Стерва

Страница: 1 из 5

Четыре месяца назад я тридцатипятилетний холостяк, устроился в нашу контору. Небольшой коллектив, адекватный начальник, нормальная зарплата, все в порядке. Но было одно небольшое но. Это главбух Лена, точнее Елена Александровна. Симпатичная, стройная девушка, 27 лет от роду. Отличный профессионал, и законченная стерва. Шеф ее ценил. На его взгляд, она обладала недоступным для него знанием. Лена, отлично это понимала и потихоньку часть власти в компании перешла к ней. Она взяла на себя надзорные функции. Кто, когда ушел и пришел. Расход материалов, выполнение должностных обязанностей. Особенно от нее доставалось двум нашим девушкам и молодым сотрудницам. Она гоняла и шпыняла их вовсю.

Не проходило недели, чтобы одна из девчат не ревела потихоньку из-за ее придирок. Иногда она наезжала и на «костяк» фирмы, людей которые двигали все работу. Всегда же найдутся небольшие отступления от правил, к которым можно придраться. В общем, с ней мучались все. Шеф был в курсе, но, поскольку проповедовал демократический стиль руководства, не вмешивался. Наверное, использовал ее в качестве противовеса, своему либерализму. В «курилке» возникали разные версии, объясняющие ее стервозность. От самых приземленных, типа «мужика ей надо», она была не замужем, и никакого парня на горизонте никто не наблюдал, до мистических, это, мол, наказание нам божье, за грехи.

Так бы все и страдали, если бы не случай, в начале лета. Как-то в четверг, я немного задержался. Все уже свалили, и в конторе оставалась только Елена. По пути домой, я спохватился, что забыл флешку. Пришлось возвращаться. Пока туда, сюда, прошло минут тридцать. Лена еще не ушла. (Специально для sexytales.orgсекситейлз.орг) Наш офис находился в отдельном полуподвальном помещении. Охрана отсутствовала. Уходя, последний сотрудник, включал сигнализацию. Стараясь, лишний раз с ней не встречаться, я быстро забрал флешку, и уже собрался уходить. Но услышал странные звуки из кабинета шефа. Дверь была открыта, я заглянул. Наша Елена Александровна, сидела спиной ко мне, на столе директора, перед его пустым креслом и пинала спинку беззащитного кресла, ногой в туфельке. В руке она держала хрустальный стакан из «представительского» набора с небольшим количеством виски. Судя по запаху, вискарь тоже был из бара директора. Она не услышала, как я вошел, поскольку была очень занята.

Время, от времени пиная кресло, она ругалась с воображаемым хозяином. — Как ты достал, старый маразматик. Сидишь тут, щеки надуваешь! На твоем месте могло быть любое чучело, набитое соломой и справилось бы не хуже! Развел тут бардак! Скоро эти козлы вообще работать бросят и на голову тебе сядут. Да если бы не я, по миру уже бы пошел! Ты мне должен ноги мыть и воду пить. Каким-то уродам премию дал, а мне шыш! Козел, — и она плюнула на сиденье. Видно крепко ее задело, что шеф вчера мне и Михаилу, выдал премию, за заключенную сделку. Надо сказать, что у шефа, был один пунктик. Он был болезненно чистоплотен. Не мог терпеть ни бардака, ни пыли. Уборщица делала уборку два раза в день. помимо этого, мы все без исключения, раз в два дня наводили порядок и протирали пыль у себя на рабочих местах.

Посмеивались, конечно, но куда деваться, приходилось соответствовать требованиям. Его причуда сильно не напрягала, так, что никто не роптал. А тут Елена сотворила несколько самых страшных преступлений сразу, с точки зрения шефа, конечно. Помню, при мне он избавился от одного сотрудника за его привычку сплевывать при курении... Что меня толкнуло вытащить телефон и начать снимать это представление, не знаю. Не иначе, как озарение свыше. Большая часть ее речи и смачный плевок получились на славу! Стремясь, поймать лучший ракурс, я случайно задел рукой дверь. Раздался отчетливый «Бум!», и Лена обернулась. Увидев, что я снимаю, ее лицо исказилось в злобной гримасе.

— Широков, а ты, что тут делаешь? Ты же ушел? — она имела дурную привычку называть всех по фамилии, и на ты, независимо от возраста. — Ты что, Широков, шпионишь за мной? Снимаешь? Немедленно удали и проваливай! Она соскочила со стола и направилась ко мне, протягивая руку, чтобы взять телефон. Я разозлился.

— Ошиблись Вы, Елена Александровна, — ровным голосом начал я, — не хрен на меня наезжать! Спалилась ты, Леночка! За такие выступления, вылетишь отсюда, как миленькая. Так что заткнись! Поняла? Она остановилась пораженная. Никто и никогда так с ней не разговаривал! И, похоже, до нее дошло, что Владимир Витальевич, наш шеф, увидев эту запись, выгонит ее, не раздумывая. Один плевок, чего только стоит.

— Ну ладно, ладно, чего ты так сразу... — она улыбнулась мне. Широков, ой, извини, Дмитрий, что ты? Ну, подумаешь, я немного расслабилась, с кем не бывает. Мы, что не сможем договориться? Давай ты сотрешь запись, а я закрою глаза на твои отлучки с работы. А? — она смотрела на меня как ангел, как тот кот из Шрека. Вот стерва! Забудем. Щас, разбежался!

— А вот такой тебе хрен, моя дорогая, не договоримся. Десять человек вздохнут свободно, если тебя не станет. И я в том числе. Так что никак, — я убрал телефон в карман и повернулся, собираясь уходить. — Постой, Широков, что совсем, совсем никак? — заворковала она. Я обернулся. Лена расстегнула две пуговицы на блузке и теребила третью. Посмотрела мне в глаза и облизала губы.

— Что совсем никак? Вы же все на меня заглядываетесь. Все меня хотите. А тебе может и обломится. Так как?

— Ну, ты и зараза! — удивился я. — Кто тебе сказал, что на тебя заглядываются. Ты такая стервь, что никто к тебе и не прикоснется. Даже сейчас, ты пытаешься меня соблазнить, а ото всюду стревозность лезет. Уволь.

— И даже так? — она расстегнула блузку, и провела пальцем по краю лифчика. — Что скажешь Дима?

— Знаешь, Лена, женщин я повидал, так что ты меня на такую дешевку не возьмешь. Что сильно боишься?

— Я? Боюсь! Ты много о себе воображаешь! — она возмущенно запахнула блузку и начала застегиваться. — Давай вали отсюда, — крикнула она. Но голосок ее дрожал.

— Валю, валю, Леночка, — я направился к выходу из кабинета. — Хотя мы, может, и могли бы договориться. Фигурка у тебя ничего.

— Хорошо, какие твои условия? — спросила она мне в спину. — Говори.

Я повернулся к ней, осмотрел ее раздевая взглядом. Она поежилась. — Мы могли бы договориться, если ты будешь со мной ласковой и нежной, — сказал я.

— Конечно, Димочка, конечно. Я все сделаю, как ты захочешь, только пройдем в мой кабинет, — она самодовольно улыбнулась. Видимо решило, что вид ее лифчика заставил меня обо всем забыть.

— Ты меня не поняла. Долго, долго будешь ласковой и нежной, — уточнил я. — Скажем месяца два, или три. Улыбка сползла с ее лица.

— Что? Что ты сказал, Широков. Три месяца! Да ты знаешь кто? Дурочку нашел! И какие критерии моей нежности? Что мешает тебе, потом сказать, что я не справилась? Знаю я вас! — злоба опять исказила ее лицо. Интересный вопрос, какие критерии. Я на миг задумался.

— Критерий простой. Как я кончу с тобой, скажем, сто раз, значит, ты справилась. — Да пошел ты, сам знаешь куда! — от возмущения ее трясло.

— Сто раз, чего захотел, обойдешься. — Ну, как знаешь, — сказал я равнодушно. — Пока.

Всю дорогу домой меня не покидало приподнятое настроение. Скажу честно, было приятно видеть, как она пыталась что-то просить. Придумал, как распорядиться этим видео. Вдруг шеф ценит ее больше, чем я думаю. Чтобы не оставить ему выбора, надо сбросить его всем на корпоративные адреса. Я даже домой не успел доехать, когда раздался звонок. Елена свет Александровна.

— Дима, ты еще ничего не сделать с записью? — ее голос был напряжен. — Подожди, — после паузы, — пожалуйста. Давай поговорим. В принципе я согласна. И, — опять пауза. — Извини.

— Ага, согласен. Давай, попробуем поговорить, — я немного издевался над ней. — Подъезжай к восьми, ко мне.
...

 Читать дальше →
Показать комментарии (60)

Последние рассказы автора

наверх