Прижаться щекой. Часть 5: Надеть маску

  1. Прижаться щекой
  2. Прижаться щекой. Часть 2: Закрыть глаза
  3. Прижаться щекой. Часть 3: Сделать глоток из источника
  4. Прижаться щекой. Часть 4: Взлететь на небеса
  5. Прижаться щекой. Часть 5: Надеть маску

Страница: 2 из 3

рта и судорога удовольствия рванула одновременно с дрожью двух членов внутри нее...

Второй, которого, как оказалось, звали Рейми (Лизе не понравилось это имя, имя манерных закатывающих глаза худосочных юношей, и оно абсолютно не подходило обаятельному прямолинейному парню, поэтому суккуб определа его в Рэмы. Арнольд есть, пусть будет и Рэм, Рэмбо), щекотал пяточки и рассказывал:

— А что мы могли сделать? Ковен был в своем праве. Незаконное нападение суккуба с забором энергии, без разрешения, на самого главу. Он ответил, ну ты понимаешь...
Лаза пожала плечами.
— Ты рассказывай. Я пока ничего не понимаю.

— А. Забыл, что ты не в курсе нашил раскладов. Суккуб, когда сосет энергию, забирает и часть способностей, дестабилизирует их контроль. Магов мало, но сильные, падлюки, и врагов понаделали до х... Э. Много у них врагов. Поэтому нападать на них через суккуба давно обсуждаемая идея. Небольшой отсос и бери его тепленьким, — Рэм хохотнул, — Вместо молнии зафигачит в бою случайное заклинание и выноси его в белых тапочках. На час точно не боец.

Рэм посмотрел на Лизу откровенно любуясь.
— А вот нам само то. Ну превратимся случайно на часок от слюны суккуба, так зато она же и кайф дает дикий, это слюна. Боевые качества сохранны, все в готовности. Да и то превращаемся, если мозги вышибает, — он посмотрел на мехового Арни, почесал нос и задумчиво продолжил, — Тебе же энергия была нужна от сверхов, кого-нибудь из нас, сверх-людей.

— Я правда... умирала?

— Чуть не потеряли тебя, крошка, — хмыкнул Рэм, — Маги разодрали и ушли. Померла бы ты, как пить дать. Годива чуть не на коленях стояла, нас с Арни упрашивала. Поодиночке то никак, ты жуть какая голодная была. Боялись, конечно, привыкнуть, но вроде терпимо, обошлось. — Парень как большой кот потерся о маленькую стопу, которую держал в руках. — Превращались бывало, в основном брат. Он часто тебя кормил. А ты ж голодная. Орешь как маленькая, дай и дай.

— А вы... кто? Не маги?
— Да ты посмотри повнимательнее, — аж укусил ее Второй.
— Оборотни?
— Ха. А кто еще?!
— Ну мало ли. Я в книгах у дяди много кого видела. А магов не помню.
— Говорю же мало их. Ковен устраивал вечеринку, им после какой-нибудь стычки всегда надо напряжение сбросить. Годива все сто миллионов секс-удовольствий припасла. Думала повеселятся и денежки сбросят. А тут ты... Кто ж знал что так выйдет.

— И что теперь будет? — спросила Лиза.

— Да придумают что-нибудь. Арни или Годива. Брат шерсть скинет и скажет. — Рэм явно не затруднял себя решением проблем.

Потом они купались, смеялись, вернувшийся в человеческое тело Арни качал ее на руках. Она вспомнила как ее держал на руках другой человек и напряглась, но шутками и поцелуями ей закружили голову. Под льющейся водой ей напомнили как можно и нужно любить с нежностью, с касанием кончиками пальцев, с зацеловываниеми с двух сторон ее томящегося тела.

Она сама открыла ладонями ягодички и подставилась Арни. Рэмбо поддерживал ее за плечи, пока Арни осторожно смачивал слюной маленькую томящуюся дырочку попки. Он гладил ее по спине и нетерпеливо плящущим бедрам, уговаривал не спешить. И тяжело дышал под молящие повизгивания и капризные уговоры. Она кусала Рэма за грудь и подвывала, когда Арни раскачивал ее на пальцах. И взлетела как птица, когда медленно входил в нее сантиметр за сантиментром, уверенным неостановимым раскаленным удовольствием.

Арни держал ее за бедра, когда Второй пальцами раскрыл, выпятил ее налившийся цветок и завершил пазл собой. Они сложились единым целым, тело к телам, сердце к сердцам. Мужчины держали ее на руках и членах. Взлетая в общем ритме, бесконечно целуясь. Выкрикивая их имена, Лиза забывала плохое и открывалась новому.
Потом ее покормили. И она нашла клуб вполне Хорошим местом. Главное, думать с кем общаешься.

*****
Леди Годива меряла кабинет решительными мужскими шагами. Роскошная, в расцвете лет женщина, с медовой гривой высоко заколотых волос, великолепной фигурой взрослого суккуба.

Обернувшись на звук открываемой двери, она поймала бросившуюся к ней Лизу, и стиснула ее в объятиях.
— Девочка моя.
— Тетушка.

Они не виделись больше двух лет. Маленькая Лиза когда-то часто играла с приезжающей в гости блистательной красавицей, обожала ее чарущий цветочный запах и прохладу холеных рук. Но с принятием опекунства дядей, больше ни один родственник не имел права общаться с Лизой, захлопнулись двери дома и перед великолепной леди Годивой.

— Он молчал, представляешь, вообще не сообщил, что у тебя проснулись способности. Писал, что не имеет права подпустить к невинному подростку развратного суккуба. А сам...
Годива стиснула руки.

— Он мучил тебя, малышка? Я подозревала, наняла Ловца для слежки. Он сообщил, что ты выросла бледной и слабой, но вполне здоровой обыкновенной девушкой. Что с тобой сделал этот гребанный маразматик?

Лиза смутилась.

— Дядя был неплохим человеком, любил меня. Он сделал вазэктомию, говорил, что идет на муки, чтобы не сделать из меня монстра. Что неочищенная сперма проявит во мне худшие свойства, «разбудит беса». Часами рассказывал о «правильном донорстве», чтобы я никогда не смотрела на других.

Она запнулась, не зная как рассказать:
— Когда у меня в первый раз проявилась жажда, он так плакал вместе со мной. Напоил меня снотворным и поехал на операцию.

— Он медленно убивал тебя, моя девочка. Не давая развиться суккубу, этот козел сокращал твою жизнь.

Все было так... Дядя оказался совсем не таким как она думала. Хорошим или плохим, но не таким. Люди, окружающие ее, превратились в не-людей. Даже тетя, «стерва, которая отказалась от тебя, дорогая племянница, и подкинула мне на порог», открылась совсем другой, любящей и тревожащейся.
Как она была наивна раньше, как слепо делала все, что скажут. И не осталась ли наивной до сих пор? Может пришла пора взрослеть?
Лиза выпрямила плечи и в этот момент стала очень похожа на свою тетю.

Покрутив золотистый локон и продуманно вернув его на высокую грудь, подчеркнутую элегантным шелковым платьем, практичная Годива вернулась к текущим задачам:

— Детка. Я ведь наломала дров, обнарув тебя почти мертвой. Кричала и обвиняла Ковен в убийстве племянницы. Сегодня же объявлю, что моя девочка Лиза жива.
— Нет.
— Что нет?
— Лиза не будет живой. — девушка заломила руки, — Как я им буду смотреть в глаза? Как смогу веживо улыбаться? Они видели мое унижение. Все эти люди пялились на меня и экраны.

Она заплакала:
— Я очень люблю тебя, тетя. Ты единственная родная душа на свете. Но лучше я уйеду. Вернусь в родной город. Забуду все как страшный сон. Может быть... Может быть Арни поедет со мной. — по щекам катились слезы, глаза сияли и меняли цвет.

Годива внимательно разглядывала племянницу, совершенно не тронутая внезапной слабостью.

Подрастая, девушки должны понимать, что топанье ножками в лаковых туфельках или хлюпанье носом перестает давать прежний эффект. Уже никто не бежит исполнять желания. Некоторое время пожилые дядечки еще будут реагировать на слезки, подсовывая свои побитые жизнью конфетки, но этого ли девочка хотела?

Лиза, уловив настроение тети, решительно прекратила плач. Зыркнула на нее, задрала подбородок:
— Извини меня, тетя. Но я не смогу остаться.

— Сможешь. Вот теперь я думаю, сможешь, — сказала Годива, подойдя ближе и удовлетворенно щурясь. — Ты в курсе, что твои глаза только что поменяли цвет? Ну-ка, посмотри сама.

И сунула Лизе под нос раскрытую зеркальцем пудренницу. Отраженные карие! глаза удивленно моргнули... и стали серыми. Ой. Подбирая упавшую челюсть, суккуб уставилась в зеркало.

— Попробуй изменить на синие.
Лиза сосредоточилась. И глаза ощутимо посинели.
Леди Годива издала победный визг, достойный вождя команчей.

— О, вы услышали меня, боги! Первый раз вижу как подцепляют метаморфозность....  Читать дальше →

Показать комментарии (19)

Последние рассказы автора

наверх