Четверка!

Страница: 1 из 2

— 1 —
Это было в начале восьмидесятых. Мне тогда было чуть больше двадцати. После школы я отучилась на курсах медицинских сестер, и пошла работать в городскую поликлинику. Как это было тогда положено, встала на учет в комсомольской ячейке. Через год стала кандидатом в члены КПСС. Меня бы может и не приняли, но тогда была квота: на одного человека с высшим образованием в партии должно было приходиться не мене трех «работяг». А тут надо было срочно принять в партию, заместителя главного врача. Ведь посудите сами, на такой высокой и гуманной должности не может быть беспартийный человек! Люди не поймут, а где же руководящая роль партии?

На работе, я была на хорошем счету, не прогуливала, в скандалах не была замешана, не выпивала на рабочем месте, и еще много «не»! Отработав год, меня послали на курсы повышения квалификации. И я стала старшей медицинской сестрой. К тому же я вышла замуж. В общем, жизнь наладилась. Потом я стала полноправной коммунисткой вот тогда это и произошло...

Меня в рабочее время вызвали к парторгу. Кто не знает, то парторг, в те времена, был вторым лицом после руководителя. Я стала вспоминать все свои прегрешения, но не находила ничего, чем бы могла вызвать интерес начальства. Придя по вызову и дождавшись, когда он освободиться, я, с рожью в коленках вошла в кабинет. А он, оторвавшись от бумаг, посмотрел на меня строго и по-отечески. И выдержав паузу, спросил: «Как Вам у нас работается, Юлия Николаевна?». «Хорошо», с дрожью в голосе сказала я. Не сказать, что вопрос меня смутил, но испугал точно. (Эротические расссказы) В те времена, такой вопрос задавали в двух случаях: когда собирались увольнять, или выдвигать на повышение. По образованию, двигать выше меня было некуда...

В голове крутились страшные мысли, сейчас уволят, за что я даже не думала. А если увольняет парторг, то это клеймо на всю оставшуюся жизнь! И я, изгой, конченый человек, выше уборщицы, где-нибудь в глухой деревне, меня на работу не возьмут! Но он, вдруг мило улыбнулся и сообщил: «Есть мнение, послать Вас на работу в четверку. Оттуда пришла разнарядка. Но там нужны партийные, молодые кадры! А Вы, перспективный специалист, член КПСС, правда с не большим стажем, но, Вы и сами молоды!». Он продолжил: «Сейчас Вы пройдете в кабинет главного врача, и с вами побеседует один товарищ, из компетентных органов. После беседы, зайдете обратно ко мне. Ну. Ни пуха ни пера. Идите!».

Еще не понимая, на сколько радикально может измениться моя жизнь, я пошла на собеседование. Товарищ, из компетентных органов, оказался молодым мужчиной. После подписания множества бумаг, о неразглашении и заполнения такого же множества анкет и тестов, он пояснил, что меня, после соответствующего дополнительного обучения, хотят перевести в «'Четвертое главное управление Министерство Здравоохранения СССР'». На подобную должность. Объяснил, что такое четверка или кремлевка (жаргонные названия КГБ-ников). Также сказал, что предварительные проверки я прошла, и теперь необходимо только рекомендация партийной ячейки. После беседы, я вылетела из кабинета, как пробка из шампанского. Не зная плакать мне или смеяться, и пошла в кабинет парторга.

Он выслушал мой рассказ о собеседовании и улыбнувшись, добавил: «Вот видите! Я в Ваши годы, о подобном и не мечтал! Можете далеко пойти, если мы, Вас рекомендуем, на эту должность!». Самое смешное, меня никто и не спрашивал: «А хочу ли я этого!». А он продолжил: «Конечно, надо Вас рекомендовать, но есть еще один кандидат. И нам (то бишь ему) надо выбрать достойнейшего!». А потом после паузы продолжил: «Наверное, нам стоило бы с Вами пообщаться в не формальной обстановке, без чинов и званий. Например, сегодня за ужином?"». В контексте, если перевести на русский язык, мне предложили «отработку» за рекомендацию, в положение лежа снизу, или сверху, ну как он решит! Я, конечно, слышала байки, что он бабник и все такое, но кто он, а кто я? Поэтому ни разу не думала о таком повороте событий. Видя мою нерешительность, он жестко сказал: «Конечно, если Вы не цените доверие партии, наши выводы, то Вы можете отказаться от новой работы, но тогда... «. Он замолчал, с превосходством удава над кроликом, посмотрев на меня. «Вот и все. Мы вернулись к моим рассуждениям в начале первого разговора», подумала я и кивнула соглашаясь с его предложением. «Вот и хорошо милая Юля. Ты же не против, если я тебя буду так звать?», прямо таки соловьем пропел он. «А теперь идите в отделение, и скажите заведующей, что я Вас отправил по партийным делам. Я ей сейчас позвоню. В семь вечера, домой, за вами заедут. Будьте готовы, ну там прическа, маникюр...», и углубился в чтение какой-то бумаги, давая понять, что разговор закончен.

— 2 —

Идя домой, я прекрасно отдавала себе отчет, что ничего хорошего от ужина, мне ждать не стоит. Накормят, напоят и заставят отрабатывать, и питание и рекомендацию, скорее всего, в разнообразных позах. Но был и более худший вариант: увольнение по статье, исключение из партии и как результат, «разбитая» жизнь! А что сказать мужу, о вечере, я, вообще, не представляла!

Пришла домой, первым делом стала звонить на работу мужу. Но никто не отвечал на звонок, только длинные гудки в трубке. Потом пошла мыться. Помывшись, в кухне обнаружила записку от мужа. Его срочно, на три дня, отправили в командировку! (Как вовремя, а?...). Он пытался мне дозвониться, но не смог. Сказали, что я, у главврача. Ну и дальше: будь умницей, не скучай, целую... Грустно усмехнувшись про себя, собралась и пошла в парикмахерскую. На обратном пути завернула в аптеку, купить знаменитое в то время «Резиновое изделие № 2», купила сразу штук пять. Ну не буду же я их из дома брать, они там посчитаны!

В семь часов в дверь позвонили. На пороге стоял молодой человек, но я его не знала. Он сказал: «Я от парторга и отвезу Вас на ужин». Я, тяжело вздохнув, надела черные туфли и вышла на улицу. Около подъезда стояла бежевая «Волга». Водитель открыл заднюю дверь и посадил меня в салон. А сам обойдя машину сел за руль. Повернувшись ко мне, спросил: «Извините, а как мне к Вам обращаться?». Меня очень удивил этот вопрос, но я ответила: «Юля», но потом поправилась: «Юлия Николаевна!». А он, улыбнувшись добавил: «Юлия Николаевна, нам ехать, около получаса. Устраивайтесь поудобней», и мы выехали со двора.

Ехали через весь город, в сторону частного сектора. Подъехали к какому-то дому. Водитель вышел и открыл ворота, а потом мы заехали во двор, прямо к дверям дома. Тут отворилась дверь в дом, и на пороге появился парторг. Он, весело приветствует меня открывая дверку машины, и спрашивает: «А вот и ты Юленька! Нормально доехала?». И не дожидаясь ответа, приглашает в дом.

Там уже стоит «дым коромыслом». Справа от входа расположен холл, в котором стоит большой стол. За столом две пары. Я никого из них не знаю. Все, в том числе и «мой кавалер» уже навеселе. В углу стоит две пустых бутылки из-под армянского коньяка и три из-под советского шампанского. Мне сходу наливают большой фужер, пузырящегося шампанского и заставляют выпить. Кто то сует очищенный апельсин и кусок шоколада. Мне, почти не пьющей, да еще и толком не евшей, этого оказалось достаточно. Вместе с игристым напитком из головы пропали переживания и страх, на душе похорошело, голова закружилась в хороводе. Как всегда, на первой стадии опьянения, казалось, что голова работает как часики, прекрасно анализирует ситуацию и выдает «правильные» решения. И взвесив этом состоянии все составляющие проблемы, прихожу к мнению, что поступаю правильно. Ну дам ему, что он хочет, я ведь не девочка и не девственница, зато получу новую работу, а зарплата там на порядок выше, чем в этой больнице. Плюс спецраспределитель продуктов и дефицитных вещей, улучшу жилплощадь, и еще много, много плюсов! Итак — переживания окончены, решения приняты. Начинаю веселиться.

Было выпито много шампанского, съедено большое количество дефицитных продуктов. Громко играла музыка, одна из женщин пыталась изобразить Канкан,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх