раз стыдно»

Рассказ Марины не был для меня откровением. Большинство моих девушек именно так и оказывались у меня в кровати. Всем хорошо известно, что пьяная девушка кое-чему не хозяйка. Но вот её моральные страдания были для меня удивительны. Это как же так можно жить с постоянным стыдом. Мне стало жаль её, ведь она практически сама себя загнала в клетку. «А почему ты всё же согласилась выйти за него?» — спросил я, стараясь понять логику девушки. «У нас городок маленький и если бы я туда вернулась с пузом, мне там бы жизни не дали. Вот и решила, что лучше спрячусь в Москве» — ответила Марина: «Но потом был выкидыш, и врачи сказали, что у меня больше не будет детей! Я думаю, это наказание мне, за мой поступок!» «Да брось ты! Какое такое наказание?! За какой проступок?! Ты что, человека убила или украла у сирот? За проступки юности не наказывают! Просто тебе не повезло немножко! Тебе надо разобраться в себе и в своих отношениях и всё будет хорошо!» — не согласился я с фаталистическим настроем Марины.

«Да нет. Это наказание. Я вот, сколько живу, сколько с мужем сексом не занимаюсь, ещё ни разу оргазма не испытала. Хорошо бывало, но вот что бы прям, до крика и белых губ, как подружки рассказывают и пишут в Вконтакте, такого не было. Я даже мужу намекала на это, а он смеётся, говорит, что я выдумываю, что оргазм только дуры придумывают, что бы мужей доставать. А мне каждый раз не хватает в постели. До судорог. Лежу рядом с ним и хочется разорвать его, но что бы продолжил, сделал что-нибудь, что бы разрядилась я. Но так ни разу и не было. Я уже о самотыке подумываю и вибрушках всяких» — с грустной улыбкой закончила Марина.

«Знаешь, Маришка, у меня никогда не было такого, что бы девушка осталась недовольна. Не могу тут ничего тебе сказать. Всегда находил и способ, и момент, что бы девушка и покричала и поплакала и спину мне расцарапала и соками простыню залила. Мне всегда нравилось больше доставлять, чем получать. Мне то проще, была бы девушка желанна, да дырочка её погорячее, да посочнее и всё, удовольствие будет. А вот девушку в космос отправить, это посложнее, но и радости много. Мужиком себя чувствую больше», — открыл я Марине своё жизненное кредо в части секса и отношений. « И что? Прям всегда и все у тебя кончали?» — удивлённо смотрит на меня Марина. «В юности, конечно, был боек и самолюбив, неумел, нетерпелив и горяч, но как научился, то осечек не было!» — похвалился я. «У тебя методика своя или секрет какой?» — не унималась Марина. «Да нет тут никакой особой методики или секрета. Просто касаюсь, тела девушки и слушаю, что оно мне в ответ говорит. Чутко слушаю. Где хорошо, где щекотно, где посильнее нажать, где погладить, где просто подержать. Когда быстро, когда медленно, где пальчиком, где язычком, где пососать, где покусать. Всё тело девушки расскажет, надо только слушать и чувствовать. Не бояться пробовать и пытаться. А потом ловить волну. Что бы по гребню её вести, не опускать, да не сваливать. Чем дольше, тем эффект круче», — рассказываю я, а сам чувствую, что возбуждаюсь сильно. Член уже кровью налился да шорты оттопыривает. Смотрю на Марину и хочу её повалить на кровать да овладеть. А у Марины от разговоров наших, похоже, тоже волнение увеличилось. Смотрит на меня, да губки облизывает, стакан пальчиками вверх-вниз поглаживает. Вижу, возбудилась девушка.

«Да и вообще, главное это по-настоящему любить девушку. Пусть даже это будет одна ночь, или неделя или месяц. Неважно. Главное любить и тогда всё получится. Ты, Марина, девушка, которую надо любить, можно любить, есть за что любить, ценить эту любовь, беречь, бороться за неё» — начинаю я акустическую атаку и осторожно беру девушку за руку. Сжимаю своими пальцами её маленькую ладошку, сильно, но осторожно, показывая и свою мощь, и свою нежность. Она отвечает мне поглаживанием своих пальчиков. Робкие прикосновения, напоминают трепыхания птенчиков, беззащитных и жаждущих спасения. Я приближаю её ладошку к своим губам и прикасаюсь к ней, целую: «Ты прекрасна и обворожительна! Ты очень красива и не можешь оставить равнодушным даже самого чёрствого мужчину. В тебе чувствуется нежность и доброта. Хочется обнимать тебя, прижимать к себе и не отпускать. Целовать и ласкать», — на этих словах я приблизился к Марине и, видя, что она прикрыла глаза, поцеловал её в губы. Я касался её тёплых, с ароматом терпкого вина губ и пьянел от наслаждения. Мои руки уже обнимали девушку и поглаживали её тело, и я чувствовал, как оно отзывается на прикосновения. Марина выронила стакан, и он упал с глухим стуком на ковёр, выплёскивая остатки вина на пол. Её рука тут же легла мне на плечо, а потом сместилась дальше, обнимая меня за шею и спину. По дрожанию тела девушки и по тому, как она часто задышала, я понял, что она давно не ласкалась. Я не спешил, хоть мой братишка уже вовсю разбух, и казалось готов разорвать ткань шорт. Я чувствовал, что девушке нужна пока просто ласка, ей нравятся мои прикосновения и нежности, она в восторге от происходящего, но если я потороплюсь, она может вспомнить, о правилах приличия и я пойду к себе в номер.

Я продолжал свой поцелуй и ласки её тела, добавил игры язычка и поглаживания её выпуклостей. Через ткань её тонкой блузки я чётко ощущал остроту и твёрдость её сосочков. Она была без бюстгальтера. Её грудь небольшого размера, не нуждалась в поддержке, а сама девушка не стремилась поражать мужчин искусственными размерами. Я же относился к тому типу мужчин, которые возбуждались от торчащих под тканью сосочков, гораздо сильнее, чем от размеров самих холмиков. Я потирал, выступающие сосочки, ладошкой и теребил их кончиками пальцев, обжимал и слегка покручивал, но не настойчиво, а как бы случайно, продолжая ласкать и остальные участки тела Марины. Благодаря этому у девушки возбуждение и похоть развивались сильнее, чем проявлялись мысли о морали, о допустимости и возможности, её сомнения и переживания, чуть вспыхнув, тут же глушились и покрывались сверху моими ласками.

Через минуту я уже аккуратно, и не настойчиво положил девушку на спину, а сам навис над ней, как коршун над своей добычей. Положить девушку на спинку, это уже почти победа. Находясь под мужчиной, который ласкает и соблазняет, женщина практически уже обречена. Но и тут я не спешил. Я знал, что Марина очень впечатлительная и чувственная девушка, живущая эмоциями и в её внутреннем мире ещё полно романтики. Она уже один раз получила травму и сейчас,...  Читать дальше →

Показать комментарии (33)

Последние рассказы автора

наверх