Право на Надежду

Страница: 2 из 4

успокоенная моими словами Надя, — Вы когда-нибудь рыбу в слое соли запеченную пробовали?

Рыба оказалась сёмгой, а на вкус оказалась выше всяких похвал. Хотя сама Надя к ней даже не притронулась. То ли аппетит пропал от перенапряжения, то ли проглотом опасалась показаться. Поклевала немного салата, выпила бокал вина, съела пару конфет. Вот весь её рацион за полтора часа. За это время мы успели неплохо узнать друг друга и немного сблизиться. Но более интимное продолжение вечера находилось под знаком огромного вопроса. Уж слишком дружественной была обстановка и всё по причине того, что относиться к этой женщине, как к объекту вожделения, мне было не то, чтобы стыдно, но как-то совестно.

Выслушивая о горестях и испытаниях, выпавших на её долю за двадцать семь лет жизни, я ловил себя на мысли, что на основе этих житейских печалей можно написать трагический роман, в котором будет всё. И боль бесконечных потерь, и большая любовь, и большое предательство. Я не в праве говорить обо всех обстоятельствах её нелегкой жизни. Но кое-что, всё же, скажу. Полтора года назад Надя осталась одна с годовалым ребенком на руках. Она не расходилась с мужем, нет. Напротив, она многое отдала бы, только чтобы всегда быть с ним рядом. Но, увы, жизнь штука несправедливая. Она безвозвратно отобрала у неё и её крохотной дочурки любящего мужа и отца.

Овдовев, Надя совершенно утратила вкус к жизни. Лишь благодаря маленькой Леночке не полезла в петлю и кое-как пережила тяжелое потрясение. Немного придя в себя, съехала с квартиры, в которой всё напоминало о преждевременно ушедшем из жизни супруге, и поселилась в этих стенах, за общее состояние которых теперь так стыдилась и оправдывалась передо мной.

Тем не менее, не следует думать, что Надя была угрюмой, пессимистично настроенной особой. Судьба заставила её научиться видеть позитивные факторы даже там, где их мало или нет вовсе. К тому же девушка была неглупа и не лишена чувства юмора. Она умудрилась выискать забавные случаи даже в практике своей не самой захватывающей профессии товароведа. Надя определенно нравилась мне, как человек и, как личность. Нравилась ли она мне, при этом, как женщина? Скорее да, чем нет.

Судить о состоянии её фигуры было тяжело, поскольку избранное для ужина платье было излишне консервативным, чтобы дать пищу для размышлений на этот счет. Жизненный опыт позволял предположить, что Надя, возможно, чуть более худовата, чем следовало бы, но не критически. А вот русые волосы, собранные в хвостик, лучше было бы распустить. Именно это я и сделал первым делом, пересев из кресла к ней на диван.

Надежда сосредоточенно напряглась и попыталась умиротворенно улыбнуться. Получилось не очень убедительно. Девушка дико волновалась и никак не могла совладать с собой. Меня умиляла её реакция. Захотелось подарить этой настрадавшейся женщине максимум тепла и ласки. Прижать её к себе и дать понять, что я совершенно очарован её персоной. — Расслабься, — прошептал я ей на ушко, разбросав по хрупким плечикам ароматные волосы, — Я не сделаю тебе ничего плохого.

— Я знаю... , — выдохнула она тем же шепотом, прижимаясь к моим губам теплой щечкой. Этого было достаточно, чтобы понять её настроение на дальнейшее продолжение вечера, и подкорректировать своё собственное. Девушка нуждалась в мужской ласке, а я мог и, главное, желал прийти ей в этом деле на помощь. Приобняв девушку за талию, я припал к её устам губами, и мы довольно долго и со вкусом целовались. Чувствовалось, что Надя не делала этого очень давно, и явно затягивала время, желая подольше насладиться волнительным процессом.

Однако это не могло продолжаться бесконечно. Поцелуи были малой толикой того, что сулила нам предстоящая ночь. В какой-то момент мне пришлось отстранить от себя девушку, буквально опьяненную нашим поцелуем. Её затуманенный взгляд походил на взгляд вампира, вкусившего крови впервые за очень долгое время. Надя была близка к состоянию абсолютного счастья. Это обстоятельство раззадорило меня ещё больше.

Не теряя более времени на деликатные нежности, я уложил девушку на спину и коршуном набросился на её тело. Обе руки запустил под подол платья, нащупал края трусиков и потянул их на себя. Девушка приподняла бедра, облегчая мою задачу, и через мгновение бежевый лоскуток нейлоновой ткани был у меня в руках. Далее я не спешил и как раз потому, что очень спешила Надя. Её трясло в порыве страсти. Девушка жаждала продолжения и не понимала, чего я медлю. Но я в подобных случаях спешки не терплю. Спешить нужно, ежели с барышней совокупляешься в местах людных, или не вполне предназначенных для удовлетворения физиологических потребностей сексуального характера.

Но если процесс происходит в домашней, и даже уютной обстановке. На удобном, разложенном диване, да с дамочкой давно не имевшей полового контакта с мужчиной, тогда спешка совершенно ни к чему. Даже если башню сносит от запредельного возбуждения. К предстоящему таинству следует отнестись бережно. Постараться сделать каждый отдельно взятый половой акт поистине незабываемым событием для партнерши. Её положительные эмоции должны быть в приоритете.

Руководствуясь именно этими соображениями, я желал подарить Надежде максимум того, что было в моих силах. Для начала прихватил её под коленки и подтянул к краю дивана. Резко задрал достаточно стройные ножки вверх и развел их в стороны. Несколько секунд посвятил ознакомлению с мясистой, начисто выбритой вагиной. Затем склонился и прильнул к ней губами. В самый последний момент ощутил до боли знакомый аромат, исходящий от дамской прелести. Что это? Где-то я уже встречал этот запах, и встречал совсем недавно. Ах, да! Мыло «Safeguard»! То самое, которым я давеча руки мыл. Деликатная, однако, деталь.

Вылизывать Надю было одно удовольствие. Девушка оказалась весьма темпераментна, и очень активно реагировала на каждое движение моего языка. Казалось, что за каждым её выдохом скрывается мощный оргазм. Но таился он за другой ширмой и имя ей анилингус. Стоило мне опуститься чуть ниже и коснуться языком темно-коричневого морщинистого пятнышка, взятого на заметку во время осмотра губастой щелки, и тело девушки буквально тетивой натянулось.

Комнату наполнил сдавленный стон сладострастия, а напряженные пальцы Надежды судорожно вцепились в мои волосы. Она будто испугалась, что я передумаю завершать начатое и сбегу. Впрочем, не думаю, что она сделала это осознанно. Хотя бы потому, что в тот момент подчинялась рефлексам, а не здравому рассудку. С этого момента Надю можно было не трогать больше ни языком, ни пальцами. Её состояние походило на состояние смертельно раненой жертвы киллера, на которую вовсе не обязательно тратить ещё одну пулю. Минута-другая и жертва сама испустит дух.

Точно так же дело обстояло и с моей Надеждой. Условный «контрольный выстрел в голову» ей не требовался. И, тем не менее, я его сделал. Девушка и так уже бурно кончала, когда я добавил «пороха» в её, и без того яркий, фейерверк. Сразу два пальца, средний и указательный, были введены во влагалище. Большой — приложен к набухшему клитору. А языком я постарался проникнуть, как можно глубже, в её очаровательный задний проход. И весь этот набор «инструментов» был приведен в активное движение. Вот весь немудреный рецепт того самого «пороха».

Как же она тогда «запела»! Это я про девушку. Её швыряло из стороны в сторону по всему дивану. Она стонала и неистово причитала, поминая Всевышнего. Ей было невероятно хорошо, и это обстоятельство побуждало меня придерживаться избранной тактики. Её вполне можно было оставить в покое и дать возможность прийти в себя. Но я не стал этого делать. Язык и большой палец поменял местами, провернув попутно на сто восемьдесят градусов пальцы, находящиеся во влажном плену эластичного влагалища.

Эти маневры были встречены весьма недружелюбно, если не сказать враждебно. Девушка, продолжая колотиться в посторгазменном приходе, попыталась оттолкнуть меня, и потерпев неудачу, предприняла ...  Читать дальше →

Показать комментарии (85)

Последние рассказы автора

наверх