Вопреки судьбе. Часть 1

  1. Вопреки судьбе. Часть 1
  2. Вопреки судьбе. Часть 2
  3. Вопреки судьбе. Часть 3

Страница: 17 из 29

изображающими соитие.

Я скинула тунику, положив ее около стены, рядом с выходом. И замерла там, где указала Виолетта. Сама рабыня, кстати, отошла в сторону, к столику, на котором стояли свечи, и опустилась на колени, слегка расставив ноги в стороны.

Я ждала, прикидывая в уме, а не стоит ли скопировать позу Виолетты. Рабыня всем своим видом выражала готовность подчиниться первому же требованию Хозяина. Но до того, как я успела принять решение, в комнату, приоткрыв занавеску, проскользнула женщина.

И замерла, уставившись на меня. Лишь спустя несколько секунд скользнула взглядом по остальной комнате, моментально заметив Виолетту.

— Рабыня, что здесь происходит? — довольно грубо спросила она.

— Хозяин Катрегги приказал привести новую рабыню в его покои, Хозяйка, — тут же ответила Виолетта, все так же смотря в пол.

— Новую рабыню, значит? — лицо женщины скривилось в легкой усмешке.

Она подошла ко мне и прошла кругом, кончиками пальцев скользя по талии. После чего встала передо мной и какое-то время рассматривала мое тело, весьма мало внимания уделяя лицу.

Я уже поняла, что передо мной Хозяйка Марина, жена Катрегги. Несмотря на то, что мы встречались пару ночей назад, я почти не запомнила ее внешности. Я тогда намного больше внимания уделяла окружению, стенам и статуям, чем людям. И сейчас старалась компенсировать этот недостаток, краем глаза рассматривая стоящую передо мной женщину.

Ей было за тридцать. Черные волосы, не доходящие даже до плеч, выцвели на солнце и местами поседели, однако морщин на лице почти не было. Женщине удалось сохранить красоту молодости, несмотря на приличный возраст. Точеный носик, карие глаза, тонкие губы и слегка полноватое лицо.

Полупрозрачная шаль, перекинутая через плечи, ничуть не скрывала ее фигуры.

Конечно, юношеская стать уже покинула ее тело, однако, приобретенная годами грация никуда не делась. Марина держалась с достоинством, как принцесса, гордо распрямив откинутые назад плечи и привычно отставив ножку чуть в сторону, уперев руку в бок.

Она выглядела весьма соблазнительно. Кожа приятного светло-коричневого оттенка. Не такого темного, как у рабынь, работающих на солнце, но и не такого светлого, как у тех, которые безвылазно сидели в помещении. К тому же, ее загар был ровный. Без единого светлого пятна от одежды. Совсем как у рабынь-ублажительниц, которым Хозяева специально приказывали загорать голыми, чтобы кожа приобрела ровный оттенок.

У Марины был плоский живот и аккуратные ножки, еще не тронутые возрастом, между которых темнело небольшое пятнышко черных волосиков. Единственное, что несколько портило ее фигуру — это уж слишком большая грудь, которая, не имея поддержки, свисала вниз двумя небольшими дынями, в центре которых были два больших ореола темных сосков.

— Дорогая? — раздался голос от порога.

Под внимательным и оценивающим взглядом Марины я даже и не заметила, как занавеска приподнялась и в комнату вошел Катрегги.

— Муж мой, — Хозяйка тут же обернулась к нему. — Меня не было всего лишь день! И, возвращаясь, я вижу не моего мужчину, ждущего моего возвращения, а новую рабыню! Что происходит в этом доме?

— О... Э... — Катрегги ощутимо замялся. Признаюсь честно, я с трудом скрывала улыбку. — Видишь ли, сегодня приходил купец...

— Мастер Лиск, я помню, — в голосе у Марины ощутимо сквозили непререкаемые, железные нотки. — Ты записал его предложение? Покажи.

— Эмм... Нет, этого не понадобилось, — было довольно забавно наблюдать, как здоровый, весьма уважаемый мужчина слегка трясется от легкого озноба под взглядом женщины. — Лиск хотел продать нам убыточную винодельню.

— О, — Марина прошлась туда-сюда по комнате, глаза у нее бегали по стенам, я прямо таки видела, как в ее голове крутились мысли. — Винодельни редко бывают убыточными. Скорее всего, проблемы с поставками винограда или просто неурожайный год. Сколько он за нее просит?

— Эм, дорогая, я уже выдал ему деньги, — Катрегги так и стоял на пороге, смущенно сцепив руки перед собой.

— Ты что сделал!? — Марина, казалось, пришла в ужас. — Муж, ты со своими сделками разоришь семью!

— Да все в порядке! — наконец то вспылил Катрегги, сбросив с себя нерешительность.

Хозяйка плюхнулась на кровать, закрыв лицо руками.

— Сколько? — послышался ее сдавленный голос.

— Двадцать тысяч! — победно улыбнулся Катрегги, глядя на ошарашенный взгляд своей жены. — Александр бывает весьма убедителен!

Хозяин начал в красках пересказывать события этого утра, совершенно забыв про меня. Я так и торчала голым столбом посреди комнаты, время от времени поглядывая на Виолетту, но та по прежнему стояла на коленях, не поднимая взгляда.

— Значит она — часть сделки? — Хозяйка изрядно успокоилась, пока слушала рассказ Катрегги.

— Ага, — кивнул мужчина.

— Тогда ладно, — Марина глубоко поцеловала своего мужа. — Но все равно, сколько же всего еще нужно сделать! Нужно проинспектировать винодельню, просмотреть список возможных поставщиков и неплохо было бы нанять управляющего!

— Успокойся, дорогая! — улыбнулся Катрегги. — Александр уже набросал все это. Он даже предложил послать пару наших проверенных стражников на винодельню, чтобы присматривать за управляющим.

— Похоже, у вас был насыщенный денек, — улыбнулась Марина. — О Боги... Дорогой, порою я жалею, что Александр — бастард! Его меч уже принес нашей семье намного больше, чем возможное замужество Анастасии!

— Он слишком перегибает палку временами, — вздохнул Катрегги. — К тому же, знать его не примет и ты прекрасно это знаешь.

Марина кивнула. А Хозяин, видя что она ушла в свои мысли, потихоньку подошел ко мне, начав поглаживать меня ладонями тут и там. Уж не знаю, сколько это продолжалось. Катрегги обошел вокруг меня раз двадцать, то на мгновение впиваясь в губы коротким, но страстным поцелуем, то чуть покрепче сжимая ягодицу, то задерживая руки на груди на лишнюю пару секунд.

Должна признать, подобная игривая ласка меня неплохо заводила. Лиск никогда так не делал. Он мог поставить меня на колени на час, заставляя сосать его достоинство, или заставить другую рабыню вылизывать меня, пока он сам, чаще всего, трахал ее дырочки, но подобная ласка никогда не посещала его голову.

— Эй! — вдруг окликнула Марина.

Катрегги легонько замер, глядя на нее.

— Если хочешь трахнуть новую рабыню — валяй. Однако сперва ей придется ублажить меня, — в голосе Хозяйки были нотки холодного металла, вызвавшего на моей коже мурашки. — Это ведь то, что она умеет!

Я смутно понимала, что здесь происходит гораздо больше, чем я вижу. Хозяйка направляла свое недовольство на мужа, а не на меня. Неужели ревность? Я, если честно, весьма удивилась. Я думала, что это эмоция обычных простолюдинов, а не аристократов! В домах знатных семей всегда были красивые рабыни. Это символ их достатка. И господа с малых лет привыкали к тому, что рядом всегда есть смазливые рабыни, готовые выполнить все их прихоти.

— Ты слышала ее, рабыня, — Катрегги повернул меня лицом ко своей жене, лежащей на кровати, и легонько шлепнул по заду.

Я поняла, что оказалась вовлечена в их игру. Какие у них отношения друг с другом? Я не знала. Рабыни, с которыми я сегодня разговаривала, вообще почти ничего не говорили о Хозяйке дома. Кому мне стоило уделять большее внимание? И чьим приказом в случае чего можно будет пренебречь? Я поняла, что оказалась в весьма непростой ситуации.

Однако, я слышала приказ своими ушами.

Хозяйка лежала на боку, вытянув ноги и подперев голову рукой. Я понимала, что должна попасть в цель с первой попытки. Но откуда же зайти, если Хозяйка всем своим видом выражала неприступность? Я лихорадочно вспоминала уроки любви.

С Лиском не было никакой необходимости в умении ублажать женщин. Он почти сразу же сделал меня личной рабыней и не желал с кем-либо делить мое тело. Однако, на свою потеху,...  Читать дальше →

Показать комментарии (25)

Последние рассказы автора

наверх