Вопреки судьбе. Часть 2

  1. Вопреки судьбе. Часть 1
  2. Вопреки судьбе. Часть 2
  3. Вопреки судьбе. Часть 3

Страница: 11 из 22

мне брать его член в рот, сама все больше и больше возбуждаясь от того, что я делаю.

Однако, в какой-то момент, парень резко встал и за считанные секунды подтянул меня к краю кровати, заставив перевернуться и свесить голову вниз. И, не теряя ни мгновения, тут же вошел в мой ротик, нависнув надо мной.

Я видела лишь его мошонку, которая с каждым следующим входом приближалась все ближе. Александр размашисто трахал мой ротик, медленно, но верно, вгоняя свой член все глубже и глубже. Я закрыла глаза и теперь просто чувствовала, как его яйца легонько ударяют по моим глазам.

И это сильно меня заводило! Я чувствовала, как донельзя мокрый член, весь в моих соках и слюне, легко скользит в моем ротике, без каких-либо усилий проскальзывая в горло. Я чувствовала, что ублажаю своего партнера своим бездействием и это возбуждало. Я желала этого! Все последние дни я мечтала о том, как бастард будет брать меня и реальность далеко превзошла все ожидания!

Эта сила! Этот напор! Эта уверенность! Эта слегка наплевательская манера, когда он обращался со мной почти так же, как с обычной рабыней! Все это манило меня, заставляя забыть обо всем на свете и просто желать оказаться в его постели! И теперь я получала именно то, чего так жаждала!

Я чувствовала, как мое лицо полностью покрылось мокрой пленкой, но меня это нисколько не волновало. Я так сильно жаждала ублажить своего избранника, что уже не думала ни о чем, кроме того, какого же его семя окажется на вкус.

Александр вышел из меня так же резко, как и вошел. Я запоздало открыла глаза, чувствуя, как их тут же заволокло слезами и слюной, и увидела, что бастард излил свое семя не в мой ротик, а в рот своей рабыни!

От возмущения и обиды хотелось завыть! Особенно когда девчонка одним глотком очистила свой ротик, слегка приоткрыв его и с улыбкой глянув на Александра, прежде чем снова нежной лаской присосаться к его члену.

Я вдруг с особой четкостью поняла, что банальным образом проворонила нужный момент! Пустила все на самотек, позволила Александру вести, даже не предупредив его о том, что я хочу испить его семени! И он поступил по своему. И винить его было нельзя — он просто сделал то, что хотел, не более.

Я ладонью вытерла лицо, мысленно прикидывая, стоит ли еще понаглеть или же лучше просто уйти. В одном я была точно уверена — если Вермирра даст мне еще шанс, я своего не упущу!

***

— Да как он посмел!? — я мельком глянул на стражника, с трудом сдерживая эмоции.

Стражник как-то съежился и встал по стойке смирно, не решаясь смотреть на меня.

Сказать, что я был недоволен — это еще очень и очень мягко. Я был в ярости! Признаюсь честно, столь сильных эмоций я уже давным-давно не испытывал. Наставник в свое время накрепко вдолбил в меня одно правило — воин, который позволяет эмоциям брать над собой верх — уже почти что мертв. Но, во имя Мораг-Бата, сейчас мне было чихать на все!

Через несколько часов я должен буду выйти на Арену, но мысли у меня совершенно не там! Вчера я таки вытянул из Лины, почему она такая тихая в последнее время. Девчонка не желала мне этого говорить, но все же удалось выбить из нее правду. И, если честно, то лишь она спасла Владимира от мгновенной расправы, которую я чуть было ему не устроил.

Я был в ярости. Три недели он трахал мою личную рабыню и никто даже не удосужился сообщить мне об этом!

После того, как я заявил о своем месте в этом доме, стражники стали сперва робко, а затем все чаще и чаще докладывать мне обо всем, что происходит. Ночные стоны из родительской спальни, застуканные за лесбийской любовью рабыни в дальнем конце парка, или подозрительный человек у ворот — все эти вещи чуть раньше или позже оказывались у меня.

Я знал о том, что через неделю после возвращения с юга, мой братец начал весьма активно трахать рабынь. Иногда приглашал их к себе, иногда — просто приказывал. В любом случае, стоны в его покоях стали совершенно стандартным явлением, сделав пост около покоев Влада самым трудным для стражи. Мало кто из них мог слушать всю эту «музыку» в течении получаса и оставаться совершенно безучастным к проходящим мимо рабыням.

И, если честно, я долгое время задавался вопросом, какие именно рабыни ходят к Владу. Некоторых замечали стражники, но одна продолжала ускользать, умудряясь снова и снова проскользнуть мимо стражи. Если честно, то если бы не мое любопытство, то я бы так и остался в неведении.

Выбор был довольно простой — либо допросить Ребекку, которую частенько замечали входящей в покои Влада вместе с Настей, либо попытаться что-нибудь разузнать через Лину. И сколь же сильным было мое удивление, когда моя рабыня начала юлить! Полчаса расспросов и наконец то Лина сдалась, со слезами на глазах рассказывая о том, как Владимир впервые заманил ее в свои покои, как пригрозил, и как она слепо поверила, что моя преданность всегда будет на стороне моего недотепы-братца.

Если честно, то она поступила правильно, не дав мне мгновенно ворваться в покои Владимира. Ночь раздумий многое расставила на свои места, позволив мне составить хоть какой-то план действий. Но вот мою ярость это время лишь разожгло еще сильнее!

Я вихрем пролетел сквозь усадьбу, ворвавшись в обеденный зал.

— Сын? — Катрегги подорвался с места, едва увидев мое лицо.

— Иди сюда, Владимир! — резко бросил я, хватая братца за шиворот и силой вытаскивая из-за стола.

— Что ты делаешь!? — вскричал отец, но я его попросту проигнорировал.

— Дай свой меч! — бросил я стражнику.

Клинок оказался у меня в руках быстрее, чем мое семейство успело встать. Я тащил Влада за собой в парк, пропуская мимо ушей его вопросы и причитания. По его испуганному лицу я сразу же понял, какой сильный страх он сейчас испытывает.

— Никого не выпускать во двор! — бросил я страже, стоящей у выхода. — Особенно мое семейство!

— Слушаюсь, сир! — хором рявкнули два накачанных мужика.

Я буквально вбросил Владимира на песок тренировочной площадки, расположенной за домом. Той самой, на которую полтора месяца назад мы загнали оставшихся воров. С одной стороны — дом, с другой — высокий кустарник, из которого был сделан небольшой лабиринт. Любимое место наших рабынь, ищущих возможности побыть наедине со своими мыслями или кавалерами.

— Что ты делаешь? — в очередной раз вскричал Влад, вставая на ноги и пытаясь отряхнуть мантию.

Я бросил ему меч, который забрал у стражника и вытащил из ножен свой.

— Подними, — холодно сказал я, мысленно прикидывая, насколько далеко я могу зайти.

Сомневаюсь, что отец оценит, если я сильно раню Влада. Но после того, что он сделал — я был готов подтвердить кличку, данную мне когда-то на Арене.

— Не стану я поднимать меч! — в глазах Влада читался страх.

И, член Мораг-Бата ему в зад, я вполне мог его понять! Я сдернул с пояса кинжал и метнул. Нож прошел сквозь полу мантии Владимира, пригвоздив ее к земле.

— Следующий кинжал оцарапает тебя, — тихо сказал я. — А третий вонзится в твою ногу. Отец будет недоволен, но я уже высказывал ему свою позицию в этом доме. А теперь — подними меч.

В глазах моего брата отразился лютый ужас, как только он понял, что именно его ждет. Ото входа в усадьбу разнеслись громкие голоса — Марина требовала пропустить ее. Пока я прислушивался, у Владимира было немного времени подумать и, надо отдать ему должное, он нашел в себе немного смелости взять меч в руки.

Я атаковал едва ли вполовину так быстро, как хотел бы. Владимиру, впрочем, оказалось достаточно. Паренек кое-как защитился от удара, упав на землю.

— Вставай! — резко бросил я, стоя к нему спиной.

Я слышал все до последней капли. Слышал причитания Марины, слышал ответы стражников, слышал где-то за кустами перешептывания рабынь, подглядывавших сквозь листву за нами. И слышал как шуршит мантия Владимира, когда он наконец то поднялся.

Моя атака была столь же медленной, как и предыдущая....  Читать дальше →

Показать комментарии (45)

Последние рассказы автора

наверх