Вопреки судьбе. Часть 1

  1. Вопреки судьбе. Часть 1
  2. Вопреки судьбе. Часть 2
  3. Вопреки судьбе. Часть 3

Страница: 13 из 29

в стороны, тщательно выбрила волосы на моем лобке, попутно сообщая, к кому именно мне нужно будет идти, когда они снова отрастут.

Хозяин любил гладко выбритых рабынь. Вообще то, насколько я знала, рабам запрещалось брать в руки ножи и другие острые предметы, но в этой усадьбе некоторые правила не соблюдали, позволяя отдельным рабыням самим заботиться о своей привлекательности.

После чего Виолетта отвела меня к Дине — рабыне лет тридцати пяти — и та передала мне список моей работы на сегодня. Ничего обременительного — поливка цветов и протереть несколько комнат от пыли. Как я узнала в конце дня, Хозяин прислал главной домработнице весточку о том, что я — ублажительница и приказал не давать мне особо тяжелых поручений.

Весьма приятным сюрпризом для меня оказалась весть, что в этой усадьбе рабыням можно было разговаривать друг с другом! На вилле Лиска большинству рабынь запрещалось даже смотреть на своего Хозяина, а уж открывать рот они могли лишь для одной конкретной цели. Правда, разговоры разрешалось вести лишь вполголоса, а в присутствии Хозяев следовало тут же умолкнуть, но мне, привыкшей к полному молчанию, даже это казалось настоящим праздником!

Местные рабыни пришли в легкий ужас, когда услышали, в каких варварских условиях я жила раньше. И наперебой стали рассказывать о том, насколько лучше тут. Так что за пару часов нетрудной работы я составила довольно неплохое впечатление о том, в каких условиях я оказалась.

Второй приятной новостью оказалось то, что стражникам, хоть они и были свободными людьми, запрещалось трахать рабынь. Однако, никто не запрещал им флиртовать с красивыми девочками и некоторые рабыни сами, вполне добровольно раздвигали перед ними ноги. Хозяева этого не возбраняли, хотя для подобного поведения времени рабыням, конечно же, не выделяли.

Единственное что — если рабыня заболевала после секса со стражником или, того хуже, беременела, то тому здорово срезали оклад, а то и вовсе лишали жалования в размере стоимости рабыни. Так что далеко не все стражники решались привлекать внимание господских рабынь, опасаясь подобных последствий. Впрочем, насколько я поняла из разговоров, платили страже более чем достаточно, чтобы они могли найди усладу для своего члена где-нибудь в другом месте.

Выделила я и тех, с кем действительно стоит считаться.

Катрегги, хозяин этой усадьбы. Его слово было законом. Но человек он был довольно добросердечный, никогда не избивал своих рабов без причины. Да и постель с собой делить приказывал довольно редко, хотя, как признались рабыни, предпочитал сам «пробовать» всех новеньких. Но предпочитал все равно Виолетту.

Она была личной рабыней Хозяина. Я сама последний год провела на ее месте и более-менее понимала, какие привилегии это дает. Девчонка могла без особых трудностей стащить время от времени графин с вином.

Едва я познакомилась с Диной — распорядительницей работ, как тут же поняла, что с этой женщиной лучше не ссориться. Несмотря на рабский ошейник на горле, всем бытом в доме заведовала именно она. И я весьма правильно угадала, что рабыням, которые умудрились с ней повздорить, доставалась наиболее неприятная работа.

Из остального семейства особым вниманием рабынь пользовался только Александр.

Я довольно быстро поняла, что он действительно тот самый воин, которого я видела на играх. Бесстрашный, сильный и уверенный в себе. Но среди рабынь о нем было весьма двоякое мнение.

Половина взахлеб, с горящими глазами, нахваливали его. Судя по всему, он довольно сносно обращался с рабынями и, если уж какой-то из них посчастливилось провести с ним ночь, то рабыни помнили о его ласках еще несколько недель.

Вторая же половина в один голос советовали мне держаться от него подальше. По их словам было непонятно, бояться они его или просто опасаются. Рабыни говорили о том, что он «непредсказуемый». Легко мог дать воды или же отослать прочь, даже не дав сказать ни слова. Виолетта, к примеру, как раз по его милости ходила по усадьбе «накрашенная», как рабыни, слегка посмеиваясь, ее сейчас называли.

А в остальном мне посоветовали проявлять осторожность рядом с Владимиром. Паренек был как раз в том возрасте, когда ощущения своего члена мешают думать. Судя по всему, в последнее время он начал проявлять намного большее внимание рабыням, чем раньше.

Я, если честно, действительно заметила, как он наблюдал за мной в течении дня, но молодой Хозяин так и не подошел ко мне. Что, впрочем, было и к лучшему. Александр приказал мне помочь принять ему ванну на закате, а по моему опыту с Лиском, это обычно заканчивалось тем, что приходилось весьма усердно прогибаться, изображая дикое удовольствие.

Едва только солнце коснулось горизонта, как я бросила свои дела и побежала через парк, раскинувшийся за домом. Александр, к моему удивлению, жил на другом конце усадьбы, рядом с казармой для стражи. Благо что дорогу я разведала еще днем, тщательно запоминая повороты. Ночью в этом саду легко можно было заблудиться.

Нужное строение я узнала мгновенно. Около казармы горел небольшой костерок, рядом сидело полдюжины стражников, распевая какую-то песню на не слишком понятном языке. Кто-то из них свистнул мне в след и я уже замедлила шаг, ожидая, что мне сейчас прикажут подойти, но этого не произошло. Я пугливо обернулась через плечо.

Стражники смотрели мне вслед, о чем то перешептываясь, бросая на меня недвусмысленные взгляды. Но и только. Я сорвалась на бег и пересекла довольно большую утоптанную площадку, влетев в небольшое двухэтажное здание.

Обстановка тут была намного проще. Глаза уцепились за привычные темно-коричневые стены. Впервые за этот безумный день я почувствовала себя почти как дома. На лестнице, ведущей на второй этаж, сидел молодой паренек в рабском ошейнике, держа в руках длинный меч.

— Эмм... — протянула я, привлекая его внимание.

— А? — поднял голову он, испуганно вглядываясь в мой силуэт.

— Я ищу покои Хозяина Александра, — уже гораздо более уверено сказала я.

— Аа, — парень взял лежащую рядом тряпочку и стал проводить ею по мечу. — Это тут, сверху. Как поднимешься — прямо и налево. Ты, поди ж, та новенькая, что сегодня купили?

— Да, — кивнула я.

Паренек вызывал у меня некоторую симпатию. Ему было хорошо если столько же, сколько мне. Вот только он был очень щупленький — никакой мышцы, одна кожа да кости.

— Я Тимур, — сказал он. — Живу тут, рядом с арсеналом.

— Да, я тебя видела, — кивнула я. — Ты принес оружие в комнату, когда меня покупали.

— Приказ сира Александра, — вздохнул парень. — Я полчаса простоял под дверью, прежде чем меня позвали, — пожаловался Тимур.

— Бедненький, — я слегка улыбнулась, не сразу поняв, что парень вряд ли видит мое лицо — солнце уже садилось и внутри помещения уже было весьма темно. Кстати о солнце... — Спасибо за помощь, Тимур. Но мне действительно пора бежать.

— Да, конечно, — кивнул парень и лишь когда я пробежала мимо него, кинул мне вдогонку. — Эй, а как тебя зовут то?

— Роксана! — на ходу крикнула я.

Чуть прямо и налево. Здоровая деревянная дверь. Я глубоко вздохнула и только потом осторожно постучала.

Тишина. Лишь откуда-то снаружи доносились веселые голоса стражников. Что делать? Уйти? Но Хозяин Александр весьма четко приказал помочь ему принять ванну. Проявить настойчивость? А вдруг мне влетит? Быть может Хозяин там не один и если я не вовремя войду... если честно, я боялась даже представить себе, какое наказание может придумать для меня Кровавый лорд.

Внутри что-то неуловимо кольнуло. Перед глазами мелькнула пошлая картинка. Я никогда раньше не была в постели с воинами. Лиск не позволял никому ко мне прикасаться, а до него я даже по стандартам рабыни была еще слишком юна, чтобы страже позволяли пользоваться моим телом.

И, нужно признать, внутри меня что-то тянулось к Александру. Вся эта стать и истинно мужская сила, уверенность и непререкаемость....  Читать дальше →

Показать комментарии (25)

Последние рассказы автора

наверх