Новый год на Эвересте

Страница: 1 из 6

— Старт! — скомандовал судья, и мое сердце остановилось. Время пошло, но в совершенно другом измерении. Для спортсмена, ступившего на скалу, оно полетело, для меня — замерло, как застывший лед в эту предновогоднюю пору.

Финал турнира по скалолазанию, и последний участник начал взбираться наверх. Искусственная скала, высота 22 метра, здесь, за чертой города, олицетворяла собой вершину горных цепей. На такие мечтают взобраться все мальчишки, кто заболел этим рискованным видом спорта.

Один из таких парней, совсем юный, сейчас уверенно проходил спортивную трассу. Он стремится преодолеть ее за минимальное время, его желание выиграть передается мне и тем, кто за него болеет. Толпа рядом со мной, подняв головы, наблюдает то изящество, с которым он покоряет метр за метром, перебирает зацепы и поднимается вверх — над всеми. Демонстрация скорости и уверенности производит впечатление на болельщиков, они кричат, бросают подсказки и восторженно аплодируют, когда очередной трудный участок пройден.

Скалолаз оказался на самой вершине, и вдруг, словно в насмешку над этой карликовой горкой, совершает беспрецедентное, сумасшедшее действие. Он отцепляет нижнюю страховку, лишая себя безопасности, и остается одни на один со скалой! Скалолаз будет проходить трассу без страховки! Зрители ахнули, кто-то зааплодировал, по своему оценив выходку мальчишки, у меня же внутри защемило. Я почувствовал холод, вонзившийся мне будто нож, в спину.

22 метра! Ничто, по сравнению с Эверестом, но достаточно, чтобы сорвавшись на землю, никогда с нее не подняться.

Я это понял за доли секунды. Еще раньше, чем окружающие успели оценить высоту, риски, испугаться или восторженно завопить.

Я не могу восторгаться. Наверху — Влад, мой сын.

Его риск и его безумие захватывают меня. Ладони вспотели, а взор впился в бесстрашную фигурку наверху. Дрожь в глазах, ком в горле и биение сердца в такт каждому пройденному Владом сантиметру скалы. Я хочу заорать на него, но боюсь отвлечь его предельное внимание. Я знаю, ЧТО я могу потерять с этой высоты!

Наконец, дистанция пройдена, и волна аплодисментов оглушила меня. Влад соскочил на долгожданную землю, судья зафиксировал результат. Лучший по скорости проход трассы! Толпа болельщиков поздравительно заревела, приветствуя чемпиона. Я же горю от злости.

— Браво, Влад! — услышал я откуда-то сзади. Голос звонкий, высокий, наполненный восхищением и нежностью. Такой голос всегда привлечет внимание мужчин. Взрослых и состоявшихся, как я.

Он то и заставил меня обернуться в сторону его обладателя.

В двух метрах, за моей спиной стояла ОНА. Создание с голубыми глазами, наполненными небесной чистотой и восторженным блеском. В короткой спортивной курточке, несмотря на декабрьский холод, такой же короткой юбке, из под которой вырастали стройные, изумительно изящные ножки, это чудо хлопало в маленькие ладошки победе моего сына. Девушка выглядела счастливой — конечно, ей не пришлось испытать то, что мне. Зимний ветер развевал ее белокурую челку, открывая милое личико с точеным носиком и припухлой нижней губкой. Невысокая и точно ровесница моего сына. Что-то застучало у меня внутри, но уже по-другому, не так, как минуты назад. Я словно потерялся, пока рассматривал эту девчонку. Блондинка в белой куртке, она была похожа на снежинку, слетевшую с неба. Поддержка такой болельщицы была прекрасным бонусом Владу за его глупый риск. Собственно, на таких болельщиц эти выходки и рассчитаны.

Все, включая эту прелестницу, бросились поздравлять победителя, я следую за ними. Продираюсь сквозь толпу, чтобы дать оценку выступлению чемпиона. Оценку отца. Расталкиваю всех в стороны, наконец, оказываюсь перед улыбающимся парнем, который только что играл на публику своей жизнью.

— Папа, ну как? — заметил он меня, не сбрасывая улыбку с лица. Я собираюсь передать ему свои впечатления. Замахиваюсь, чтобы отвесить крепкий подзатыльник, собрав всю злость и нервы в этот замах. Рука уже в полете вдруг натыкается на что-то неуловимое и останавливается, перехваченная тоненькой, но уверенной ручкой. Я поворачиваюсь в сторону, только сейчас заметив ЕЕ рядом. Чудо с небесными глазами пытается удержать меня от расправы. Моя рука сразу ослабла, потеряла силу от ее прикосновения.

— Папа, познакомься. Это Майя — моя девушка, — невозмутимо, с весельем в голосе произносит Влад. Она протягивает мне руку для рукопожатия. Тепло девичьей ладони пронзает меня, и чувствую, как меняется мое состояние. Снежинки бывают теплыми? Я смотрю ей в глаза, и замечаю — ее восторженный взгляд уже стал совершенно другим. Упрямый, каким часто бывает у моего сына. Но при этом с уловимой мною женской чертовщинкой.

... Пьем чай, согретые теплом домашней гостиной после зимнего мороза. Сразу после завершения торжественной части турнира втроем мы отправились к нам домой, отмечать победу и знакомство отца с девушкой сына. Огромная квартира в центре города, где мы с Владом живем вдвоем. После того, как умерла моя жена, здесь редко бывали женщины. И своих дам сын сюда еще не приводил. Майя, прихлебывавшая чай и отвечавшая на мои редкие вопросы, была первой, с кем Влад меня познакомил. Я, пользуясь правом отца парня, внимательно ее рассматривал. Они учились вместе на одном курсе. От разговоров об учебе, И перспективах плавно перешли к планам на будущее. Я спросил, как молодая пара собирается отмечать Новый Год.

— Пап, — сказал Влад, немного помолчав. — Я снова озвучиваю тебе свою просьбу.

Чертово скалолазание. Влад занимается им с детства, и ничто никогда не увлекало его больше. Он готов был лазить по скалам круглосуточно, отдавая вершинам свое тело и душу, участвовал в сборах, соревнованиях, во время каникул выезжая в горы в пределах страны. Заставляя меня нервничать, когда он долго не отзванивался, а потом дрожать при светящемся на мобильным его имени. Я считал его хобби опасным. Я боялся, хотя старался никогда не показывать свой страх. Я растил его мужчиной.

Теперь снова его просьба. Уже полгода я ее слышу.

— Я сказал — нет! — Мое решение было непреклонно.

— Ты знаешь, как это важно для меня, — вскипел Влад. Когда он чего-то желает, то идет до конца. Я бы улыбнулся, настолько он напоминает мне меня, но сейчас — случай неуместный для отцовского восхищения.

— Мне важно быть ТАМ, — настаивал сын. — Я никогда тебя так не просил.

— Ты об экспедиции? — спросила Майя Влада. Взмах ее ресниц и заинтересованный взгляд на меня в ожидании перемены отцовского решения.

Сын просил меня проспонсировать поездку его команды в Гималаи, где они собирались свершить мечту любого альпиниста — подъем на Эверест к Новому Году. Оставалось две недели до праздника. Влад со школьных лет болел этой целью. Неужели нет цели более безопасной?

— Об экспедиции, — ответил Влад Майе и продолжил, обращаясь ко мне — Тебе жалко этих денег?

Он просил тридцать тысячь долларов на все расходы команды, и знал, что я могу себе позволить сделать к приближающемуся двадцатилетию сына такой подарок. Но его не будет!

— Ты уже взрослый, — жестко отметил я. — Пора заняться карьерой, а у тебя в голове черт знает что. Какой Эверест? — Я был суров. — Нет, и не спорь. А в следующем году действительно готовься к отъезду, только не в горы, а на учебу в Европу. Как тебе Англия?

Влад раздосадовано фыркнул. Я посмотрел на реакцию Майи, а точнее — просто на Нее. До чего же прекрасно выглядела эта девчонка.

— Александр Григорьевич, — вежливым тоном, но с нотками настойчивости обратилась ко мне она. — Влад, как Вы справедливо заметили, уже действительно взрослый и может выбирать свое будущее.

Ну вот, и эта принцесса решила меня поучить. Что-то все же заставило меня растеряться от ее замечания. Но я быстро собрался.

— Его будущее уже выбрано, девушка, — отрезал я. — Учеба в Европе и серьезная должность в бизнесе его отца. Я готовил своего сына именно к этому, а не к шатанию по горам. — И добавил,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх