Озабоченность. Части 1—2

  1. Озабоченность. Части 1—2
  2. Озабоченность. Части 3—5
  3. Озабоченность. Части 6—8
  4. Озабоченность. Части 9—10

Страница: 2 из 4

с моим телом, пока я сплю. Мои глаза ещё не открылись, и в голове ещё сидел сон, когда я чётко уловил, что мой член кто-то гладит. Причём эти прикосновения были очень приятны, словно мне снова 16-ть лет и у меня ужасной силы спонтанная эрекция на уроке, которую мне снимает своей ладошкой соседка по парте.

Немного отступлю от основного сюжета, дабы рассказать об этой соседке. Большого рассказа не получится... Настя, была не очень красивой и совсем не умной девушкой. Именно поэтому не пользовалась успехом ни в качестве подружки у девчонок, ни в качестве подружки у парней. Меня посадили с ней в наказание за мой буйный характер. В выпускных классах парней мучает вопрос полового самоутверждения посильнее самоутверждения личностного и профессионального. Хочется вставить свой вздыбленный орган во всё, что движется и не движется, имеющее для этого необходимое отверстие. Как вспомню, так вздрогну. Настя была рада сидеть рядом со мной, так как я был если и не лидером среди парней, то где-то в первой десятке. А ещё у меня был мозг, позволяющий мне справляться со школьной программой на троечку как минимум не уча уроки. У меня можно было списать! Я был спасением для Насти!

Однажды, я в шутку сказал, что не дам ей списывать, пока она мне не даст. «Я тебе значит, даю, даю, а ты мне нет! Давай и ты мне!» — ворчал я на неё, без всяких серьёзных намерений, скорее от плохого настроения, чем от желания получить что-то. «Что давать? Ты скажи, если у меня есть, то я согласна!» — удивлённо спрашивает у меня Настя, чем вызывает у меня смех. «Это что-то у тебя между ног!» — шепчу я в ухо, что бы она точно поняла, о чём я говорю и жду ответной агрессивной реакции. Но Настя просто краснее и отстраняется, ничего не сказав мне. «Обиделась!» — решаю я и продолжаю витать в юношеских грёзах и решать «реальные» проблемы.

На следующем уроке Настя пихает мне в руку клочок бумаги, её рука дрожит, а её лицо покрыто всё тем же румянцем. Бумажка влажная и я разворачиваю её, ожидая увидеть что-то наподобие послания Запорожских казаков турецкому султану, с ругательствами и матом. Но там только одна фраза: «Сегодня?» У меня шумит в голове, и потеют руки. Сердце резко увеличивает обороты и я близок к обмороку. Я смотрю на Настю и вижу, как она сгорает от стыда и волнения. Значит, я всё правильно понял. Эта дурёха согласилась! Я непослушной рукой пишу рядом на бумажке своё слово: «Да!», и передаю заветную бумажку Насте. Она уже знает, что там написано, но всё равно разворачивает и читает. Кажется, что сейчас из неё пойдёт дым, настолько красным стало её лицо. Она что-то пишет на бумажке, прикрыв её ладошкой, сворачивает и снова передаёт мне. Я уже в более спокойном состоянии раскрываю изрядно измятый клочок и читаю: «После уроков у меня?» Я поднимаю голову и, видя, что Настя смотрит на меня своим взглядом маленького несчастного котёнка, утвердительно киваю головой и прячу нашу переписку в карман.

Уроки в этот день тянулись, словно была не середина третьей четверти, а конец учебного года. На всех уроках учителя не могли не нарадоваться тому, что я сидел смирно и не мешал как обычно им вести занятия, своими выступлениями и шутками. Ещё бы. Я дёргался и елозил на стуле в предвкушении после школьных приключений. Тот факт, что Настя была не красавица и находилась, по школьному рейтингу ниже плинтуса, совсем не мешал мне её хотеть. Ведь у неё, как и у всех остальных девушек, была заветная дырочка. В том возрасте, когда сперма, кажется, течёт из ушей, совсем не важно, с кем ты. Главное как часто и как много. Чем чаще и чем больше у тебя подружек, тем круче. Уже с возрастом понимаешь, что как туп ты был, каким дебилом! Но тогда я был весь в нетерпении, «спермотоксикоз» и малый опыт не позволял мне подумать о нравственности и правильности своих поступков. Я просто хотел вставить свой юношеский член в киску своей одноклассницы.

Мы не пошли вместе. Во-первых, я всё же «стремался» своих друзей, а ещё больше недругов, которые вмиг бы «растрезвонили», что Макс ходит с Чебурашкой, а во-вторых, я чувствовал, что мы делаем что-то запретное и потому секретное. Я пришёл к ней домой минут через десять, старательно избегая встретить кого-либо при подходе к её дому и в подъезде. Боюсь нажать кнопку звонка и тихонько стучу в двери, почему-то ожидая увидеть за ней или её папу или старшего брата, который мне без лишних слов, врежет в нос. Но двери открывает Настя. Она как была, так и осталась в школьной форме. Её лицо всё так же пылает краской, но уже меньше. И моё волнение улеглось. Она молча пропускает меня в квартиру, я так же молча прохожу. Мы стоим в коридоре и смотрим друг на друга, ожидая действий. Наконец, Настя, видимо поняв, что моя храбрость и наглость куда-то пропали, или, осознав себя хозяйкой дома, сказала: «Пошли», и я поплёлся за ней в комнаты.

У неё была своя комната. Меня удивило буйство красок. Настя всегда приходила в школу в стандартной школьной форме для девочек. Даже на праздничные мероприятия она была в этом жутком сером футляре. А тут, словно цветочная лужайка. На стенках висели картины и рисунки, видимо собственного производства. Там были и лошади и котики и птички. Даже не верилось, что в этой комнате живёт Чебурашка. Настя села на кровать, которая стояла у стены, и снова уставилась на меня своим взглядом несчастного котёнка. В тот момент у меня не было решимости и уверенности, которая необходима настоящему мужчине для правильного проведения процесса склонения к сексу. Я «завис», впервые столкнувшись с ситуацией, когда девушка уже заранее согласна. Я не знал, как мне действовать дальше. До этого я был в роли «змея-соблазнителя» и «уламывал», и это было мне уже хорошо знакомо, а тут вдруг, «на всё согласная». Я уже хотел всё бросить и валить, но девушка, вдруг, проявила активность

«Что мне надо делать?» — спросила у меня Настя, выведя меня из комы. «Раздевайся и ложись на кровать», — я не узнал свой голос. От неожиданного волнения стало сухо во рту, и появился комок в горле. Голос стал грубее с «хрипотцой». Видимо Настя восприняла это изменение акустических характеристик моего голоса, за страсть. Её лицо из красного быстро стало белым. Она стянула со своих ножек длинные белые гольфы, развязала поясок фартука, потом, встав с кровати, закинув руки за спину, расстегнула пуговицы на спине. Одним быстрым движением она стянула с себя форменное платье, оставшись в одних беленьких трусиках и лифчике. Я тоже раздевался, скинув с себя джемпер и футболку, и уже расстёгивал ремень брюк, когда Настя оказалась полуобнажённой передо мной. Я замер от неожиданности. Тело Насти было настолько красивым по форме, что эта красота с лихвой компенсировала отсутствие притягательности в лице и острого ума. Школьная форма, уродская по покрою, да ещё неумело носимая девушкой, не просто скрывала её красоты, а тщательно маскировала истинность. Если бы Настя одевалась с учётом моды и правильного вкуса, это бы подняло её в нашем школьном рейтинге довольно высоко, заставив подвинуться некоторых «крутышек». Я был восхищён, и это ещё плохо сказано. Я был настолько поражён, что так и замер со своим ремнём. Мой взгляд гулял по телу девушки, восхищаясь её грудью, талией, плоским животиком, очертаниями бёдер, стройностью ножек. Её трусики, хоть и стандартные для того времени, очень ей шли, подчёркивая прелесть её женского тела. Лифчик был видимо старым, потому что не мог закрыть налившуюся женственностью грудь девушки полностью. Из-под его края выступали тёмные кружочки ореолов. Настя замерла в нерешительности, то ли не зная, стоит ли раздеваться дальше, то ли надеясь, что я не потребую этого. Увидев, что я разглядываю её тело, и стою с открытым ртом, и видимо поняв, что вид её тела для меня приятен, Настя испытала смущение, и на её щёчках снова появился яркий румянец.

«Дальше!» — хотел скомандовать я, но получилось что-то жалобное и сипящее. От вожделения и страсти я уже плохо соображал и не контролировал своё тело. Член налился кровью в один миг и пульсировал, оттягивая ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх