Жаркая ночь в поезде

Страница: 4 из 5

все размашистее, моя рука уже лежала поверх мужской руки, теребящей клитор и уголок половых губок. Я в свою очередь, двигаясь в унисон с мужчиной, сама насаживаясь на его член, когда он двигался в меня, тоже ласкала сколький ствол пальчиками и мимоходом думала о том, что невозможно же так желать мужчину и мечтать снова о бурных резких движениях всего после десятка минут после предыдущего оргазма. Но мое тело, живущее своей жизнью, подмахивающее мужчине, ясно показывало мне, как я заблуждаюсь.

Удары мужчины становились все мощнее и резче. Я уже просто держалась за стенку руками, чтобы не упасть — мои колени иногда отрывались от койки, и в такие моменты я просто повисала на члене, загнанном в меня по самые яйца. Асхат рычал не переставая, а я только благодарно двигала попкой ему навстречу.

И вдруг он вышел из меня, и моя щелка ощутила себя брошенной и осиротевшей на мгновение, пока взрыкнувший Асхат не выпустил горячую обжигающую струю. Я почувствовала, как меня буквально заливает — попку, спину до самых лопаток, мокрую измочаленную дырочку. Я обернулась и удивленно ойкнула: одна из больших капель шлепнулась мне на щечку...

Тяжело дышащий Асхат наклонился и поцеловал меня в губы. Я с наслаждением ответила на легкий поцелуй, умирая от щемящей нежности к своему первому мужчине.

Потом Асхат поменял белье с красными пятнами — отличным доказательством на любой средневековой свадьбе, вытер мою спину и попку, и теперь сидел, накрыв бедра полотенцем, а я устроилась с ножками на свежем белье в его форменной железнодорожной рубашке... Потом мы снова пили чай, прикалываясь, шутя и смеясь над любыми несмешными в другой ситуации шутками и глупостями. Мы любовались друг другом, ощущая единение и убежденность, что ночь еще кончилась. Искорки в его глазах опасно разгорались, заставляя мое сердечко сладко замирать. Мы еще дурачились, когда между нами стала возникать новая напряженность, ничего общего не имеющая с неловкостью. Нас тянуло к друг другу, и мы поняли, что этот момент как раз очень подходит для того, чтобы снова ощутить такое в объятиях такое привлекательное тело партнера. Наши губы тотчас слились, а язык Асхата подверг нешуточной страстной атаке мой ротик, я только несколько несмело отвечала своим язычком, начиная находить вкус в таких поцелуях. Мужские руки были везде — то они трогали мои ягодицы, задирая полы рубашки, то ласкали грудь через ткань, пока Асхат не отстранился:

— Подожди! Нам надо подмыться, — он чуть смущенно улыбнулся, — твоя девственность оставила неизгладимые пока следы... Надевай босоножки, прокрадемся до туалета...

Асхат взял чайник, который только что кипел, и подошел к двери:

— Что, прямо так? — удивилась я, машинально проведя рукой вдоль тела, по-прежнему облаченного лишь в форменную рубашку, натянутую на грудях набухшими во время краткого поцелуя сосками.

Асхат развел руками, чуть опустил голову, с веселой усмешкой показывая, что на нем самом только одно полотенце, и открыл дверь:

— Я тебя позову, если никого нет, — последние слова он произнес уже из коридора.

Его приглушенный голос раздался через секунду:

— Вика-а...

Я с колотящимся сердечком осторожно выглянула за дверь. Было боязно очутиться вне надежных стен проводницкого купе в таком виде. Хотя, что нам, опытным бабам, которым пару часов назад посередине вагона залезали под маечку и расстегивали шортики, терять? С гибельным восторгом я скользнула к туалету и, залетев внутрь, быстренько захлопнула дверь. И наткнулась на насмешливый взгляд Асхата, обежавший мою фигурку.

Я застыла, как кролик перед удавом, потому что мне нужно было принимать гигиенические процедуры перед мужчиной. Только что мой ротик был наполнен его твердой плотью, потом я извивалась под ним с раздвинутыми ножками, но подмываться при нем?..

Асхат понял все правильно. Он привлек меня к себе и, покрывая легкими прикосновениями губ мое лицо, развернул и потеснил так, что вскоре я оказалась стоящей с раздвинутыми коленями над унитазом. Когда его рот владел моим, я сопротивляться не могла, и, не смотря на антураж и некоторую неловкость, я повиновалась его движениям.

А Асхат, почти не прерывая поцелуев, провернул пару раз в широкой ладони мыло, а затем принялся мыть меня между ног. Я сначала вздрогнула от неожиданности прикосновения, а потом покорно отдалась мужским пальцам. Сильная мужская рука скорее ласкала мою щелку, чем мыла, уверенно меня возбуждая. Непритязательность декораций, в которых это происходило, скоро перестала для меня существовать, осталось только наслаждение от умелых действий Асхата.

Когда полчайника омыли мою промежность одновременно с проникновением пальцев все глубже, я отстранила мужчину, смущенно улыбнулась и, чуть задыхаясь от собственной смелости, пролепетала:

— Теперь я!

Я поставила Асхата рядом с унитазом, сняла с мужских бедер полотенце и принялась намыливать его член, уже начавший приподнимать голову. Под моими пальчиками, которыми я с небольшим смущением орудовала с плотью, эрекция восстановилась полностью. Но я не останавливалась, тонкой струйкой поливая вновь разбухшую головку, пока не добилась тихих постанываний. Они меня приободрили настолько, что я, теряя голову от страсти и желания угодить мужчине наклонилась и с отчаянным восторгом вобрала член в рот. Я начала посасывать его, наслаждаясь восстановившейся абсолютной твердостью и млея от того, что Асхат взрыкивал и изредка поддавал бедрами, чтобы поглубже задвинуть член мне в ротик. Конечно потом я немного попереживала, что делала минет над хоть и чистым, но все же унитазом, но тогда я забыла обо всем, желая только одного — угодить мужчине. Я очень старалась, шаг за шагом вспоминая то, как он меня направлял в купе, сама получая наслаждение от процесса. Асхат меня немного смущал, когда, поддернув низ рубашки повыше, принялся ласкать мою попку и в заключение скользнул пальцами в щелку. Но все его действия были как всегда умелыми и приятными настолько, что я, чувствуя нешуточное возбуждение стала заглатывать член почти целиком.

Наконец Асхат отстранил меня и, поцеловав в губы, сказал:

— Давай вернемся в купе...

Я была совсем не против, ощущая как снова пылают щечки и припухают губки, но теперь замер Асхат, недоуменно глядя на вызывающе торчащий кол. Я смущенно прыснула в кулачок — да, действительно теперь эту красоту под полотенцем не спрячешь! Тем не менее, Асхат решил спрятать свой член, но каким образом! Он приподнял меня на руках, взявшись под бедра, раскрыл до предела и насадил меня на свой член, я только успела что есть силы вцепиться в его шею. Недоумение, хватившее меня было понятным — только что мужчина хотел заняться со мной любовью в купе, и вот я уже сижу на его члене, тихонько постанывая от непередаваемого ощущения наполненности внутри, по которому я уже успела соскучиться.

— Вот теперь мою эрекцию никто не заметит!... — хитро улыбнулся Асхат, подмигивая мне... и повернул защелку!

— Что ты собираешься делать, сумасшедший? — простонала я, когда поняла, что меня собираются вынести в коридор в таком виде. Но сопротивляться не посмела, так как невыносимо толстый и жесткий член распирал мою щелку, я была готова отдаваться этому восхитительному мужчине хоть на перроне. Единственное, что я сделала, чувствуя, как туго двигается во мне мужское орудие при каждом шаге, это закрыла ладошкой глаза, чтобы, если кто-то встретится в коридоре, не поймать случайно его взгляд.

Лишь когда я почувствовала, как мужчина ложиться, а мое тело оказывается насаженным на член в сидячем положении, я убрала руку от лица и легонько стукнула кулачком по широкой груди:

— Дурак!

Получилось это у меня совсем нежно, а Асхат озорно улыбнулся и, двинув бедрами, чуть приподнял меня на члене.

С моих губ сорвался непроизвольный стон, когда член пронзил меня еще глубже, хотя это и казалось уже невозможным.

Догадываясь, что от меня требуется, я приподнялась на ...  Читать дальше →

Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21427
2
26 мая 2015
4
 
наверх